Коротко

Новости

Подробно

"Кто хочет нас проучить, проучат в результате себя"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

Министр иностранных дел Грузии ГЕЛА БЕЖУАШВИЛИ заявил спецкорреспонденту Ъ ОЛЬГЕ Ъ-АЛЛЕНОВОЙ, что еще до шпионского скандала с офицерами ГРУ Россия подготовила меры воздействия на его страну.


— Что ждет в Грузии людей, которых депортируют из России?

— Я начал бы с того, почему их депортируют и как депортируют. До сих пор мне непонятна форма, в которой в России обращаются с гражданами грузинской национальности. Людей забирают по принципу их национальной принадлежности, держат в изоляторах неделями, а потом высылают как преступников. Эта политика ксенофобии и нечеловеческого отношения к людям уже привела к первым жертвам. Эта тенденция опасна для самой России и для Европы. Сейчас жертвы — грузины, а 50 лет назад такими жертвами были евреи. И очень важно, что многие государства и Евросоюз уже заявили о неприемлемости тех мер, которые принимает Россия по отношению к Грузии.

Что касается наших граждан, мы давно призываем их вернуться домой. Сразу после "революции роз" мы сказали, что заинтересованы, чтобы граждане возвращались и приносили пользу своему государству. Да, у нас есть экономические проблемы. А где их нет? Сейчас представители наших министерств встречают людей прямо в аэропорту. Дети, депортированные из России, сразу пойдут в школу. Никаких бюрократических препон нет, все бумажные вопросы решаются параллельно. Да, там были и нелегальные мигранты, но большинство людей имели законные документы, и их депортировали незаконно. И мы сейчас идентифицируем этих людей, чтобы потом, когда вся база данных у нас будет, предоставить эти данные как российской стороне, так и в Европейский суд, чтобы он дал правовую оценку действиям российских властей.

— Некоторые грузинские оппозиционеры говорят, что высылка мигрантов приведет к социальному бунту в Грузии.

— Эти люди озвучивают то, что хотят видеть в России, но для чего здесь нет никакой почвы. Те люди, которых мы пытались консолидировать, сейчас консолидировались сами благодаря тем действиям, которые вела Россия.

— Но люди, которые имели в Москве какую-то работу, теперь остались без средств к существованию.

— То, что они зарабатывали там, они смогут зарабатывать и здесь. Расчет на социальный бунт в Грузии абсолютно беспочвен. Нас не беспокоит, что люди возвращаются, нас беспокоит, как это сделано. То, что Россия пытается сделать нашу жизнь сложнее, мы знаем. Но мы справимся.

— В Грузии из-за блокады уже поднялись цены на продукты. Это также может привести к социальному взрыву.

— Кроме России, у нас есть другие соседи, с которыми у нас никакой блокады нет. У нас уже свободный режим торговли с Арменией, Азербайджаном, Казахстаном, Украиной. С Турцией у нас сейчас преференциальный режим торговли, а через три-четыре месяца собираемся выходить на режим свободной торговли с этой страной. После того как Россия запретила наше вино, Турция увеличила импортную квоту на грузинское вино, теперь мы можем до полумиллиона бутылок в год поставлять туда беспошлинно. Турция не самая пьющая страна в мире, но турист там российский, так что теперь российский турист будет за грузинским вином в Анталью ездить. Те, кто хочет нас проучить, проучат в результате себя. Надеялись на то, что у нас провалится сбор винограда — не провалился. Собрали, делаем вино и продаем. К сожалению, не на российский рынок.

Всеми этими методами нас хотят наказать за антироссийскую политику. А что значит антироссийская? Проевропейская — это значит антироссийская?

— Пожалуй, дело не в проевропейской позиции, а в пронатовской.

— Давайте посмотрим, что такое НАТО. Если судить по мировоззрению некоторых российских генералов, то тогда очень серая картина это НАТО. А если судить по тому, что НАТО дает для консолидации собственных ресурсов и продвижения реформ в своей стране, то это совсем другая картина. Два года индивидуального партнерства с НАТО нам дали очень много. В плане реформ в минобороны, политических реформ, социальных и т. д. И чего россиян беспокоит наше вступление в НАТО, если у России гораздо выше уровень отношений с НАТО? Сегодня стратегическое партнерство НАТО--Россия — это тот уровень, до которого мы пока не дотянулись.

— Но все же речь идет о скором вступлении Грузии в НАТО.

— Да я объективно даже не могу назвать вам срок, потому что эти сроки нам определяет альянс, а не мы сами. И нам нужно сделать еще очень много, чтобы соответствовать стандартам НАТО. Но в заключении, которое сделало НАТО, говорится: реформы в Грузии идут, и, самое главное, у правительства есть поддержка населения. Так что наше партнерство с НАТО — это не проблема для России.

— Но вы же понимаете, что главная причина холодной войны между Россией и Грузией — желание остаться в регионе и понимание, что Россия из региона все равно уходит и здесь все равно будет НАТО.

— Вы точно отражаете мнение ваших политиков. Проблему НАТО в России видят как в 1950-е годы. Но НАТО никакой угрозы для России не представляет. У России достаточно своих ресурсов — политических, военных, энергетических — для того, чтобы защитить себя.

— Россия пытается помешать Грузии войти в НАТО. Возможно, Россия пойдет ради этого даже на то, чтобы признать Южную Осетию и Абхазию. Вы к этому готовы?

— Трудно комментировать такие вещи. Но, к сожалению, опять вы правы, потому что ваш вопрос отражает настроения в России. Общественное мнение абсолютно не подготовлено к существующим реалиям.

— Но вы рассматриваете такой вариант?

— Признание Южной Осетии и Абхазии? Ну и что Россия от этого получает?

— Россия получает недовольство подавляющего большинства грузин президентом Саакашвили, который не сумел восстановить территориальную целостность Грузии.

— Пытаясь насолить Саакашвили, можно насолить себе так, что мало не покажется. Мы, конечно, очень далеко зашли в наших взаимоотношениях, но думаю, что настолько далеко Россия не пойдет. Прежде всего ей самой это невыгодно. В Думе, конечно, есть "группы интересов", которые культивируют этот вопрос, но этот вопрос, насколько мне известно, не стоит в повестке дня российских властей.

— Но президент Путин уже говорил, что после признания Косово России ничто не помешает признать Абхазию и Южную Осетию.

— Он сказал немножко по-другому. Это был всего лишь намек на то, что это может служить прецедентом. Во-первых, признание Россией территориальной целостности Грузии остается. Во-вторых, давайте возьмем резолюцию Совбеза ООН по продлению мандата миротворцев, принятую Советом Безопасности на заседании 13 октября, которую Россия уже записала в свои победы. В резолюции записано, что "Совет Безопасности ООН признает территориальную целостность Грузии в рамках международно признанных границ". Россия — постоянный член Совета Безопасности, как она может признать другие границы или их изменить односторонне? И наконец, Россия — это федерация. Да, в Чечне провели референдум, но никто не знает, что там будет через несколько лет. Такие прецеденты создавать опасно.

— Последний виток напряженности в отношениях между Россией и Грузией произошел из-за ареста российских военнослужащих. Можно ли было избежать этого скандала?

— Это задержание российских военнослужащих за подрывную деятельность было не первым за последние три года. В октябре прошлого года я разговаривал с Сергеем Лавровым по поводу передачи горе-разведчика господина Бойко. И ровно через год опять шпионы. Были случаи, когда мы передавали этих людей по взаимной договоренности, хотя у нас есть соглашение о неведении разведдеятельности друг против друга. Мы передавали, передавали их, а потом те же самые люди были обнаружены в Южной Осетии — они туда возвращались через Рокский тоннель. И мы решили: так больше нельзя. С правовой точки зрения у нас не было никаких проблем, мы могли их задержать и отдать под суд. Но потом пошли звонки. Позвонил председательствующий в ОБСЕ и попросил: передайте этих людей России. Мы согласились. С первого дня мы вели эти переговоры с ОБСЕ, и Россия знала, что мы этих людей отдадим. Тем не менее в России начали раскручивать эту ситуацию. Я понимаю, что эта история дала какой-то негативный импульс, но то, что произошло потом, я думаю, было запланировано задолго до инцидента. Рано или поздно они начали бы гоняться за грузинами. Так называемый шпионский скандал — это же вершина айсберга. Все, что происходит сейчас, это не результат шпионского скандала. Реакция на этот скандал была настолько неадекватной, что стало ясно — меры воздействия на Грузию были продуманы давно. Просто в России ждали удобного повода для их применения.


Комментарии
Профиль пользователя