Коротко


Подробно

Норман Фостер отстоял тополя Новой Голландии

архитектура реконструкция

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

Коллегия петербургского градостроительного совета при участии научно-экспертного совета города приняла представленный знаменитым британским архитектором Норманом Фостером проект реконструкции Новой Голландии за эталон. Рассказывает ПАВЕЛ Ъ-НИКИФОРОВ.


Общественный совет Петербурга вообще-то известен своим агрессивно-ревнивым отношением к западным архитекторам. Громкое имя, мировое признание здесь не служат охранной грамотой. Так что британскому лорду и притцкеровскому лауреату Норману Фостеру, можно сказать, повезло. Самым радикальным на обсуждении его проекта было предложение вырубить на Новой Голландии тополя. Зарубить же проект Нормана Фостера никто не собирался, хотя в зале градостроительного комитета наблюдался немыслимый переаншлаг. При огромном стечении публики Новая Голландия Фостера была принята практически за образец, во всяком случае, проект сочли образцом того, как нужно совмещать старое и новое в исторической части города.

Напомним, архитектурно-инвестиционный конкурс на реконструкцию Новой Голландии сэр Норман Фостер выиграл в тандеме с пригласившим его ООО "СТ Новая Голландия", специально созданным московской "СТ Групп" для участия в историческом тендере (подробнее см. Ъ от 15 февраля). Проект предполагает строительство на территории острова Новая Голландия многофункционального комплекса, включающего театры, конференц-залы, галереи, гостиницу и рестораны. В реконструкцию острова планируется вложить около $320 млн. Согласно условиям конкурса реконструкция должна быть завершена не позднее 2009 года.

Первое, как рассказывает Норман Фостер, что было изменено в проекте, это мосты со стороны Мойки. Их просто убрали, так как команде архитектора показалось важным "сохранить загадку Новой Голландии как острова". Новая Голландия, напомним, по замыслу Фостера будет сплошной пешеходной зоной. Пешеходы переходят на него с линий каналов, а автомобили следуют в подземный паркинг. Со стороны Мойки сохранится иллюзия недоступности, оторванности от города. Дворец фестивалей после трех вариаций более всего напоминает деревянный остов корабля. С ним свяжут пространство вокруг "ковша". Ранее здесь предлагалось построить павильоны, теперь это будет амфитеатр на три тысячи мест.

В чем не сошлись петербургские архитекторы с британской мастерской, так это во взгляде на цвет кровли. Норман Фостер посчитал, что наиболее гармонично в Петербурге будет смотреться коричневато-зеленый цвет. Но ревнители исторической достоверности указали лорду на исследования, согласно которым предпочтителен будет красно-коричневый. В целом же проект не вызвал особых нареканий. Правда, были высказаны запоздалые замечания к составителям конкурсной документации, которые не задали "ряд ограничений, которые можно было наложить на проектировщика". Например, оставить незастроенной пустующую часть Новой Голландии или "шире показать интерьер складов, который обнажился после пожара". Было высказано и предложение убрать разросшиеся тополя, которые "закрывают архитектурный ансамбль". Но за деревья решительно вступился британский лорд, может и туманно, но очень экологично заметивший, что ему нравится сочетать живое и мертвое в своих проектах. Он же подвел итог обсуждению, сообщив собравшимся, что работающая уже год над петербургским проектом его мастерская и дальше готова его развивать и совершенствовать.

О том, что конкурсный проект Норману Фостеру придется корректировать, в Смольном объявили одновременно с известием о победе. Особенно много проблем, по признанию архитектора, его мастерской доставили кровли складов Новой Голландии. Через них необходимо пропустить дневной свет. В первоначальном варианте — через мансардные окна, отвергнутые главой Росохранкультуры Борисом Боярсковым. Дипломатичный Фостер за них бороться не стал: "Мы сразу поняли, что они не пойдут. Было рассмотрено много вариантов, и в итоге нам удалось их замаскировать". На обсуждении маскировка была признана не очень удачной. Архитектору попеняли, что если днем окна и правда не будут видны, то ночью их свет нарушит привычный облик Новой Голландии. Правда, каждый житель города скажет, что девять месяцев в году привычный ночной облик Новой Голландии — кромешная темнота.


Комментарии