России вторая нога не нужна

В регионах не понимают, зачем Владимиру Путину Партия жизни

репортаж

Региональные элиты боятся и отторгают Партию жизни во главе с Сергеем Мироновым — новый партийный проект, который Владимир Путин намерен закрепить в следующей Думе. Выборы заксобраний 8 октября проходят под знаком тотального доминирования "Единой России" (ЕР), объединившей в итоге практически всех крупных игроков политической и хозяйственной жизни. Теперь они недоумевают, зачем Кремль создает искусственную политическую конкуренцию и как будет функционировать вторая партия власти. В этом убедился спецкорреспондент Ъ МИХАИЛ Ъ-ФИШМАН, побывав в Свердловской области — ключевом регионе нынешней выборной волны.

Диссиденты

Так называемый клуб политологов Екатеринбурга, в который вошли близкие к мэрии и областной администрации эксперты и технологи, видит свою задачу в том, чтобы не пустить криминал во власть. Криминал представляют депутаты Государственной думы Евгений Ройзман и Антон Баков. Первый сидел за воровство, о чем горожанам с уличных рекламных щитов напоминают выписки из уголовного дела, а теперь возглавляет областной список Партии жизни. Второй проводит кампанию по бойкоту выборов среди пенсионеров, и политологи вместе с областным избиркомом видят в ней признаки уголовного преступления. Антон Баков все еще член фракции ЕР в Думе. В аппарате партии говорят, что его выгонят, наверное, уже после выборов, чтобы накануне не делать ему рекламы.

Если б не криминал, политологам обсуждать было бы вовсе нечего: все они представляют "Единую Россию", а "кроме критики 'Единой России', дискуссии на выборах нет",— говорит участник клуба замглавы обладминистрации Вадим Дубичев.

По словам депутата Ройзмана, Сергей Миронов предложил ему возглавить список Партии жизни в минувшем декабре, и они сошлись на теме вымирания России. Впрочем, он не скрывает, что это брак по расчету. Крайне слабым в электоральном смысле мироновцам теперь нужны сильные фигуры на местах. Ну а Евгению Ройзману с отменой выборов по одномандатным округам не пройти в 2007 году в Думу, кроме как в составе партсписка.

Что такое Партия жизни в целом — большой вопрос. Но ее свердловское отделение называли интеллигентным: его возглавлял известный кардиолог Ян Габинский. Теперь свердловская РПЖ примкнула к популистским партиям — к "Родине", РПП, КПРФ, ЛДПР и пр. В регионах в этот протестный клуб входят все карликовые партии: они в разной степени лояльны властям, и у них разные избиратели, но похожие платформы. Вопрос оттенка. Про одиночку Антона Бакова и вовсе говорят, что он из выборов устраивает балаган.

На Урале у РПЖ теперь лозунг "сила в правде" из фильма "Брат", в активе — выступления с ДПНИ, а в планах — проведение круглого стола "по незаконной миграции". А основной профиль — борьба с наркоторговцами и наркоманами по линии фонда "Город без наркотиков", основанного восемь лет назад депутатом Ройзманом. Город знает и поддерживает работу фонда, а его сотрудники не скрывают, что действуют не вполне правовыми методами, приковывая наркоманов наручниками к кроватям. Впрочем, господин Ройзман намерен поправить эту ситуацию и готовит законопроект об их принудительном лечении.

Многие собеседники Ъ в Екатеринбурге убеждены, что фонд не смог бы эффективно работать без опеки со стороны ОПС "Уралмаш". Теперь первой тройке списка РПЖ припоминают их судимости, а в мэрии прямо называют депутата Ройзмана и его соратников вторым эшелоном "Уралмаша". Евгений Ройзман отбирает у ЕР часть еще не определившихся избирателей (по опросам, которыми пользуются технологи ЕР, таких 15-20%), утверждает уральский политолог Константин Киселев, а его рейтинг в городе даже выше, чем у мэра и губернатора. Мэрия борца с наркотрафиком опасается больше прочих — там подозревают, что он намерен баллотироваться в мэры.

Руководители

Еще на Урале помнят, что депутат Ройзман во многом обязан карьерой губернатору Росселю — тот с его помощью боролся с мэром Екатеринбурга Чернецким. Депутат даже успел послужить советником главы обладминистрации. Мэр и губернатор воевали между собой всегда. Теперь — тишина. Теперь господа Россель и Чернецкий в одной упряжке, и это первые в их жизни выборы, на которые они — под давлением из Москвы — идут вместе. "Чтобы иметь статус в Москве, нужно выглядеть единым благополучным регионом",— объясняет политконсультант Александр Александров. У Екатеринбурга со статусом все в порядке: в декабре тут пройдет съезд "Единой России", а в 2009 году — саммит ШОС. Это знак большого доверия.

Но все отмечают, что конфликт не исчез, а из плоскости политической перетек в хозяйственную. Мэр по-прежнему держит "коммерческую вертикаль" в городе, жалуется влиятельный депутат заксобрания, а "плата за вход" на рынок Екатеринбурга крайне высока. Город и сегодня считает завышенными свои отчисления в областной бюджет. Основная линия напряжения — городские землеотводы и объекты недвижимости. Судебные тяжбы по земельным участкам в Екатеринбурге, выделенным постановлениями областного правительства, стали обычным делом, а решения о сносе новых зданий принимаются регулярно.

Москва не дала мэру Чернецкому сделать ставку на другую партию, и в первую тройку списка ЕР его тоже не пустили, а это вопрос статуса. "Победила другая концепция (списка.—М. Ф.) — нам нужна выигрышная тройка",— констатирует Вадим Дубичев. Раньше мэр контролировал областную думу. Теперь он потеряет и блокирующий пакет, отмечает политолог Киселев, несмотря на то что у него есть люди в проходной части списка: "Чернецкий работает только по Ройзману — его задача удержать город". "Губернатор на коне. Резона поддерживать мэра нет",— кивает известный в городе бизнесмен.

Мэр проиграл губернатору потому, что вертикаль власти заработала в полную силу и в государственной иерархии мэры ниже губернаторов. Так что еще можно сказать, что Москва погасила конфликт и зафиксировала статус-кво, устраивающий обе стороны. При всех претензиях к Аркадию Чернецкому сподвижники губернатора в приватных разговорах соглашаются, что на выборах мэра ему, похоже, альтернативы нет. В том смысле, что альтернатива и не нужна. И всем им так или иначе ясно, что выборов мэра как таковых не будет, а будут договоренности, завизированные в Москве.

Вот и нынешние выборы идут тихо. Под видом партийного подарка уральским жителям губернатор привозит из Москвы бюджетные обязательства по строительству АЭС, метро и дорожных развязок, и образ "партии реальных дел" на сегодняшний день дает ей в Свердловской области, по замерам партийного штаба, 36-40%. Ожидаемая явка — тоже 35-40%. Те, кто не придут на выборы, тоже, по сути, поддерживают положение вещей. "Единая Россия", объединившая элиту еще не так давно весьма политизированного, а теперь просто динамично развивающегося региона, всех устраивает.

"Процесс консолидации элит (с успехом.—М. Ф.) завершился перед началом осенней избирательной кампании",— констатирует директор Агентства региональных исследований Ростислав Туровский. "У ЕР одна задача — бороться с самой собой, превзойти плановые показатели",— говорит Алексей Титков из Института региональных исследований. Но Владимир Путин решил приделать к партии власти вторую ногу.

Нога у кого надо нога

Бориса Грызлова в Екатеринбурге принимали с почестями. Его коллегу и конкурента Сергея Миронова, который прилетал на Урал двумя днями раньше, из официальных лиц в аэропорту не встретил вообще никто. В телеэфире его тоже не было. "Двух партий власти не бывает,— говорит довольно очевидную вещь Вадим Дубичев,— и я не понимаю, как это будет работать". Другой сподвижник губернатора всерьез рассуждает, что, если уж решили делать вторую партию, было бы разумно развести их по разным регионам, чтобы конкурировали, не мешая друг другу.

Источник в Кремле утверждает, что конструкция "второй ноги" уже определена: Сергей Миронов — лидер партии, Александр Бабаков от "Родины" — лидер думской фракции, Игорь Зотов от РПП отвечает за партстроительство на местах. Тут процесс точно столкнется с трудностями: на том же Урале, к примеру, второй номер списка РПЖ — певец блатного фольклора Александр Новиков хочет при встрече "снова дать в морду" лидеру "Родины" Евгению Зяблицеву, а "пенсионеры" не видят другой основы для объединения, кроме самих себя.

По внутренним соцопросам ЕР, на Урале "пенсионеры" и ЛДПР преодолевают семипроцентный барьер, РПЖ и "Родина" — пока на грани. Было бы о чем говорить. РПЖ не участвует в реальных политических конфликтах на местах. По логике, на Урале за ней должен был стоять господин Чернецкий. Но нет. В Астраханской области мэр столицы в августе вышел из РПЖ и занял второе место в основном партсписке. Из девяти регионов нынешней кампании только в Тыве противостояние ЕР и РПЖ отражает полноценный раскол. Не звучит. Но уральская элита напряглась, когда в Липецкой области Владимир Путин разрешил мироновцам использовать свое фото. Зачем он это делает? Непонятно.

"Единая Россия", партия стабильности, организована для того, чтобы гасить конфликты и общественную дискуссию. С ней невозможно спорить по существу государственного курса. Ей можно только противопоставить популистские и экстремистские лозунги, которыми и вооружаются разношерстные и раздробленные протестные движения в регионах. Можно предположить, что порождающий смятение на местах новый проект Владимира Путина ставит цель их консолидации под шапкой лояльной деидеологизированной фракции Сергея Миронова в парламенте.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...