Покорение ООН

Новым генеральным секретарем станет глава МИД Южной Кореи

выборы

Сегодня в штаб-квартире ООН пройдет третий тур так называемых straw polls — рейтингового голосования в Совете Безопасности по кандидатурам претендентов на пост нового генерального секретаря. После него может стать известно имя преемника Кофи Аннана. Почти наверняка это будет имя нынешнего главы МИД Южной Кореи Пан Ги Муна. С подробностями из Нью-Йорка — собкор "РИА Новости" ДМИТРИЙ ГОРНОСТАЕВ специально для Ъ.

Корейский фаворит

Согласно процедуре ООН, кандидатуру генсека сначала выбирает Совбез, а затем утверждает Генассамблея. В СБ побеждает набравший наибольшее число голосов, однако если против него голосует постоянный член СБ ООН, имеющий право вето, назначается новое голосование. Предварительно проводятся так называемые straw polls ("голосование соломинками") — неформальная процедура, предшествующая выборам генсека ООН в Совбезе. Постоянные представители стран, входящих в СБ, подают за каждого из кандидатов бюллетень с надписью "одобрение", "неодобрение", "нет мнения". То есть претендент как бы вытягивает либо длинную, либо короткую соломинку.

Безусловный лидер накануне третьего раунда гадания на соломинках — министр иностранных дел и внешней торговли Южной Кореи Пан Ги Мун. В прошлый раз, 14 сентября, его поддержали 14 из 15 членов Совбеза. Вопрос был только в том, кто голосовал против. Если бы его кандидатурой оказался недоволен кто-то из постоянных членов ООН, имеющих право вето, то кореец мог бы уже и не рассчитывать на кресло генсека. Почти полторы недели все гадали, кто же подал голос против господина Пана. Свои резоны на это были как минимум у четверых из постоянной пятерки. Французы вполне могли пойти на принцип, поскольку южнокорейский министр не лучшим образом говорит по-французски. Американцы, а вслед за ними и британцы — потому что на этот раз они хотели бы сломать ооновскую традицию и выбирать генсека не на основе региональной ротации (в этом цикле очередь за Азией), а руководствуясь исключительно профессиональными качествами претендента. У коммунистического Китая отношения с Южной Кореей всегда были не самыми лучшими, и хотя времена жесткой конфронтации прошли, холодок остался.

Достоверно было известно лишь то, что из пяти постоянных членов кандидатуру Пан Ги Муна одобрила Россия. Лишь три дня назад по ооновским коридорам пополз слух о том, что корейцам подложил свинью постпред Катара Насер Абдельазиз Насер. По крайней мере, два дипломата из разных стран, входящих в СБ, назвали именно Катар. Официально эту информацию никто не подтвердил, да и подтвердить не мог. Ведь формально вообще такой процедуры, как straw polls, не существует.

Впрочем, окончательно ситуация должна проясниться уже сегодня. Дело в том, что в ходе предыдущих туров голосования все члены Совбеза использовали одинаковые бюллетени. А сегодня же, если никто из постпредов не воспротивится, голосующим могут раздать два вида бюллетеней: на белой бумаге — для простых членов СБ, на красной — для тех, кто имеет право вето. Это прояснит ситуацию почти окончательно. Если кореец наберет 15 голосов "за", или хотя бы не получит ни одного красного бюллетеня "против", будет назначена дата официального голосования в Совбезе. Только на нем будет принято итоговое решение. Теоретически в последний момент может быть выдвинута новая кандидатура, появление которой поменяет расклад. Но на практике это маловероятно.

Шестеро догоняющих

О причинах, толкнувших маленький, но гордый эмират, на столь эксцентричный поступок, можно лишь гадать. Возможно, причина кроется в желании Дохи видеть в кресле генсека араба — а таковой среди кандидатов есть, это иорданский принц Зейд Раад Зейд аль-Хусейн. Впрочем, хоть принцу и прочили как минимум второе место перед вторым раундом 14 сентября, ссылаясь на якобы имеющуюся поддержку со стороны США, к финишу он пришел тогда лишь четвертым, с четырьмя "черными метками". В общем, шансов никаких.

Среди остальных кандидатов, шансы которых минимальны, несколько мужчин из Азии и одна женщина из Восточной Европы — президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга. Она выдвинулась одной из последних, однако российское вето ей гарантировано, а значит, генсеком ей не бывать. Даже президент Финляндии Тарья Халонен, обычно горячо защищающая все прибалтийское, на этот раз отказалась поддержать коллегу. Равенство полов — идея хорошая, заявила она в интервью финским журналистам в Нью-Йорке, но еще лучше традиция региональной очередности.

Еще одно символическое выдвижение произошло за неделю до третьего раунда straw polls: кандидатом стал Ашраф Гани, бывший министр финансов Афганистана. И примерно в это же время произошло событие, которое сильно ударило по третьему номеру в гонке Суракиарту Сатиратаю,— переворот на его родине в Таиланде где он занимал пост вице-премьера в свергнутом правительстве Таксина Чинавата. Хотя новые власти страны подтвердили поддержку его кандидатуры, его шансы понизились. Перевороты в ООН не жалуют, особенно в Совбезе.

Единственный, кто из ныне выдвинутых кандидатов может претендовать на соперничество с Пан Ги Муном,— это нынешний заместитель генсека ООН Шаши Тарур. Писатель и при этом действующий ооновский чиновник побывал, казалось бы, на всех постах во всех сферах, подконтрольных ООН. В ходе голосования в Совбезе 14 сентября он получил десять бюллетеней в свою пользу, показав второй результат. Правда, преимущества господина Тарура могут рассматриваться и как его недостатки. Это и слишком долгий опыт работы в ООН (при очевидных плюсах ряд государств, например США, считают, что такой человек может быстро выйти из-под контроля и не будет форсировать реформу организации), это и его индийское гражданство (почти наверняка означающее негативное отношение Китая). Но шансы догнать Пан Ги Муна остаются только у него.

Третий путь

История выборов генсеков ООН знает не один пример, когда в последний момент всплывала кандидатура, никем ранее всерьез не воспринимавшаяся. Чаще всего это была компромиссная фигура, на финальном этапе оставлявшая позади сильных и уважаемых политиков, но вызывавших неприятие хотя бы одного из постоянных членов. Так, кстати, случилось при выборе первого генсека в 1946 году, когда из предложенных на этот пост Шарля де Голля, Дуайта Эйзенхауэра и Энтони Идена не смог выиграть никто. В итоге генеральным секретарем стал норвежец Трюгве Ли, чья фигура не вызвала возражений.

Скандинавский компромисс, по данным из ооновских источников, рассматривается и на этот раз. Если все же слух о неприятии корейского кандидата именно Катаром окажется ложным и против выступал кто-то из постоянных членов Совбеза, то в качестве компромиссной фигуры может быть предложен бывший министр иностранных дел Швеции Ян Элиассон.

Этот, а также любой иной вариант, не предусматривающий победу азиатского кандидата, будет означать торжество американского предложения о прекращении региональной ротации генсеков. За прохождение западного или восточного европейца придется заплатить Китаю, для которого до сих пор сохранение правила ротации является принципиальным. Китай, похоже, вполне удовлетворится кандидатурой Пан Ги Муна. По крайней мере, в случае его избрания китайской дипломатии удастся сохранить лицо. Сам Пан Ги Мун вместо ответа на вопрос, знает ли он, кто отказал ему в доверии, лишь хитро улыбается. Похоже, что знает. И не особенно волнуется.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...