Коротко

Новости

Подробно

Отравленные красотой

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 93

Ядовитая косметика ставила знатных дам перед выбором — муки или красота

Ядовитая косметика ставила знатных дам перед выбором — муки или красота

Фото: AFP


Отравленные красотой
        В любой книге о парфюмерии и косметике можно найти упоминания о том, что вплоть до XIX века в состав пудры неизменно входили различные токсичные соединения. А всего столетие назад самый популярный среди отравителей всех времен и народов мышьяк использовали для улучшения цвета кожи. Женщины отбеливали лица составами, содержавшими ядовитые соли свинца, румянились, втирая в кожу смертельно опасные соединения ртути, осветляли волосы азотной кислотой, рисовали на лице модные голубые прожилки разрушавшими гемоглобин красками. А темные пятна с кожи и вовсе удаляли цианистым калием.

Царская отрава
Несколько лет назад отечественные химики получили возможность исследовать на содержание токсичных соединений останки русских княгинь и цариц, умерших несколько столетий назад. Многие из них окончили свои дни при странных обстоятельствах. Одни ушли из жизни сравнительно молодыми, другие — получив большое влияние на супруга или оказавшись фактическими правительницами Руси при малолетнем сыне. Подобные истории обязательно рождали массу слухов об отравлении, и вот наконец-то ученым представился шанс подтвердить или опровергнуть версии о злокозненных убийствах, выяснив содержание тяжелых металлов (они входили в состав наиболее распространенных в середине прошлого тысячелетия ядов) в костях знатных особ.
       Исследования показали, что кости княгинь и цариц буквально пропитаны тяжелыми металлами. У бабки Ивана Грозного Софьи Палеолог содержание свинца превышало норму более чем в 30 раз (58,6 мг/кг вместо 1,9 мг/кг), цинка — почти вдвое (27 вместо 14), а меди — почти вчетверо (7,1 вместо 1,8). Но абсолютной рекордсменкой по просвинцованности стала казненная вместе с сыном в 1569 году княгиня-заговорщица Евфросиния Андреевна Старицкая, у которой норма была превышена в 124 раза. Лидировала она и по мышьяку — 12,9 мг/кг при норме 0,1 мг/кг. А вот по содержанию ртути ее превзошла жена Михаила Федоровича Романова царица Евдокия Лукьяновна, в чьих костях содержание этого ядовитого металла превышало норму в 3,5 раза.
       Не менее интересные результаты были получены при исследовании останков и гробниц матери и жены Ивана Грозного. Мать самого известного Рюриковича Елена Глинская, правившая вместо малолетнего сына, скоропостижно скончалась в разгар весьма непопулярных среди бояр реформ, и на ее рыжих волосах и тех частях одежды, с которыми они соприкасались, обнаружили немало соединений ртути. Столь же много солей этого популярного среди отравителей металла нашли и на волосах, и на саване, и в гробнице первой жены Ивана Грозного Анастасии Романовны, умершей в 1560 году. Она принадлежала к многочисленному и возвысившемуся в результате ее замужества боярскому роду Захарьиных и потому была бельмом на глазу у прочих боярских семей. Обстоятельства жизни и смерти этих цариц вкупе с наличием ртути на волосах позволили ученым сделать вывод, что обе царицы были отравлены. Но можно ли утверждать это с абсолютной уверенностью?
       Существуют свидетельства, что самая распространенная соль ртути — сернистая ртуть (или киноварь, известная с древнейших времен красная краска) не только использовалась в старину в качестве румян, но и входила в состав красителей для волос. И не исключено, что именно так оказалась ртуть на рыжеватого цвета волосах Елены Глинской и точно так же, с подкрашенных волос, попала на саван Анастасии Захарьиной. В кости цариц и княгинь ртуть, свинец, цинк и мышьяк тоже наверняка попадали в результате косметических процедур.
Венецианские парфюмеры из смеси вредных свинцовых белил с уксусом извлекали полезную прибыль

Венецианские парфюмеры из смеси вредных свинцовых белил с уксусом извлекали полезную прибыль

Фото: AFP

       Сулему (двухлористую ртуть — один из эффективных ядов) использовали для приготовления жидкостей, смягчающих кожу. Мышьяк принимали малыми дозами для того, чтобы приучить к нему организм и предотвратить отравление, а мышьяковистый ангидрид употребляли, чтобы сделать цвет кожи более живым, чтобы тело выглядело пышущим здоровьем. А цинк мог попасть в организм из цинковых белил. Ведь прежде чем наложить румяна из киновари и начернить брови ядовитой сурьмой, лицо выбеливали цинковыми, а чаще более ядовитыми свинцовыми белилами. И если Софья Палеолог, считавшаяся в молодости достаточно привлекательной, пользовалась косметикой в пределах, очерченных этикетом и модой, то Евфросиния Старицкая, красотой, мягко говоря, не отличавшаяся, была вынуждена злоупотреблять белилами, отчего, по всей видимости, и стала рекордсменкой по костному усвоению свинца.
       Следствием неумеренного пользования свинцовыми соединениями была в том числе "свинцовая колика" — боли и схватки в животе, сопровождавшиеся рвотой, высокой температурой и длившиеся две-три недели. Но на косметику никто не грешил, объясняя недомогание несвежестью пищи. Позднее хроническое отравление приводило к поражению печени, сердечным заболеваниям и общей болезненности в связи с ослаблением иммунной системы. Так что упорное самоотравление, которому подвергали себя знатные дамы в погоне за уходящей или никогда не приходившей красотой, вполне можно было принять за козни врагов-отравителей.
       Впрочем, русские боярыни, княгини и царицы были не первыми и не последними, кто рисковал жизнью ради красоты.
       
Спаржа против свинца
Споры о том, где и когда впервые женщины начали применять косметику для поддержания красоты и приведения своей внешности в соответствие с принятым стандартом, ведутся не одно столетие. Большинство исследователей считали и считают колыбелью косметической и парфюмерной индустрии Египет, где во времена фараонов расцвело искусство извлечения из трав, корней и цветов разнообразных пахучих и красящих веществ. Многие рецепты древних косметологов не раскрыты до сих пор, однако точно известно: соединения сурьмы, вызывающие разного рода заболевания кожи и конъюнктивиты, использовались для окрашивания ресниц и бровей еще в ветхозаветные времена. Библейский Иов, к примеру, называл свою дочь, которая очень хотела нравиться мужчинам, сосудом для сурьмы. Можно также упомянуть пророка Иезекииля, обличавшего растленные нравы евреев: "И вот они приходили, и ты для них умывалась и сурьмила глаза твои".
       А древнегреческие женщины считаются основоположницами применения средств для отбеливания лица на основе свинцовых белил. Они же ввели в косметический оборот киноварь, которую впоследствии из-за дороговизны стали заменять в румянах свинцовым суриком, отравлявшим организм модниц вместе со свинцовыми белилами.
В сулеме, жесточайшем яде, дамы света нуждались затем, чтобы обеспечивать своей коже гладкость и мягкость

В сулеме, жесточайшем яде, дамы света нуждались затем, чтобы обеспечивать своей коже гладкость и мягкость

Фото: РОСИНФОРМ

       Из Греции традиции отбеливания лиц с помощью свинца перекочевали в Рим. Правда, римлянки применяли еще и обыкновенный мел, но он плохо держался на коже и требовал добавления связующих веществ (в этом качестве, к примеру, использовалось ослиное молоко). Большой популярностью среди патрицианок и плебеек пользовались и другие экзотические на современный взгляд средства. Плиний писал, что для окраски бровей применялись муравьиные яйца. А для выведения волос с ног и рук использовались мозг и кровь летучей мыши, а также зола от ежа. Римлянки были новаторами в области окрашивания волос — применялись самые разные цвета, включая голубой, а также использовали корни различных растений в качестве губной помады. Естественно, не все корни были безвредными. И далеко не все краски для волос не имели побочного действия.
       В Средние века практика применения опасных косметических средств если и изменилась, то не слишком значительно. Во многих странах обильно нарумяненное лицо стало считаться признаком женщины легкого поведения, и потому большинство дам старались использовать румяна умеренно. Однако свинцовые белила продолжали пользоваться неизменно высоким спросом у женщин из всех слоев общества. А вниманию дам высшего света в эпоху Возрождения была предложена баснословно дорогая венецианская паста для отбеливания лица. Правда, ее состав мало чем отличался от других подобных средств — все те же свинцовые белила смешивали с уксусом.
       В XVII веке в моду вошла рисовая пудра, которой щедро посыпали не только прически, но и лица, шеи, плечи и руки. Появились даже особые шкафы для напудривания. Платье уже одетой для выхода в свет дамы прикрывали специальным чехлом, после чего она входила в шкаф и сыпала на себя пудру. Однако чистый рисовый крахмал упорно не желал держаться на коже, и потому хитроумные косметологи стали добавлять в пудру вещества, повышающие ее вязкость. Прежде всего проверенные временем свинцовые белила и соли висмута с примесью мышьяка. Причем доля ядовитых и нейтральных примесей в рисовой пудре доходила до 50%.
       Единственным отличием от античного периода оказалось то, что врачи научились диагностировать свинцовые отравления и даже пытались использовать различные противоядия, самым распространенным из которых была маска из молока и корней спаржи. Этой смесью пропитывали хлебный мякиш и накладывали его на лицо. Однако помогали такие маски далеко не всегда, в большинстве случаев врачи были не в силах спасти отравленных косметикой.
       
Кожная химия
Только в эпоху прогресса и наук, как именовалась когда-то вторая половина XIX века, химики и медики всерьез взялись за анализ косметических средств. Прежде всего исследованиям подверглись средства для ухода за кожей, и результаты превзошли самые пасмурные ожидания.
Популярнейшая "чистая рисовая пудра" включала от трети до половины ядовитых и нейтральных веществ

Популярнейшая "чистая рисовая пудра" включала от трети до половины ядовитых и нейтральных веществ

Фото: РОСИНФОРМ

       Производители косметики уверяли, что сухие пудры с примесью свинца не могут причинять такой же вред, как жидкие свинцовые белила. Однако врачи доказали, что кожа человека вместе с потом выделяет кислоты, вступающие в реакцию с солями свинца, содержащимися в сухой пудре, тем самым помогая зловредному металлу проникать в организм. Впрочем, сколько-нибудь существенных результатов атака на косметологов не дала. Как только та или иная пудра или крем для лица изобличались в наличии свинца, это средство тут же начинали выпускать под новым названием. Особенно преуспели в такой коммерции французы. Дошло до того, что в Германии категорически запретили ввозить французскую косметику. А в России каждая партия зарубежного косметического товара подвергалась химическому анализу. Но, несмотря на это, ядовитые препараты продолжали поступать в продажу по всей Европе.
       Единственным способом сберечь свое здоровье оказывались навыки проведения химических анализов на дому. Польские специалисты К. Венда и В. Виорогурский, к примеру, в 1888 году учили дам распознавать пудру и белила, содержащие вредные примеси — производные опасных металлов: "Если при взбалтывании пробной порции белил с аммиаком получим черное окрашивание, то имеем полное право допустить присутствие в ней ртути; если такая реакция не наступит, то новую пробу подкисляем обыкновенным уксусом и прибавляем кусочек йодистого калия: желтое окрашивание даст свинец; оранжево-желтое, переходящее вскоре в бронзово-красное, произойдет от висмута; проба останется без перемены белой от чистой пудры, примеси талька и т. д., а также от цинковых белил, которые мы считаем за подмесь безвредную".
       Анализируя состав румян, химики также выяснили, что человеческий пот делает весьма опасной и плохо растворяющуюся в воде киноварь. Однако самым интересным в исследовании этого вида косметики оказалось то, что замена киновари на более ядовитый, но дешевый свинцовый сурик стала массовым явлением. На этом фоне добавка в жидкие румяна вредных для кожи щавелевой кислоты и квасцов была просто невинной детской забавой.
       Еще одну опасность для здоровья дам химики и врачи XIX века обнаружили в последнем писке моды того времени. Для того чтобы выглядеть аристократичными и утонченными, многие пышущие здоровьем дамы выбеливали лица и рисовали на коже голубые прожилки. Ученые настоятельно советовали пользоваться для этого натуральными растительными красками вроде индиго, а только что появившихся в продаже и широко рекламировавшихся анилиновых красок советовали на всякий случай избегать. Рекомендация давалась, по существу, интуитивно. Но в последующие годы было доказано, что анилин способен разрушать гемоглобин крови.
       Без голубых узоров на лице можно было обойтись, но как дама будет мириться с волосами на лице? Скрепя сердце ученые соглашались, что действенной альтернативы опасным средствам для выведения волос не существует. Использование бритвы, как писали специалисты, делает волосы жесткими и ускоряет их рост. И потому, страшно рискуя, женщины мазали лица и ноги смесями, главными ингредиентами которых были едкая известь и соединения мышьяка.
       Но еще более опасными были тогда средства для выведения веснушек. Как оказалось, в состав большинства этих препаратов с красивыми названиями входили эмульсия из горького миндаля и страшнейший яд — сулема. Некоторые химики утверждали, что при хранении таких средств их составные части вступают в реакцию и образуют синеродистую ртуть, еще более ядовитую, чем сулема. Поэтому специалисты настоятельно советовали юным особам, считающим, что веснушки мешают их счастью, обращаться за советом к дерматологам или прибегать к народным средствам. К примеру, в труде "Секреты дамского туалета" о борьбе с веснушками говорилось: "Есть много средств и шарлатанских снадобий для согнания их, но всего лучше во избежание дурных следствий не употреблять этих средств. Лучшее и безвредное есть — натирание лица свежим творогом".
       Однако синеродистой ртутью производители косметики не ограничились. Анализ некоторых средств для выведения на лице темных пятен, в том числе следов краски для волос, показал, что они имеют в составе цианистый калий, убивающий мгновенно, или в лучшем случае другие цианистые соединения, которые при попадании в невидимую глазом ранку действуют хоть и не так быстро, но так же неотвратимо.
       
Ядовитые цвета
Изменение цвета волос, в том числе борьба с сединой, было связано с опасностью для жизни в той же степени, что и уход за кожей. В 1870-х годах подверглась исследованию производившаяся в Париже "вода доктора Сакса", изобретатели которой обещали дамам надежный заслон от седины и столь же действенную защиту кожи головы от всяческих вредных влияний. Однако в отчете об исследовании говорилось: "Иногда секретные косметические средства бывают совершенно безвредны и не имеют никакого действия; но иногда они содержат вещества вредные или ядовитые. К последним принадлежит и вода доктора Сакса, которая на вид желтая, спиртуозная, а на вкус очень горькая жидкость. По мнению Гагера и Шахта, эта вода есть раствор пикротоксина и касторового (клещевинного) масла в спирте. Пикротоксин — один из сильнейших ядов, содержится в зернах кукольвана. Если раствором пикротоксина намазать голову ребенка, то он произведет воспаление кожи и даже настоящий столбняк. Вода эта после трехдневного употребления произвела у одного пациента сильную сыпь на голове и сильное воспаление глаз".
       Не лучше обстояло дело с красителями для волос. На большинстве таких средств, обещавших эффективную окраску в различные оттенки коричневого, было написано, что их основа — ореховый экстракт. Однако на деле роль экстракта исполняли ядовитые соли свинца. А чтобы кожа головы не слишком страдала от воздействия красителя, предлагалась мазь из топленого свиного сала с серой и все теми же солями свинца.
Красота — это страшная смесь из окислов и солей

Красота — это страшная смесь из окислов и солей

Фото: AFP

       Свинцовая основа была и у красителей, дававших, как тогда говорили, цвет "пепельный блонд". Медики считали этот способ окраски особенно опасным, поскольку для превращения в блондинку нужно было долго сидеть с подсыхающей свинцовой кашицей на голове, а отрава в это время неизбежно попадала в легкие посредством дыхания.
       Для получения черного цвета волос использовали весьма вредное для здоровья, как предупреждали врачи, азотнокислое серебро, устраивая на голове химический опыт с непредсказуемым результатом. Правда, вину за неудачную окраску всегда можно было переложить на потребителя. Ведь попытка окрасить плохо вымытые волосы действительно приводила к появлению зеленоватого оттенка (здесь можно вспомнить Ипполита Воробьянинова, пытавшегося перекраситься в "радикально черный цвет"). Так что любые вариации цвета легко можно было списать на неловкость и неумелость дам, желающих сменить окрас.
       Но самые большие страдания приходилось переносить модницам, решившим приобрести цвет "желтый блонд". Осветления волос добивались, рискуя сжечь кожу головы, раствором марганцовки, крепким нашатырным спиртом или разведенной азотной кислотой. Блондинки считались эталоном красоты и в те времена, так что красота требовала если не жертв, то готовности к ним.
       Косметическая индустрия в XIX веке предлагала молодым мужчинам многочисленные средства для ращения усов и бороды, без которых никто из них в то время не мог чувствовать себя солидным человеком. Правда, в большинстве случаев в состав препарата входили просто-напросто краски, окрашивавшие юношеский пушок в черный цвет, прежде всего признанное в те годы опасным упомянутое азотнокислое серебро. Также мужчинам предлагалась окраска усов и бороды в русый цвет, но и в этом случае "особые" мужские средства по составу, а значит, и по степени вредности не отличались от дамских красок для волос. А состоятельным персонам, чья молодость давно перешла в категорию воспоминаний, косметологи рекомендовали разнообразные средства для восстановления и сохранения естественного цвета волос.

Фото: РОСИНФОРМ

       Одним из наиболее известных снадобий такого рода была "растительная красильная помада Калломерин, изобретенная доктором Эрнстом Гикишом и Карлом Руссом в Вене". В рекламе средства говорилось: "Помада Калломерин отличается от всех других средств для окраски волос в особенности тем, что она не окрашивает ни кожу, ни ногти. Она придает волосам приятную гладкость и мягкость, предохраняет их от выпадения, способствует их росту и нисколько не вредна для здоровья".
       Последнее утверждение вызвало обостренный интерес у химиков, которые провели исследование чудо-средства, почему-то пахнувшего прогорклым салом. Анализ позволил установить, что свиное сало действительно является главным компонентом помады. В список важнейших ингредиентов входили также свинцовые белила. Кроме того, в составе "Калломерина" обнаружилось едкое вещество, которое идентифицировали как порошок из шпанских мушек. Ученые того времени считали, что выделявшийся из них кантаридин относится к самым сильным ядам. А еще это соединение даже в мизерных количествах обладает сильным раздражающим действием на кожу — вплоть до появления пузырей.
       
Крем из мухоморов
Никаких серьезных способов борьбы с ядовитой косметикой в XIX веке так и не появилось. Во многих странах вводили запрет на реализацию средств наведения красоты, не прошедших проверку на медицинских факультетах университетов. Но, как правило, любой фабрикант и даже владелец маленькой лаборатории находил способ заинтересовать какое-нибудь малозаметное в научном мире учебное заведение с громким названием (императорский или королевский институт, к примеру; особенно много их было в Австро-Венгрии и многочисленных германских государствах) и получить требуемую бумагу. А после разоблачения, если оно все-таки происходило, менял название средства и начинал все с начала.
Средства для ухода за кожей, включающие цианистый калий или соли ртути, изготовлялись с особой осторожностью, но употреблялись без оной

Средства для ухода за кожей, включающие цианистый калий или соли ртути, изготовлялись с особой осторожностью, но употреблялись без оной

Фото: AFP

       Самые строгие законы относительно ввоза косметики были в России. При этом представители высших сословий редко пользовались непроверенными средствами, а подавляющее большинство населения Российской империи не имело привычки к импортной (да и к отечественной тоже) косметике, не говоря уже о средствах на ее приобретение. До первой мировой войны потребление мыла в России составляло 2,8 фунта на душу населения в год. В городах потребление, понятно, было больше, чем в сельской местности: 8-10 фунтов в год измыливал средний горожанин, 1,5-2 фунта на человека уходило в деревне (для сравнения: в Европе до 1914 года этот показатель доходил до 25 фунтов, а в США был и того больше — 28 фунтов мыла на душу населения в год). Довоенного уровня производства мыла (12 млн пудов в год) Россия достигла лишь в 1926 году.
       В советское время качественная косметика долгое время считалась предметом роскоши и практически отсутствовала в продаже, так что ее место на рынке занимала продукция кустарей-частников, выпускавших пудру из мела и проверенных веками свинцовых белил. А при изготовлении помады использовались не только краски, содержавшие ртуть, но нередко и сало больных животных. И только после ликвидации кустарных производств и введения стандартов на все виды косметики ее использование в нашей стране вслед за остальным миром стало сравнительно безопасным.
       Исследователи, не удовлетворяясь достигнутым, тестируют теперь на предмет токсичности используемые в косметике консерванты, а также время от времени объявляют потенциально канцерогенными или просто ядовитыми отдельные входящие в их состав вещества. В частности, их внимание привлекает модный ботокс — очищенный и ослабленный нейротоксин ботулина типа А, который в пластической хирургии применяют для борьбы с морщинами. Не дремлют и энтузиасты-косметологи, время от времени объявляющие о создании косметических средств на основе волшебных веществ растительного происхождения. Например, используются мухоморы, якобы отдающие свою колдовскую силу на пользу красоте.
СВЕТЛАНА КУЗНЕЦОВА
       

Комментарии
Профиль пользователя