Коротко

Новости

Подробно

Цена вопроса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Леонид Ъ-Ганкин


заведующий отделом внешней политики

Зачем Кремлю Уго Чавес? Ведь экономических интересов у нас в Латинской Америке практически нет и доходы от продажи оружия отнюдь не компенсируют репутационные издержки от общения с, прямо скажем, одиозным лидером. Ответ на этот вопрос можно получить, если вспомнить о недавней встрече президентов России и США накануне саммита G8.


Главным для Вашингтона было добиться согласия Москвы на введение санкций против Ирана. В Москве это хорошо понимали и заранее обозначили цену. Ее назвал не кто-нибудь, а сам Владимир Путин, публично выразивший пожелание, чтобы США — непременно еще до начала саммита — сняли все свои претензии по поводу вступления России в ВТО.

Тем не менее сделка "Иран в обмен на ВТО" не состоялась. Я как будто слышу диалог, который мог состояться между двумя президентами в Стрельне под Санкт-Петербургом.

— Видишь ли, Владимир, не все зависит от меня. Американские компании выставляют свои условия вступления России в ВТО. Если я к ним не прислушаюсь, меня в конгрессе съедят живьем.

— Я все понимаю, Джордж. Никаких обид. Но с Ираном, ты уж меня извини, тоже придется повременить.

Так что в ближайшие месяцы мы станем свидетелями того, как Россия будет лезть из кожи вон, отмазывая Иран от международных санкций, а администрация США — наседать на своих переговорщиков по ВТО, убеждая их поскорее договориться с русскими и тем самым помочь Вашингтону наконец-то решить пресловутый иранский ядерный вопрос.

Таковы новые правила игры, предложенные Россией и принятые американцами. Ведь раньше Вашингтон ставил вопрос совсем по-другому: если Москва не будет ставить палки в колеса американской политике, ей будет позволено сидеть за одним столом с другими членами "восьмерки", и те будут делать вид, что она на вполне объективных основаниях входит в элитарный клуб самых экономически развитых и самых демократических стран мира. Россию будут называть стратегическим партнером, а ее лидера — другом президента США. В противном случае ей публично укажут на неполное соответствие демократическим стандартам, будут ругать за безобразия в Чечне или как-нибудь еще уязвят, к примеру, не пригласят на встречу министров финансов "восьмерки", превратив последнюю в "семерку". Другими словами, "правильное" поведение России вознаграждалось исключительно похвалой, а за "неправильное" — грозили тумаками.

Но потом сильно подорожали энергоносители, отчего Москва почувствовала себя гораздо увереннее и в моральном, и в материальном плане. Тогда-то в Кремле и пришли к выводу, что с американцами надо строить отношения по принципу "баш на баш". А Вашингтону осталось лишь признать, что при нынешних ценах на нефть этот принцип придется принять.

Отныне так и будет. Теперь связи с одиозными режимами и организациями — это политический капитал, который можно легко конвертировать во вполне реальные экономические преимущества. За них Москва может расплатиться с США, Северной Кореей, Сирией, "Хамасом". Ну и, конечно, Венесуэлой.


Комментарии
Профиль пользователя