Коротко

Новости

Подробно

Ближневосточный Гуггенхайм

Фрэнк Гери построит новый музей в Абу-Даби

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

проект музей

Столица Объединенных Арабских Эмиратов город Абу-Даби обзаведется собственным музеем Гуггенхайма по проекту Фрэнка Гери. Соглашение о строительстве подписали Фонд Гуггенхайма и власти Абу-Даби.


Новый музей станет первым и пока единственным Гуггенхаймом на Ближнем Востоке. Более того, по словам директора фонда Томаса Кренца, площадь нового музея составит 30 тыс. кв. м, что сделает его самым большим из всех пяти музеев Гуггенхайма в Венеции, Берлине, Бильбао, Нью-Йорке и Лас-Вегасе.

Столица ОАЭ Абу-Даби не случайно удостоилась чести построить у себя известный музей — именно этот эмират наряду со своим соседом Дубаем является одним из крупнейших туристических и деловых центров Ближнего Востока. Музей получит название Guggenheim Abu-Dhabi и будет расположен на острове Саадийя ("Остров счастья"), который находится на расстоянии 500 м от самого города Абу-Даби. С 2006-го по 2018 год местные власти собираются возвести на острове площадью 27 кв. км целую сеть культурно-развлекательных и деловых центров. Правительство Абу-Даби рассчитывает, что проект "Саадийя" поможет эмирату увеличить число туристов, ежегодно посещающих этот эмират (с нынешнего 1 млн человек в год до 3 млн в 2015 году). Поэтому строительство крупнейшего в мире музея Гуггенхайма удачно ложится в концепцию превращения "Острова счастья" в один из самых фешенебельных курортов мира.

Ожидается, что строительство самого музея займет пять лет. Архитектором станет Фрэнк Гери, и потому формы будущего музея легко предсказать. "Фрэнк Гери плюс Гуггенхайм" — это своего рода культурный брэнд, и, как любой брэнд, он должен быть узнаваем. Лауреат Притцкеровской премии создал музей Гуггенхайма в Бильбао, ставший главным архитектурным хитом 90-х, ему же принадлежит проект нового музея Гуггенхайма в Нью-Йорке, анонсированный в 2002 году, но отложенный из-за событий 11 сентября. Очевидно, что в Абу-Даби он поразит нас примерно тем же, чем поражал в Бильбао, а именно иррациональным произведением архитектурной деконструкции, металлическим зданием, будто смятым автомобильным прессом. При этом оно будет выполнено из новых материалов (в Бильбао употреблялись титановые сплавы) и с использованием новейших компьютерных технологий строительства.

По условиям соглашения собственно зданием музея будет владеть департамент по развитию туризма эмирата Абу-Даби, а Фонд Гуггенхайма будет составлять программу деятельности музея, организовывать выставки, пополнять его коллекцию. У арабского музея Гуггенхайма будет собственная коллекция произведений искусства, однако другие музеи фонда будут периодически отправлять шедевры из своих коллекций на экспозицию в Абу-Даби. Перед нами ровно та схема, которую Гуггенхайм использует в своих филиалах и которую критики называют культурным франчайзингом. Однако в данном случае контекст создаст принципиально новую культурную ситуацию.

По сути, это первый серьезный музей современного искусства в арабском мире. Разумеется, музеи современного искусства есть в арабских столицах, например, в Аммане в Иордании, в Каире в Египте (в последнем даже проходит биеннале современного искусства), однако это музеи искусства арабского. Как будет реагировать арабский мир на актуальное европейское искусство — не вполне понятно. Европейская абстракция, с коллекционирования которой, собственно, и начиналось собрание Гуггенхайма, не может вызывать в арабском мире серьезных возражений, имея в виду исламский запрет на изображение человека. Однако тяга современного искусства к провокации, антирелигиозным жестам, к специфически понятой свободе творчества воспринимается на исламском Востоке крайне нетолерантно. Достаточно вспомнить недавний карикатурный скандал, чтобы оценить накал возможных страстей.

Трудно представить себе, как восприняли бы в Абу-Даби проекты Гуггенхайма, будь то выставки Роберта Меплторпа (с гомосексуальным подтекстом) или "Амазонки авангарда" (с подтекстом феминистским). Пожалуй, сравнительно безопасной затеей может быть только повторение в Абу-Даби выставки мотоциклов, которой директор фонда и страстный байкер Томас Кренц открывал в свое время музей в Бильбао.

Не исключено, что "Остров счастья" планируется сделать абсолютно закрытой территорией, своего рода анклавом глобализма, в котором можно показывать что угодно. Вероятно, именно такой план и имеется в виду, иначе бы в качестве первого плацдарма экспансии в арабский мир Гуггенхайм избрал бы Стамбул — город гораздо более открытый европейской культуре, где уже несколько лет проводится Стамбульская биеннале и где есть соответствующая аудитория, способная оценить коллекции Гуггенхайма. Однако выбран Абу-Даби. Возможно, все это будет удачно работать, но, с другой стороны, как известно, нет более вдохновляющего занятия для фанатика, чем забраться на изолированный остров дьявола и сокрушить его в этом логове. В этом смысле архитектурные формы Гери, у которого здания изначально выглядят как после чудовищного взрыва, окажутся как нельзя более уместными.

ГРИГОРИЙ Ъ-РЕВЗИН, ЕВГЕНИЙ Ъ-ХВОСТИК



Комментарии
Профиль пользователя