Коротко


Подробно

Дерегулирование семьи

Кризис семьи в развитых странах стимулируется вмешательством государства

Мнение экономиста


Депопуляция и социальное государство

Проблема падения рождаемости — одна из долгосрочных, фундаментальных проблем и для России, и для всех постиндустриальных стран. Депопуляция уже в обозримой перспективе ведет к развалу пенсионной системы и краху "социального государства" во многих развитых странах — не только в России. Это создаст острейшие политические и экономические проблемы.


Рождаемость намного ниже смертности и распад каждого второго брака — таковы объективные признаки кризиса института семьи. Природа этого кризиса и пути выхода из него — это серьезный интеллектуальный вызов. Отвечая на него, Институт экономики переходного периода два года назад начал исследовательский проект по проблемам кризиса семьи.

Социальное государство и программы помощи "матерям и детям" стимулируют рождаемость в низших по доходности группах населения, в том числе в семьях с опустившимися родителями. А в семьях "среднего класса" — поставщиках качественной и образованной рабочей силы, тенденции просто ужасающие. Во всех странах, пытающихся проводить политику поощрения рождаемости, мужчины предпочитают второму, а то и первому ребенку — с учетом риска алиментов — автомобиль. Женщины рискам отсутствия алиментов предпочитают карьеру. И наивно надеяться, что профессионально состоявшиеся граждане и налогоплательщики все бросят и побегут выполнять госзаказ на деторождение за несколько тысяч долларов.

Ни борьба с бедностью, ни выплата компенсаций на рожденного ребенка, как показывает международный опыт, не помогают. Обычно их эффект — перенос на более ранний период срока рождения запланированного ребенка, что дает всплеск рождаемости после принятия затратной программы, но затем следует спад, и в среднем эти меры почти не влияют на тренд.

Рождаемость и благосостояние


Традиционные представления о способах преодоления демографического кризиса выглядят довольно неубедительно. Очевидно, что по мере роста благосостояния страны уровень рождаемости в ней падает. Даже в рамках одной страны уровень рождаемости в низких доходных группах оказывается выше, чем в высоких. Данные по российским регионам также показывают отсутствие корреляции между доходами и рождаемостью. Зато наблюдается устойчивая корреляция между рождаемостью и безработицей. Устойчивая отрицательная связь существует между рождаемостью и материальным достатком семьи (количество легковых автомобилей, размер жилплощади). При международных сравнениях наблюдается сильная отрицательная корреляция между рождаемостью и подушевым ВВП.

Причины этого понятны. Чем богаче урбанизированное общество, чем больше возможностей для бизнеса, участия в общественной жизни, тем больше возможностей открывается для женщин. Соответственно, больше альтернатив дому и заботам о семейном очаге. Наконец, чем богаче общество, тем шире возможности материальной поддержки граждан, которые могут теперь больше полагаться на помощь бюджета, чем на семью. Особенно если нет связи между правом голоса и обязанностью платить налоги. Отсутствие такой связи еще более стимулирует сдвиг рождаемости от среднего класса к голосующим маргиналам.

Значит ли это, что ситуация бесперспективна и развитые страны обречены на вымирание? Да, если оставаться в сфере традиционных представлений о необходимости "материального стимулирования" деторождения. Но можно пойти и по другому пути — по пути изменения "правил игры", а именно институтов регулирования семейной жизни.

Семейная либерализация


Как показал наш анализ, в большинстве промышленно развитых стран мира конец 1960-х — середина 1970-х годов стали, с одной стороны, периодом экспансии государства в сфере семейного права, а с другой — усиления негативных социально-демографических тенденций (спад рождаемости и рост доли распадающихся браков). Связь новых институтов, распространившихся в индустриальных странах в этот период, с последними волнами спада рождаемости и ростом нестабильности семейных связей представляется достаточно очевидной.

Суды, полиция, социальные службы ведут "незримый бой" в защиту женщины ("выравнивающая дискриминация") и "в интересах ребенка". Зачастую действия не имеющих реального представления о ситуации в семье полиции и социальных служб нарушают права родителей и детей и создают сильные отрицательные стимулы к деторождению. Всевозможные законы и правила продавливаются группами специальных интересов (руководство социальных служб и связанные с ними левые политики и юристы). Регулируемые группы отвечают бегством от семьи. Регуляторы продолжают погоню.

Так, во многих странах совместное проживание по обязанностям со стороны мужчины уже приравнено к браку. В результате мужчины начинают массово избегать такого проживания и его внешних признаков. Очевидно, что больнее всего такие меры бьют по "защищаемым". Точно так же, как фиксированные цены создают дефицит и бьют, прежде всего, по бедным, для "защиты" которых они и вводятся.

Выход из ситуации есть, хотя и не очень приятный. Самые дорогие в истории эксперименты доказали, что государству нечего делать в экономике. Тем более нечего государству делать в столь деликатной сфере, как семейные отношения. Оно должно оттуда уйти — и чем скорее, тем лучше. Старшее поколение должно само выбирать — иметь больше детей или больше сбережений на старость. Младшее — иметь возможность зарабатывать при умеренных налогах и затем кормить родителей.

Правда, "приватизация" пенсионной системы не даст быстрого эффекта. Образцы и стереотипы поведения не меняются за пару лет. Зато решительный вывод из зоны семейного конфликта "ограниченных контингентов" судей и демобилизация армий социальных работников, поддерживаемых полицией и прокуратурой, может дать отдачу существенно быстрее.

Дети, если их не готовить и не подстрекать специально, быстро перестанут быть фактором риска. Изменятся стимулы и супругов в богатых семьях, и в семьях среднего достатка. Причем стимулы к сотрудничеству усилятся, а к "войне до победного" ослабеют. Не имеющий возможности ограбить кормильца, лишить его детей и шантажировать ими иждивенец будет относиться к супругу с должным уважением. Равные права на детей обеспечат стимул избегать развода, поскольку не одному, а обоим супругам придется примерно с равной вероятностью обращаться к "бывшей половине" с просьбой позволить встречу с ребенком. Такая перспектива либо сделает развод менее непристойным, либо вовсе предотвратит его. А снижение числа разводов почти автоматически (с небольшой задержкой) приведет к росту рождаемости у среднего класса.

КОНСТАНТИН ЯНОВСКИЙ, заведующий лабораторией институциональных проблем ИЭПП



Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 28.06.2006, стр. 8
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение