Коротко


Подробно

Ирина Лашко: Австралия очень довольна тем, что я сделала для нее

прыжки в воду

Вчера после более чем шестилетнего отсутствия в составе сборной России 33-летняя прыгунья в воду ИРИНА ЛАШКО, выступавшая с 2000 по 2004 год за Австралию, завоевала серебряную медаль чемпионата России в прыжках с метрового трамплина в подмосковной Электростали. О своих планах уже в своем пятом, рекордном для этого вида спорта олимпийском цикле обладательница двух серебряных и одной бронзовой олимпийских наград на трехметровом трамплине рассказала корреспонденту Ъ ВАЛЕРИИ Ъ-МИРОНОВОЙ.


— Сознательно ли вы, обладая двойным австрало-российским гражданством, выдержали необходимую по международным спортивным законам двухгодичную послеолимпийскую паузу и не выступали в официальных турнирах, чтобы снова иметь право представлять Россию?

— Я это сделала не просто сознательно, а преднамеренно. Решение снова выступать за Россию было мной принято очень давно. Я шла к этому и верила, что когда-нибудь все равно буду представлять свою родину. Австралия очень довольна тем, что я сделала для нее за четыре года, завоевав множество медалей разного достоинства, в том числе бронзовую в синхронных прыжках с трехметрового трамплина на Олимпиаде 2004 года в Афинах. Но эта страна никогда не будет моей родиной. Это просто родина моего мужа и место жительства моей семьи. Иногда, чтобы вернуться, надо просто уйти. В моем случае получилось именно так.

— Недаром ваш тренер Николай Мамин утверждает, что, мол, Ирине не хватает проблем, ей постоянно надо с кем-то бороться...

— Борьба — это движение, движение — жизнь. Но я все-таки не та натура, которая любит создавать проблемы. Наоборот, стараюсь их избегать. Однако управлять своей судьбой, событиями, которые вокруг меня происходят, я хочу и могу. Да, у меня опять получилось не как у всех. Помните, как я прыгала до четырех месяцев беременности? Это мой стиль жизни. А почему я должна быть как все?

— Как отреагировали на ваше решение семья и руководство российской федерации?

— Одинаково бурно и по-доброму. Три месяца назад я позвонила главному тренеру сборной России Алексею Евангулову и сказала, что хотела бы восстановить синхрон с Юлией Пахалиной. Как-никак в 1999 году именно мы с ней впервые стали чемпионками мира в прыжках с трехметрового трамплина. Евангулова эта идея сильно вдохновила.

— А если бы Вера Ильина, прежняя партнерша Юлии Пахалиной, после Олимпиады не ушла, вы бы сейчас вернулись в спорт, в Россию?

— Никаких "если бы" быть не могло. Эти слова не в моем стиле. Я никому ничего доказывать не собираюсь. Это мое любимое дело, которое я могу делать на высшем уровне. И я буду прежде всего делать его для себя, удовлетворяя свои собственные амбиции, реализовывая свои планы и цели. Я преклоняюсь перед такими атлетами, как, например, мой екатеринбургский сосед биатлонист Сережа Чепиков и американский теннисист Андре Агасси, которых возраст не останавливает. Не покажи они паспорт, никто никогда не узнал бы, сколько им лет. Конечно, их пример — еще один толчок для таких, как я. В истории прыжков в воду еще не было прецедента, чтобы спортсмен пошел на пятый олимпийский цикл и имел амбиции победить. Я бы хотела, чтобы эта история была нашей, российской.

— Насколько вам нужно усложнить свою программу, чтобы вровень выступать с китаянками и найти гармонию с Юлией Пахалиной?

— Программа "соло" на трехметровом трамплине у меня хорошая, хоть и старая, олимпийская. Один, правда, прыжок в ней по коэффициенту слабоват. Но мы будем его усложнять.

— Юлия Пахалина утверждает, что вам хватит всего семи-восьми тренировок, чтобы, ни больше ни меньше, выиграть июльский чемпионат Европы в Будапеште.

— Раз она так говорит, значит, действительно хочет со мной работать. А тренироваться я готова как пионер — где угодно и сколько угодно.

— Приоритет — дуэт?

— Приоритетов не ставлю. Если есть шанс бороться за медаль на любом снаряде, надо его использовать. И, значит, мне предстоит работать в полную силу и на метровом, и трехметровом трамплинах.

— В Сидней вы не попали, потому что отборочные предолимпийские соревнования выиграла Вера Ильина, которая выбрала тогда себе в партнерши по синхрону ставшую второй Пахалину. А по правилам те, кто выступал на Олимпиаде в синхроне, должны были "закрывать" и индивидуальные прыжки...

— Сейчас правила изменились. В Сиднее синхронные прыжки были введены в программу впервые, и отборочная система не была до конца продумана. Теперь нет необходимости отправлять на Игры только лишь "синхронисток". Другое дело, у нас, ветеранов, есть риск через два года получить жесткую конкуренцию в лице молодых прыгуний. Люди не спят, работают, к тому же у молодых с моим появлением в команде появится еще один стимул больше тренироваться. Это нормальное явление, которое я только поддерживаю и к которому готова. Когда есть конкуренция, и результат будет лучший. Подождите делать выводы, все только началось.

— Можно ли говорить о вас как о человеке, который продолжает заниматься спортом только лишь из соображений морального самоутверждения?

— На первом месте для меня, конечно, амбиции. Но материальная сторона тоже не на последнем месте. Быть волонтером на таком уровне и в таком возрасте постыдно. Будет помощь, поддержка, естественно, я буду заниматься спортом с еще большим интересом. Приятно же знать, что тебя поддерживают и относятся с уважением. Меня страшно раздражает, когда мне намекают: мол, у тебя муж небедный. В конце концов, спорт, которым я занимаюсь на высшем уровне, должен приносить мне деньги. Я не собираюсь для достижения своих спортивных целей брать их у моего мужа. Муж меня поддерживает морально, и это для меня более важно.

— Юлия Пахалина осваивает новый наскок, который, как она утверждает, помогает прыгать выше. Вам, видимо, тоже предстоит выучить этот элемент?

— Я только позавчера увидела этот наскок в Юлином исполнении. Спросила: "А как насчет синхрона?" Ее ответ мне очень понравился: "Придумаем что-нибудь".


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение