Коротко

Новости

Подробно

Канализация современного искусства

"Where Are We Going?" из собрания Франсуа Пино

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

музей коллекция

В Венеции на Гранд-канале в Palazzo Grassi выставкой "Where Are We Going?" открылся новый музей современного искусства. Работы из коллекции французского миллиардера Франсуа Пино выставлены в ренессансном дворце, реконструированном знаменитым японским архитектором Тадао Андо. На выставке побывал АЛЕКСЕЙ Ъ-ТАРХАНОВ.


Новый музей подарила Италии французская бюрократия. Владелец заводов, газет, пароходов Франсуа Пино (которому принадлежит третья в мире империя роскоши — Gucci Group, аукционный дом Christie`s, виноградники Chateau-Latour, журнал Le Point, Theatre Marigny в Париже, магазины Printemps и FNAC и т. д. и т. п.) хотел обосноваться на старом заводе под Парижем. Но 69-летний магнат спешил, а мэрия все тянула с разрешением на постройку музея, проект которого разработал для Пино притцкеровский лауреат Тадао Андо.

Кончилось тем, что Пино проклял бюрократов и выкупил у Венеции некогда принадлежавший главе FIAT Джанни Аньели великолепный Palazzo Grassi — один из последних дворцов республиканской Венеции. Аньели также использовал его в качестве выставочного зала, и архитектор у него был неплохой, Гае Ауленти, автор парижского Орсэ. Но Пино строил не просто музей, а музей имени себя. Человек, по собственному признанию, до 30 лет не переступавший музейный порог, он последние десятилетия с невероятной страстью коллекционирует современное искусство, водит дружбу с художниками и пропагандирует как может творчество своих друзей.

Поэтому открытие стало тройным событием: вновь доступен для публики знаменитый венецианский дворец, в мире стало одной работой Тадао Андо больше, а главное, приоткрылись сокровища баснословной коллекции Пино, включающей ни много ни мало 2,5 тыс. произведений. Для первой выставки куратор Элисон Джингерас из нью-йоркского Гуггенхайма (свои впечатления она описывала так: "Я чувствовала себя как ребенок, которого привели в кондитерскую и сказали: 'Выбирай'") скрепя сердце отобрала менее 10% — 220 вещей, но и они плотно заполнили палаццо. Тадао Андо внутрь каждого из 40 его залов поместил белую коробку для экспонатов, открыл прекрасный атриум и связал его с площадью, выходящей к каналу. Можно жалеть о прежнем интерьере, о роскоши которого свидетельствуют парадная лестница и украшающие ее фрески, но решение японца по крайней мере обратимо.

Со стороны канала музей охраняет "Надувная собака" Джеффа Кунса, а вход фланкируют две забавные скульптуры японского гения Такаши Мураками, его же инсталляция "Иночи" — история мальчика-мутанта, разыгранная в кино и сопровожденная скульптурой главного героя, один из хитов новой выставки. В вестибюле — работа Карла Андре с плитками из алюминия, бронзы, свинца, цинка, выложенными в алфавитном порядке по названиям металлов. Это первая возможность споткнуться о современное искусство или поскользнуться на нем.

Выше — сплошь самые модные вещи прошедших трех десятилетий. Великолепный Джефф Кунс с давней, еще минималистической композицией из пылесосов, сверкающим металлическим "Походным баром" и мраморной скульптурой "Буржуазный портрет: Джефф и Илона" — самый безобидный из хулиганской серии "Made in Heaven". Полотна Марка Ротко, ящики Дональда Джадда, иглу Марио Мерца, картины Антонио Тапьеса и Пьера Сулажа, молитвенно стоящий на коленях крошечный Гитлер ("Him") Маурицио Кателлана, разрезанные коровы Дэмиена Хирста и его инсталляция из миллионов разноцветных таблеток под стеклом — свидетельство человеческой изобретательности и человеческой слабости одновременно. Здесь же в стеклянных шкафах представлены скелеты разнообразных существ. Эта работа дала название всей выставке. Вслед за французом Полем Гогеном, спрашивавшим: "Кто мы? Откуда мы? Куда мы идем?", Хирст спросил публику: "Where Are We Going? Where Do We Come From? Is There a Reason?"

На последний вопрос отвечает парадный портрет Франсуа Пино, выставленный в самом начале лестницы. Это разноцветный череп и две скрещенные под ним берцовые кости основателя музея, работа поляка Петра Уклански. Кураторы видят здесь дань венецианскому карнавалу, но больше всего это напоминает "веселый Роджер", пиратский флаг, под которым современное искусство атакует Венецию. На очереди — венецианская Таможня, Догана, хотя спор, кто сделает в ней музей — фонд Гуггенхайма, магнат Пино или город, каждые два года встречающий старейшую и самую представительную Венецианскую биеннале, еще идет.


Комментарии
Профиль пользователя