Коротко

Новости

Подробно

Вам нужны правозащитники?

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 6
ФОТО: СЕРГЕЙ МИХЕЕВ
       Тридцать лет назад в СССР была создана первая правозащитная организация — Хельсинкская группа. Сегодня правозащитников стало больше, но критикуют их не меньше.
       Анатолий Приставкин, советник президента. Не меньше, чем раньше. Без них общество погрузится во мрак и беззаконие. Правозащитное движение развито слабо, а главное, народ плохо понимает его задачи. Правозащитники — это не только Лукин и Памфилова, но и организации типа Хельсинкской группы, к которой я отношусь с большим уважением.
       
       Евгений Григорьев, прокурор Саратовской области. Нужны, но мне не нравится, когда в эти организации людей приводят не "души прекрасные порывы", а чувство злобы, личные обиды, нереализованные амбиции.
       
       Олег Сысуев, первый зампред совета директоров Альфа-банка. Независимые правозащитники в условиях укрепления авторитарной власти и сворачивания свободы слова — это луч надежды. И сколько бы ни пытались из них сделать городских сумасшедших, именно с этих людей во все времена начиналось движение к демократии.
       
       Рамазан Абдулатипов, посол России в Таджикистане. Те, которые занимаются проблемой людей,— да. Но некоторые организации финансируются из-за границы, и непонятно, какую политику они ведут. Правозащитник — это тот, кто говорит правду, а не занимается политикой.
       
       Александр Житинев, начальник следственного изолятора "Кресты". За нами тоже следить надо, а то глаз может и замылиться. Были у нас миллионы проверяющих, из Совета Европы приезжали, комиссии по предотвращению пыток — но ничего не нашли. А в начале 1990-х всякие Рыбаковы толпами ходили, мешали больше.
       
       Игорь Иванов, член Совета федерации. Нужны, но качественные. В этом плане РСПП или Общественная палата тоже правозащитники.
       
       Гарри Каспаров, лидер Объединенного гражданского фронта. А вам что, не нужны? Правозащитники подвергаются гонениям, а их деятельность очерняется. Дума с подачи Кремля пытается затруднить их работу, а в идеале — ликвидировать, заменить карманными правозащитными организациями.
       
       Вячеслав Володин, секретарь президиума генсовета "Единой России". Они движущая сила общества, и я не стал бы говорить, что они становятся карманными.
       
       Вячеслав Дудка, губернатор Тульской области. Не знаю, я никогда не сталкивался с их работой. Все вопросы с обеспечением прав человека мы решаем в рабочем порядке. И пока обходимся без правозащитников.
       
       Виктор Данилов-Данильян, директор Института водных проблем РАН. А кто будет расшатывать коррупционную правоохранительную систему? Многие судебные дела экологам удалось пробить только благодаря помощи правозащитников.
       
       Геннадий Бурбулис, член Совета федерации. Нужны, но без экзальтации и болезненного диссидентского противостояния всему.
       
       Николай Ткачев, начальник ГУФСИН по Свердловской области. Мы бы очень хотели работать с правозащитниками, которые оказывают помощь осужденным в получении образования, профессии. Особенно мы были бы рады, если бы правозащитники пролоббировали закон о социальной реабилитации бывших осужденных. Он уже пять лет лежит в Думе.
       
       Владимир Хотиненко, режиссер. Слава богу, пока прибегать к их помощи не приходилось, но такой институт нужен. Хотя бывает, что они подстраиваются под тех, кто заказывает музыку, и справедливость у них выборочная.
       
       Фархад Ахмедов, член Совета федерации, совладелец компании "Нортгаз". Сейчас идет всеобщая капитализация, и вопросы правозащиты отходят на другой план. Главный государственный правозащитник Владимир Лукин во всеуслышание кричит о фашизме и национализме, которые уже в окно лезут, а государство его не слышит.
       
       Елена Андреева, президент холдинга охранных предприятий "Бастион". Однозначно нужны, это ведь отличная от официоза точка зрения. Оппозиция сворачивает хвост колечком — уже нет правых, Рогозина, и "Яблока" почти не видно, люди боятся быть инакомыслящими. И слава богу, что правозащитники могут сказать правду за нас. Они поддерживают то, что раньше называли гласностью.
       
       Ильдар Мухамедзянов, старший помощник прокурора Татарии. Я сам могу разобраться в юридических вопросах. А вот большинству граждан помощь правозащитников полезна. Мы в конце 2001 года подписали договор с Казанским правозащитным центром. До этого договора казанские правозащитники строили свою работу исключительно на критике правоохранительных органов.
       
       Александр Кулик, военком Волгоградской области. Безусловно нужны — и прежде всего обществу, которое еще недостаточно развито в демократическом плане.
       
       Александр Жилкин, губернатор Астраханской области. Мне — нет, мои губернаторские права никто не ограничивал. Но обществу нужны, людям и сегодня надо помогать отстаивать права, потому что сами они не умеют.
       
       Валерий Хорошковский, президент "Евраз-груп". Нужны — как индикатор состояния общества. Когда правозащитные организации настроены оппозиционно по отношению к власти, это всем на пользу. Но поменьше бы эпатажности со стороны таких организаций.
       
       Владимир Познер, телеведущий. Нужны, хотя я и не всегда согласен с ними. Институт правозащитников заслуживает уважения, ведь тридцать лет назад преданность идеям свободы грозила тюрьмой. Правозащитники вызывают раздражение не только у власти, но и у рядовых граждан: обществу тяжело слушать критику в свой адрес.
       
       Александр Колмаков, командующий воздушно-десантными войсками. Нужны, чтобы заниматься защитой прав, а не инициировать проблемы.
       
       Людмила Нарусова, член Совета федерации. О беспределе в местах лишения свободы я узнала именно от правозащитников. В Волгограде издали приказ об этапировании осужденного, который лежал под капельницей. В общем, на то и щука в озере, чтоб карась не дремал.
       
       Сергей Митрохин, зампред партии "Яблоко". Сейчас нужны больше, чем в советское время: количество нарушений со стороны государства увеличилось. Появились новые виды проблем, социальная защищенность населения стала намного хуже.
       
       Евгений Люлин, председатель законодательного собрания Нижегородской области. К сожалению, организаций, которые на самом деле приносят пользу обществу, немного. Но если законы принимаются без учета мнения общественных организаций — это неверно.
       
       Борис Немцов, советник президента Украины. Недавно многие считали, что нам ни адвокаты, ни суд, ни правозащитники не нужны, но когда власть стала устраивать беспредел, они стали нужны всем. Конечно, они бывают наивны, но в отличие от остальных они двигают страну вперед.
       
       Валерий Сердюков, губернатор Ленинградской области. В моей семье ничего страшного не происходило, я не обращался к ним за помощью.
       
       Гавхар Джураева, председатель фонда "Таджикистан". Нам очень нужна их помощь. В России нет структуры, которая защищает выходцев из стран СНГ.
       
       Шамиль Бено, член президиума российско-исламского движения "Наследие". Чеченцам очень нужны, особенно госпожа Алексеева. Сегодня правозащитники заменили духовников, они воспитывают нас, помогают найти себя.
       
       Анатолий Куликов, депутат Госдумы ("Единая Россия"), в 1995-1998 годах министр внутренних дел. Особенно они нужны, когда государство в переходный период по незнанию может натворить что-нибудь не то. Власть должна всегда учитывать их пожелания, а не палки в колеса вставлять.
       
ВОПРОС НЕДЕЛИ / ГОД НАЗАД
А вас за что можно посадить?
       16 мая Мещанский суд начал зачитывать приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву.
       
       Михаил Касьянов, президент, председатель правления консалтингового агентства "МК-Аналитика". За мной нет ничего такого, что могло бы меня беспокоить. А прокуратура, если поставит цель, может посадить любого.
       
       Олег Митволь, замглавы Федеральной службы по надзору в сфере природопользования. Не за что. Я с детства чту Уголовный кодекс, как завещал Остап Бендер. Причем читаю его регулярно, во всех редакциях.
       
       Владимир Полеванов, президент консорциума "Золотой мост", в 1994 году председатель Госкомимущества. Так меня 11 раз пытались посадить! Инициировал все премьер Черномырдин. Я не удивлюсь, если опять попытаются.
       
       Игорь Коган, предправления Оргрэсбанка. А меня-то за что? Я предпочитаю договариваться и не иметь врагов. Хотя если кто-то задастся целью, то я вряд ли буду чувствовать себя на сто процентов защищенным.
       
       Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы. Хотя бы за участие в массовых митингах и демонстрациях. Но я счастливый человек: пока Бог миловал, и я еще ни разу не попадала в тюрьму.
       
       Артем Тарасов, предприниматель, первый советский миллионер. Да за любое хорошее дело! Закон — что дышло: как повернешь, так и вышло. Это позволяет толковать любой поступок в любую сторону — от тюрьмы до ордена.
       
       Олег Ашихмин, президент Нефтяного клуба Петербурга. Вряд ли прокуратура найдет на меня компромат. Хотя, пожалуй, если задаться целью... иногда я перехожу дорогу на красный свет.

* Должности указаны на момент опроса
Комментарии
Профиль пользователя