Коротко

Новости

Подробно

Документы заиграли

В Швейцарии назвали лучший документальный фильм

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

фестиваль итоги

В швейцарском Ньоне завершился 12-й фестиваль документального кино Visions du Reel (см. Ъ от 28 апреля). Из 22 документальных фильмов, которые вошли в международную конкурсную программу, жюри предпочло работу немецкого кинематографиста Андреаса Вейля "Der Kick". Интересно, что это не чисто документальный фильм, а история реального убийства, экранизированная с участием профессиональных актеров. Из Ньона — МАЙЯ Ъ-СТРАВИНСКАЯ.


Постановочные куски в документальных фильмах не редкость, и ничего предосудительного в них нет. В конце концов, документальное кино — это не репортаж с места событий, а драматургически связанное повествование. Потому без "реальности по режиссерскому заказу" редко какая работа обходится. Героев можно посадить на живописно сгнившую скамейку на фоне граффити или рухнувшего сарая и предложить пообщаться на заданную тему или даже больше — можно воссоздать для камеры уже прошедшее событие. Но с участием реальных героев этого события. В случае с "Der Kick" все иначе.

В темном пустом пространстве бывшей фабрики два актера Сюзанн Мари Враге и Маркус Лерх разыгрывают всех действующих лиц: следователей, трех малолетних убийц и забитого ими мальчика, их родителей. Актеры проговаривают практически без движения реплики, изъятые из судебного дела. То есть все условно, хотя задача перед режиссером стоит та же: исследование реальной ситуации. А это, в сущности, самый настоящий документальный театр. В таком случае фильм Андреаса Вейля — просто телеспектакль, даже больше напоминающий последние эксперименты Ларса фон Триера, чем документальное кино. Единственное, для чего использует киноформат режиссер, это для вспышек света, которые разделяют эпизоды — судебное дело все-таки не связный киносценарий. Выходит, что одного совпадения в определении "документальный" и актуальной темы оказалось достаточно, чтобы не только попасть в программу, но и получить гран-при.

Вообще, в этом году на фестивале попытались расширить понятие документального кино, включив в программу видеоарт и художественные фильмы. С целью лучше разобраться, что же такое документалистика. Но вместо четкой резолюции вышла размытая концепция: документальное приравняли к актуальному. Вот и во второй по значимости номинации "Новый взгляд", где представлены экспериментальные и дебютные фильмы, главным призом отметили заурядную картину "City walls — My own private Tehran" ("Городские стены. Мой личный Тегеран") режиссера Афсар Сони Шаафи.

Иранка Шаафи эмигрировала несколько лет назад в Швейцарию. Отучившись в Европе, она решила вернуться на время в Тегеран, чтобы снять фильм про свою семью. Это качественный документальный "я-фильм" с фотографиями и сентиментальными откровениями про участь женщины в мусульманском мире. В целом довольно скучная подборка интервью членов одной семьи не лишена занятных эпизодов. Так, во время интервью бабушка и дедушка, вспомнив прошлое, всерьез разругались и на все попытки внучки-режиссера их утихомирить отвечали: "Все равно иностранцы фарси не понимают". Зал на эту наивную реплику отреагировал адекватно — смехом. Действительно, было над чем рассмеяться, потому что "Мой личный Тегеран" — это очередной фильм-рассказ про исламскую культуру, созданный специально для европейцев. Искать новый взгляд здесь так же бессмысленно, как женскую грудь под паранджой. Подобных фильмов в год снимается по нескольку штук, и даже в программе 12-го Visions du Reel нашлась не одна семейная мусульманская сага, и все похожи. Впрочем, проигнорировать фильм про загадочный исламский мир на фестивале скорее актуального, чем документального кино просто не смогли.

Неудивительно, что самым ярким событием Visions du Reel стал показ фильма канадского армянина Атома Агояна "Цитадель", вынесенного в параллельную программу "Тенденции". В фильме "Цитадель" рассказывается о возвращении жены режиссера Арсини, ливанки по происхождению, спустя 28 лет в родной Бейрут. Кинотеатр, в котором демонстрировали этот фильм, коллеги-кинематографисты и гости фестиваля брали штурмом. Когда же им это удалось, переполненный душный зал действительно напоминал Бейрут. Воспоминания детства Арсини в фильме перемешиваются с отвлеченными комментариями режиссера о восточной культуре, о возможностях современных медиа и с очень личным взглядом на трагические события ливанской гражданской войны. Из скучноватого жанра видеодневника Атому Агояну удалось сделать яркий документальный фильм, в котором герои проживают реальность, а не препарируют ее.


Комментарии
Профиль пользователя