Коротко

Новости

Подробно

Засада Ильича

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 70

ФОТО: AP
16 марта 1978 года. Итальянцы недоумевают, зачем кому-то понадобилось похищать бывшего премьер-министра (на фото — место преступления и труп охранника итальянского политика)
       Победа левых на выборах в Италии, вероятно, осложнит отношения между Москвой и Римом. Ведь у Владимира Путина и Романо Проди нет того взаимопонимания, что было у президента России с Сильвио Берлускони. А это опасно. Четыре десятилетия назад из-за такого непонимания возникла цепочка конфликтов, которая, как выяснил обозреватель "Власти" Евгений Жирнов, привела к гибели двух столпов итальянской политики.
Званый гость
       Генеральный секретарь компартии Италии (ИКП) Пальмиро Тольятти прилетел в Москву 11 августа 1964 года и сразу же оказался в положении гостя, который "хуже татарина". Хотя визит готовился заранее и глава ИКП был официально приглашен в Советский Союз. Правда, его звали на отдых и лечение, а он упорно добивался встречи с руководством КПСС для обсуждения важных вопросов международного коммунистического движения. Конфликт между Москвой и Пекином грозил разрушить единство компартий мира. Но главное, большинство компартий в своих странах были малозначительными группировками изгоев. В памятной записке, подготовленной для переговоров в Кремле и на Старой площади, Тольятти писал:
       "За исключением некоторых партий (Франция, Италия, Испания и т. д.), мы еще не вышли из такого положения, когда коммунистам не удается развернуть подлинные и эффективные политические действия, которые связали бы их с широкими массами трудящихся. Они ограничиваются пропагандистской работой и не имеют влияния на политическую жизнь. Нужно любым способом добиться, чтобы эта фаза была пройдена, добиться, чтобы коммунисты вышли из своей относительной изоляции и стали действительно массовым движением".
       Тольятти также собирался обсудить с первым секретарем ЦК КПСС идеологические вопросы, которые беспокоили коммунистов Италии. Например, поговорить о том, почему культ личности Сталина был разоблачен КПСС странно и непоследовательно. Ведь оттого, что не были названы причины возникновения культа, вина за его создание ложилась и на старого коммуниста Тольятти. Но ему неизменно сообщали, что Никиты Сергеевича нет в Москве и прием невозможен. Другие члены Президиума ЦК итальянского генсека принимали, но без Хрущева ничего всерьез обсуждать не хотели. Для Тольятти, ставшего одним из руководителей Коминтерна еще в конце 1920-х, это была страшная обида.
ФОТО: РОСИНФОРМ
Пальмиро Тольятти (на фото-- второй справа) был частым гостем в СССР (слева от него — второй секретарь ЦК КПСС Фрол Козлов, справа — секретарь ЦК КПСС Борис Пономарев).
Но Хрущев действительно находился в поездке по стране. С 4 по 18 августа он посетил основные сельскохозяйственные районы России и Казахстана. В своем излюбленном стиле Хрущев подхлестывал уборку урожая, пытаясь решить нараставшие год от года проблемы со снабжением населения продовольствием. Напряженность с продуктами и рост цен уже несколько раз выливались во вспышки открытого недовольства, которые, как в 1962 году в Новочеркасске, приходилось подавлять силой.
       Некоторые высокопоставленные партаппаратчики и члены Президиума ЦК считали, что лучший способ выхода из кризиса — замена первого секретаря. Сделать это было тем легче, что в руководстве практически не осталось людей, не обиженных Хрущевым. Того же Брежнева, например, Хрущев против его воли в июле 1964 года снял с поста пусть и формального, но руководителя СССР — председателя президиума Верховного совета. Подготовка к отправке Хрущева на пенсию набирала обороты, и заговорщикам было не до Тольятти и проблем мирового коммунистического движения.
       
Пионерлагерь смерти
       Естественно, Тольятти в происходящие процессы никто не посвящал. И надоедавшему всем лидеру крупнейшей зарубежной компартии его старый товарищ по Коминтерну, заведующий международным отделом ЦК и секретарь ЦК КПСС Борис Пономарев посоветовал поехать на отдых в Крым, куда вскоре должен был приехать и Хрущев. Но и то, что происходило там, было похоже на издевательство. Тольятти, не раз отдыхавшему в Крыму, навязчиво показывали достопримечательности всесоюзной здравницы.
ФОТО: РОСИНФОРМ
Но провожали его с гораздо большими почестями, чем встречали
В числе прочего ему предложили посетить пионерлагерь "Артек", где отдыхали в то лето и дети из Италии. Поездка была намечена на 13 августа. Тольятти с утра жаловался на усталость, но ехать согласился — скорее всего, потому, что у него появлялась возможность публично выступить и довести до советского руководства свою точку зрения. Его привезли в морской лагерь "Артека", где была организована полная программа приема дорогого гостя: линейка на костровой площадке с приемом в почетные пионеры и концерт детской самодеятельности.
       Ответное слово Тольятти предназначалось Хрущеву: "У нас разный язык, но сердце у нас одно. И в вашем сердце, и в моем одни и те же мысли, одни и те же идеалы... И вы, и мы боремся за счастье народов, за братство между народами, за прогресс, за социализм. В этом единстве состоит гарантия нашей победы". Несмотря на сильную жару, Тольятти был застегнут на все пуговицы и даже не расслабил галстук. Возможно, так он пытался показать, что его визит в СССР, несмотря ни на что, имеет официальный характер. Но нервное напряжение и палящее солнце сделали свое дело. Сидевший на трибуне Тольятти вдруг начал валиться набок. Его немедленно перенесли в санчасть, где и поставили диагноз — инсульт. Несмотря на все усилия врачей, которые даже провели трепанацию черепа, Пальмиро Тольятти скончался 21 августа, не приходя в сознание ("Власть" подробно описывала смерть лидера итальянских коммунистов в #36 за 2001 год).
       И тут уже в "Артеке" пришлось появиться Хрущеву. Выразив соболезнования родственникам и соратникам Тольятти, к тому времени уже прибывшим из Италии (самолет итальянским коммунистам выделил их заклятый враг премьер-министр Альдо Моро, потрясенный происшедшим), Хрущев стал торопить с отправкой тела выдающегося коммуниста на родину. Возможно потому, что не хотел объясняться с руководством ИКП ни по вопросам теории и практики, ни о том, почему не принял Тольятти. Вместо разговоров он предложил министру иностранных дел СССР Андрею Громыко написать от его имени маленькое письмо преемнику покойного — Луиджи Лонго, где сказать о Тольятти: "Это наш ближайший друг, лидер коммунистического движения".
       
Ошибка Моро
ФОТО: РОСИНФОРМ
Сопровождать гроб с телом Тольятти в Италию и представлять КПСС на похоронах Хрущев отправил Брежнева. По словам освещавших это событие советских корреспондентов, он был очень сдержан и выглядел "как обычный советский надутый чиновник". По-видимому, неприветливость Брежнева объяснялась тревогой за ход подготовки заговора, хотя практической стороной дела занимались умелые и преданные ему люди.
       25 августа он выступил на похоронах Тольятти с речью, начинавшейся со стандартных слов о тяжелой утрате, которую понесли итальянские коммунисты и все трудящиеся. Однако затем Брежнев вдруг заговорил о Тольятти-теоретике: "Товарищ Тольятти удивительно умел сочетать глубокую разработку важнейших проблем рабочего движения с большой пропагандистской работой, кропотливой организаторской деятельностью. Он всегда был тесно связан с массами, находился в центре политической борьбы".
       Для знакомых с ситуацией руководителей ИКП и глав других европейских компартий это было своего рода сигналом о том, что Брежнев относится к существующим в коммунистическом движении проблемам не так, как Хрущев. Мало того, во время траурных мероприятий Брежнев всячески подчеркивал свое теплое отношение к руководителям европейских коммунистов.
       В те же дни Брежнев попытался провести и еще одно важное внешнеполитическое мероприятие. Тот факт, что Альдо Моро дал личный самолет своим врагам коммунистам, видимо, подтолкнул Брежнева к поиску контактов с итальянским премьером. Не исключено, что он хотел произвести на Моро благоприятное впечатление, чтобы после отставки Хрущева видный политик Запада мог заявить, что знаком с новым руководителем СССР и свободному миру не стоит тревожиться из-за смены власти за железным занавесом. Это предположение тем более верно, что на ближайшие месяцы не намечалось визитов Брежнева в капиталистические страны.
ФОТО: РОСИНФОРМ
После похорон Тольятти, омраченных тем обстоятельством, что действующий итальянский премьер Альдо Моро не принял будущего советского генсека, Брежнев затаил обиду и, когда Моро приезжал в Москву, посылал встречаться с ним своих "братьев меньших" (на фото-- Моро с Громыко).
Оказалось, однако, что Брежнев в Риме находится в том же самом положении, что Тольятти двумя неделями раньше в Москве. Ему заявили, что премьер не сможет принять его. Коммунисты превратили похороны своего вождя в грандиозную пропагандистскую акцию, и христианский демократ Моро держался в стороне от шумных мероприятий. А Брежнев возглавлял прибывшую по приглашению коммунистов партийную, а не государственную делегацию, и потому премьер, не принимая его, не нарушал протокола.
       Вот только Моро и его окружение были незнакомы с характером Брежнева. Иначе они знали бы, что Леонид Ильич крайне обидчив и злопамятен, хотя и скрывает это. А свою месть может растянуть на годы, постепенно, шаг за шагом добивая обидчика. По всей видимости, после отъезда Брежнева кто-то все-таки просветил Моро. И в Москву 31 августа было отправлено письмо итальянского премьера с извинениями: "Я узнал от моих сотрудников, что Вы во время Вашего недавнего пребывания в Риме выразили желание нанести мне визит. Я очень Вам признателен за Вашу любезность и в то же время желаю выразить Вам мое глубокое сожаление, что не смог Вас принять, потому что тогда я не находился в Риме".
       Аналогия с приездом Тольятти в Москву становилась уже просто гротескной. Масла в огонь добавило посольство Италии в Москве, которое переправило письмо адресату только 12 сентября. И эта неспешность сделала ситуацию еще более оскорбительной. Ведь первому лицу такие послания доставляют без промедления. Письмо итальянского премьера просто списали в архив. И это означало, что извинения не приняты.
       Можно представить себе, как кусал себе локти Моро, когда 14 октября 1964 года Брежнев был избран генеральным секретарем ЦК КПСС.
       
Экспорт революции
ФОТО: РОСИНФОРМ
Лишь в 1974 году Брежнев нашел время, чтобы принять Моро. Время было позднее
Обида Брежнева была столь велика, что за все 18 лет своего правления борец за мир во всем мире, четырежды побывавший во Франции и трижды — в ФРГ, ни разу не приехал в Италию. А когда в июле 1971 года в СССР приехал Альдо Моро (с 1969 года он был министром иностранных дел Италии), единственным высоким советским руководителем, не принявшим его, был Брежнев. Как нетрудно догадаться, его в это время не было в Москве. Их встреча состоялась лишь 25 июля 1974 года, после настоятельных просьб итальянской стороны. На этот раз Брежнев при всем желании не мог бы отказать Моро в приеме. В тот год отмечали 50-летие установления дипломатических отношений между Италией и СССР, Моро возглавлял итальянскую делегацию на празднованиях, и отказ принять его выглядел бы совершенно скандально.
ФОТО: AP
Альдо Моро был похищен 16 марта (-- место преступления).
Стремление Альдо Моро нормализовать отношения с Брежневым было вполне объяснимым. В Италии нормой жизни стали взрывы, похищения и убийства промышленников и государственных чиновников. А главными боевыми силами этой террористической войны — группировки, именовавшиеся в СССР "ультраправыми", и крайне левые из "Красных бригад". Предположение о том, что леваки связаны с Москвой, появились после первых же акций бригадистов. И в этом не было ничего удивительного. Многие руководители и идеологи "Красных бригад" были выходцами из итальянской компартии. Во время терактов боевики пользовались оружием, сделанным в социалистической Чехословакии. Но главное, на рубеже 1970-х, когда "Красные бригады" только набирали силу, в советских изданиях их называли передовым отрядом европейской молодежи, начавшим вооруженную борьбу с империализмом. А врагов своих врагов СССР снабжал оружием и финансировал, даже если какой-либо их малочисленный отряд скрывался в забытых богом лесах Африки или Южной Америки. И хотя это и не афишировалось советским руководством, но было общеизвестным фактом.
Правда, никаких документальных доказательств связи "Красных бригад" с КГБ до сих пор не обнаружили. Просто потому, что контакты осуществлялись по партийной линии. На мой прямой вопрос: "Почему ЦК КПСС помогало 'Красным бригадам'?" — один из ближайших соратников главы международного отдела ЦК Бориса Пономарева ответил: "Борис Николаевич был коминтерновцем до мозга костей. Он верил в возможность экспорта революции. А у генерального секретаря ИКП Луиджи Лонго был опыт руководства интербригадами во время войны в Испании. И он тоже был коминтерновцем".
ФОТО: AP
Полтора месяца "красные бригады" морочили голову общественности, выдвигая невыполнимые требования (экстренный выпуск газеты, получившей очередное письмо от террористов; заголовок — "Моро жив").
Моро, если и не знал этого, то, имея огромный политический опыт, наверняка догадывался. Был у него и опыт договоренностей с террористами. Еще в 1960-е, во времена его премьерства, итальянские правительственные чиновники договорились с палестинскими боевиками. В обмен на обязательство не проводить терактов в Италии палестинцы получили возможность свободно передвигаться по стране.
       Однако, что бы ни собирался обсуждать с Брежневым Моро, разговора не получилось. Генсек встретился с министром в конце рабочего дня, продемонстрировав, что это мероприятие занимает в списке его дел одно из последних мест. И, судя по фотографиям, их беседу нельзя было назвать ни теплой, ни дружественной. А в советских газетных заметках усиленно подчеркивалось, что генеральный секретарь ЦК КПСС лишь принял главу итальянского внешнеполитического ведомства, а не вел с ним переговоры.
ФОТО: AP
9 мая — Моро мертв
А без малого четыре года спустя, 16 марта 1978 года, не входивший уже в правительство Альдо Моро был похищен "Красными бригадами". Это была крупная и крайне дорогостоящая операция, в которой участвовало около шестидесяти человек и было задействовано не менее десятка машин. Так что и тогда, и позднее вполне обоснованно предполагалось, что эту акцию финансировали серьезные спонсоры. Причем антикоммунистическая печать намекала на Москву, а коммунистическая — на правых и конкурентов Моро внутри Христианско-демократической партии. Похитители выдвигали заведомо невыполнимые условия, а 9 мая 1978 года сообщили о том, где можно найти тело Моро. Может быть, советский День Победы стал последним днем жизни бывшего премьера совершенно случайно. Но участник Парада Победы, маршал Советского Союза Леонид Ильич Брежнев наверняка был очень доволен таким подарком к празднику.
       
ПРИ СОДЕЙСТВИИ ИЗДАТЕЛЬСТВА ВАГРИУС "ВЛАСТЬ" ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕРИЮ ИСТОРИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ
       

Комментарии
Профиль пользователя