Коротко

Новости

Подробно

Иван Васильевич меняет историю

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 36
ФОТО: ИТАР-ТАСС
Историю, предшествовавшую основанию Астраханского кремля, решено не вспоминать по воле Московского
       Владимир Путин одобрил план праздничных мероприятий к 450-летию Астрахани. Корреспондент "Власти" Шамиль Идиатуллин, обнаружил причину, по которой юбиляры скостили себе не то 100, не то 1300 лет: история города до завоевания русскими не засчитывается.
       В минувший понедельник губернатор Астраханской области Александр Жилкин рассказал общественности о том, какие поручения дал ему накануне Владимир Путин. Поручения не касались формулировок запроса о доверии, как ожидали оппозиционные конспирологи. Не было речи и о сохранении осетровых, как надеялись измученные нехваткой черной икры экологи. Владимир Путин поддержал стратегию социально-экономического развития региона и план мероприятий, связанных с 450-летием Астрахани.
       Славный юбилей будет отмечаться в 2008 году. По этому поводу имеется специальный указ президента и оргкомитет во главе с Германом Грефом, который собирается в Астрахань уже в первой половине апреля.
       В этом нет ничего необычного. Аналогичные указы Владимир Путин подписывал, когда страна и весь цивилизованный мир готовились к 300-летию Санкт-Петербурга, 750-летию Калининграда и 1000-летию Казани. А с исторической точки зрения Астрахань достойна высочайшего внимания ничуть не меньше татарской столицы. Два волжских города соседствуют не только на географической карте европейской части России, но и в учебнике средневековой истории. Оба города были столицами крупных феодальных государств, названных в их честь Казанским и Астраханским ханствами. Ханства возникли с 20-летним разрывом на обломках Золотой орды, существовали сотню лет и были практически одновременно сокрушены ее западным протекторатом.
       Неувязочка получается. Казанское и Астраханское ханства — почти ровесники, в то время как их исторические столицы, по крайней мере с точки зрения Владимира Путина, во времени решительно не совпадают. Казани 1000 лет, а Астрахани --- 448.
       Можно, конечно, предположить, что ханство, расположенное поближе к Каспию, получило название в относительно недавние времена. А полтысячи лет назад столица у него была другая, называлась иначе и вообще находилась в нескольких птичьих перелетах от нынешнего места дислокации губернатора Жилкина. Таким образом, тот факт, что Астраханское ханство окончательно пало и официально пришло под руку Иоанна Васильевича в 1556 году, а Астрахань возникла два года спустя является не загадкой истории, а лингвистическим казусом.
       Увы, все источники дают совсем иной ответ на этот вопрос и утверждают, что Астрахань как город (Ас-тархан, либо Хаджи-Тархан) возникла в XIII веке.
       Тогда можно предположить, что проблема таится в разнице подходов дореволюционных, советских и современных ученых. Например, возраст Казани до революции интересовал разве что городского голову, перед началом XX века собиравшегося отметить 500-летие, в советские времена трудовой стаж столицы орденоносной Татарской АССР вырос на 300 лет, а с победой суверенной демократии — еще на 200 лет. В итоге большинство историков исходит из того, что вовсе татарской столице не тысяча лет, но надо было как-то пойти навстречу второму по величине народу России и одному из самых заметных региональных лидеров. Нам не трудно, а ему приятно. Пусть тешится.
       А что же с Астраханью? "Первые известия об А. относятся к 13 в., когда среди татарских поселений упоминается д. Аштархан (Аджитархан и т. п.) на правом берегу Волги, в 12 км от современной А. Находясь на перекрестке караванных и водных путей, А. быстро превратилась в крупный торговый город. В 1459-1556 — главный город Астраханского ханства" (БСЭ).
ФОТО: ИТАР-ТАСС
Русская Астрахань. Патриарх Алексий II празднует 400-летие Астраханской епархии
Допустим, советской энциклопедии веры мало — пойдем в светлые дооктябрьские времена. А там Брокгауз и Ефрон сообщают: "Астрахань, губернский город на острове дельты Волги, в 90 верстах от Каспийского м. Прежняя А. находилась на 8 вер. выше по Волге и существовала, вероятно, еще в III в., в XV в сделалась столицей особого царства, играла роль в сношениях Европы с внутрен. Азией; сюда на ярмарку венецианцы привозили свои товары".
       Получается, что Астрахань имеет все основания отметить не только 450-летие в 2008 году, но и (год спустя) — 550-летие. А в любой удобный момент — 1800-летие.
       Очевидно, что на 550-летие Москва дала бы больше денег, а на 1800-летие — гораздо больше. Да и не только Москва. Ни один чиновник упустить такого шанса не должен был. Но губернатор Жилкин упустил.
       
       Признать это случайной ошибкой решительно невозможно. Мы явно имеем дело не с ошибкой и не с добросовестным заблуждением, а с осознанной необходимостью.
       Хорошо, поищем источник этой необходимости в авторизованных данных — на официальном сайте Астрахани. "Астрахань — старейший город Нижнего Поволжья, входит в число 115 городов РФ, признанных исторически ценными. В районе, где находится Астрахань, издавна располагались городские поселения, через которые шли торговые пути персов и арабов. На протяжении нескольких столетий здесь, несмотря на разрушения, постоянно возникали города хазар, половцев, монголотатар. Первые письменные известия об Астрахани относятся к 13 в., когда среди татарских поселений упоминается д. Аштархан (Аджитархан, Хаджи-Тархань, Хазитархань, Цытрахань или Зыстрахань и др.) на правом берегу Волги, в 12 км от современной Астрахани. По мнению некоторых исследователей, близ современного города размещался Итиль --- столица Хазарского каганата, разрушенного князем Святославом в 965. В 1395 Астрахань сожжена войском Тамерлана. В 1459-1556 Астрахань — главный город Астраханского ханства. Окончательно город занят русскими войсками и присоединен к Русскому государству в 1557. Основание современной Астрахани положено сооружением в 1558 новой деревянно-земляной крепости на высоком Заячьем, или Долгом, холме, омываемом Волгой и ее рукавами".
       Так, может, дело в том, что начинается земля, как известно, от кремля, и отечественная традиция принципиально заводит метрику на город в тот момент, когда тот обзаводится кремлем либо схожей крепостью?
       Увы, если это и принцип, то им поступаются постоянно. Достаточно вспомнить, что Москве 859 лет — а ее кремлю не то на 9, не то на 179 лет меньше (если, соответственно, считать от закладки пограничной крепости Юрием Долгоруким на Неглинной либо от строительства Успенского собора). Укажем и на Нижний Новгород, считающий датой своего рождения 1221 год — при том, что первая каменная крепость, Дмитровская башня, была построена через полтораста лет, а кремлем нижегородцы обзавелись и вовсе в 1500-м. А Суздаль указывает датой рождения 1024 год, первое упоминание в летописи, хотя кремль, вернее земляные укрепления вокруг первого собора, появились век спустя.
ФОТО: ИТАР-ТАСС
Тюркская Астрахань. Астраханские казахи празднуют навруз
И остается единственный ответ на астраханскую загадку: история города до завоевания русскими не идет в зачет. Потому что это история нерусская. А квота празднования нерусских городов начисто выбрана в прошлом году.
       Во-первых, Казанью. Примечательно, что неожиданное появление у татарской столицы 1000-летнего прошлого вызвало массу споров, издевок и нареканий. Резкое омолаживание Астрахани не заинтересовало никого. Тут могут быть разные версии, но очевидна одна: выше главной колокольни строить нельзя. Если есть Москва, Суздаль и Владимир, какая может быть Казань? Ну, ладно, может — одна. Потому что татары, Шаймиев, все такое. Но допустить возвеличивание еще одного нерусского города — это слишком.
       Во-вторых, Калининградом. Летом прошлого года тот же Герман Греф в качестве главы оргкомитета счастливо довел балтийский город до юбилея. До 750-летнего, а не 60-летнего, как можно было ожидать, опираясь на астраханский опыт. И из истории этого города не изымались инородные части. Хотя, возможно, организаторы исходили из того, что Тевтонский орден и король Пржемысл II Отакар заложили град во славу русского оружия и сразу назвали населенный пункт в честь не всесоюзного старосты, конечно, а горькой ягоды, обильно растущей на Королевской горе. Соответственно, и наш великий соотечественник Иммануил Кант там, в дюнах калининградщины, смотрел в звездное небо почти как Андрей Болконский — и формулировал такие родные нашему уху и духу строки про нравственный закон внутри нас.
ФОТО: ИТАР-ТАСС
Иван IV, Божией милостью государь, царь и великий князь всея Руси, Владимирский, Московский, Новгородский, царь Казанский, царь Астраханский и прочая, не знал, что покорял еще непостроенный город
Потому что немцы да пруссы — это наши люди. А татары да всякие финноугры и прочие ханты-манси — они не наши. Их история никому не интересна и освоению не подлежит. Мы же не западноевропейцы какие, которые тупо смотрят себе под ноги и считают это изучением корней. Нам ближе американский подход, не предусматривающий повсеместного зазубривания истории покоренных территорий. Американская история ведется не с ирокезов и семинолов, а с Mayflower, счастливо продолжается той единственной гражданской, после которой Северная Америка оказалась зоной, свободной от ужасов войны, а за пределами этой благословенной земли американцы только побеждали. Странно было бы ожидать иного подхода от народа, знающего о коренном населении всего пару фактов — много пьют и снимают скальпы.
       Вот и в России, вопреки Гайдаю с Булгаковым, Иван Васильевич меняет не профессию. Он меняет историю и отношение к ней. В России школьников язык упорно доводит до киевского дядьки — до сих пор в качестве истории родного края преподается киевская хронология. Именно родным краем Министерство образования считает Киев для жителя Тюмени (столицы Сибирского ханства), Чердыни (столицы Перми Великой) и Пелыма (единая столица Пелымского, Кондинского и Табаринского княжеств).
И Минобраз не одинок. С ним многовековая традиция, и с ним указы президента. Это не плохо. Это не хорошо. Это просто, говоря маркетинговым сленгом, проблема позиционирования.
       Есть два базовых варианта определения курса и правки под него прошлого.
       Скажем так, федеративный: нас много, мы говорим на разных языках и веруем по-разному, но в главном мы едины — и в этом единстве множеств наше богатство, и каждая часть множества нам дорога и родственна. И так будет и впредь.
       И, скажем так, унитарный: один народ, один язык, одна вера. Кто к нам придет, забудет свою историю, язык и веру — но станет частью нашей боевой единицы. Кто не с нами, тот трех дней не проживет.
Юбилей Астрахани демонстрирует, какой из вариантов выбрала Россия.
       
Комментарии
Профиль пользователя