Коротко


Подробно

Явка с невинной

Бывший глава госбезопасности Ичкерии пришел в милицию

сдача

Вчера стало известно, что в Чечне добровольно сдался властям Султан Гелисханов, который был начальником департамента госбезопасности в правительстве Джохара Дудаева. Представители местных правоохранительных органов утверждают, что бывший дудаевский спецслужбист до последнего времени входил в ближайшее окружение ичкерийского руководства и командовал крупным отрядом боевиков. Представители же Ичкерии называют полковника Гелисханова "частным лицом", а его сдачу — "пропагандистской акцией".


Султан Гелисханов появился в Гудермесском горотделе милиции в понедельник в 14.30. Ичкерийского полковника сопровождал его старший брат Турпал. Братья были без оружия. Милиционеры препроводили их в отдел дознания, где бывшего дудаевского спецслужбиста уже ждали следователи, которые оформили протокол о добровольной явке. "Мы ждали этого визита давно, так как с момента начала контртеррористической операции пытались склонить боевиков и их командиров к добровольному прекращению сопротивления",— сказал вчера Ъ начальник гудермесского горотдела Магомед Эльдаров. По его словам, решение о добровольной сдаче бывший руководитель ичкерийского ДГБ принял под влиянием своих родственников. "Мы-то с ним напрямую контактировать не имели возможности, поэтому все переговоры осуществлялись через его брата Турпала",— уточнил господин Эльдаров.

Сам Султан Гелисханов причину добровольной явки объяснил тем, что "давно разочаровался в политике Аслана Масхадова и его окружения". На допросе он утверждал, что из-за несогласия с политическим курсом ичкерийских властей не принимал активного участия в боевых действиях в первую и вторую военные кампании, оставался в стороне от сепаратистского режима и в период перемирия в 1996-1999 годах. На вопрос следователя, почему же он так долго не решался сдаться, господин Гелисханов ответил, что не мог поверить в обещание властей не преследовать бывших врагов. "В конце концов меня убедили примеры моих бывших боевых друзей, которые после сдачи получили возможность жить нормально",— сказал бывший дудаевский особист.

Дав необходимые показания, братья Гелисхановы вернулись домой в селение Ишхой-Юрт. "Мы не стали его брать под стражу, так как уверены, что он никуда не скроется,— в противном случае себе же сделает хуже",— пояснили в гудермесском ГОВД. "Вопрос об ответственности бывшего руководителя службы безопасности так называемой Ичкерии будет решен после завершения следственных действий",— сообщил прокурор Чечни Валерий Кузнецов. И добавил, что господин Гелисханов по уголовным делам не проходил. В случае обвинения в участии в незаконных вооруженных формированиях, пояснили в прокуратуре, бывший начальник департамента ичкерийской госбезопасности будет освобожден от ответственности в связи с истечением сроков давности, если, конечно, не выяснится, что он совершил преступления, не подпадающие под амнистию.

Действительно, боевых заслуг у бывшего руководителя ДГБ немного, так как его карьера пришлась в основном на мирное время. Султана Гелисханова, в советские времена возглавлявшего отделение ГАИ в Гудермесском райотделе милиции, президент Дудаев назначил в 1993 году начальником департамента госбезопасности Ичкерии. Таким взлетом карьеры бывший гаишник был обязан своему другу Салману Радуеву, тогдашнему дудаевскому зятю. Вскоре после назначения новый глава ДГБ доказал президенту, что тот в нем не ошибся. В июне 1993 года глава ДГБ лично руководил разгромом митинга оппозиции, в ходе которого погибли полтора десятка человек, а через год под его руководством были проведены массовые аресты оппозиционеров. Именно эти события, считают в чеченском МВД, могут осложнить рассмотрение вопроса об освобождении бывшего начальника ДГБ от уголовной ответственности.

Но в военной кампании, начавшейся зимой того же года, начальник ДГБ участия не принял. В 1996 году и. о. президента Ичкерии Зелимхан Яндарбиев в своей книге "Чечения — битва за свободу" обвинил Султана Гелисханова в том, что тот с 1995 года фактически самоустранился от руководства ДГБ. А в 1997 году полковник Гелисханов вообще оказался в оппозиции, став участником движения "Военно-патриотический союз 'Маршонан бахой'(Воины свободы)", состоявшего из членов вооруженных формирований, недовольных политикой президента Масхадова. После начала второй чеченской кампании о полковнике Гелисханове было известно немного. Спецслужбы сообщали, что его отряд (100-150 человек) рассредоточен в Ножай-Юртовском районе до "приказа о сборе": появлялась и информация о гибели Султана Гелисханова.

Первый раз о возможности сдачи бывшего дудаевского спецслужбиста в апреле 2002 года сообщил глава администрации Чечни Ахмат Кадыров. Причем господин Кадыров утверждал, что сложить оружие намеревались и более сотни боевиков из отряда полковника Гелисханова. Но этого не произошло. Как пояснил в ходе вчерашнего дознания сам господин Гелисханов, тогда "время было не то".

— Никаким полевым командиром Гелисханов никогда не был,— заявил вчера Ъ находящийся в Англии спецпредставитель президента Ичкерии Ахмед Закаев. Представитель чеченских сепаратистов убежден, что сообщение о добровольной сдаче "влиятельного в ичкерийском руководстве полевого командира" не более чем пропагандистская акция властей Чечни. "Поверьте мне, Гелисханов в эту войну ни одного выстрела в сторону федералов не сделал, поэтому ему и раскаиваться перед федералами было не в чем",— сказал Ахмед Закаев.

МУСА Ъ-МУРАДОВ



Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 29.03.2006, стр. 6
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение