Коротко

Новости

Подробно

Ольга Свиблова: фотоаппарат — это психотерапевтическое средство

выставки фото

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

Завтра в Москве открывается Шестая международная фотобиеннале, которая в этом году празднует десятилетний юбилей. Причем столица не оставалась обделенной фотовыставками: в очередь с биеннале в Москве проходил фестиваль "Мода и стиль в фотографии". Десятилетие отмечает и устраивающий все эти празднества Московский дом фотографии (МДФ). Директор МДФ и бессменный куратор московских фотофестивалей ОЛЬГА СВИБЛОВА объяснила ИРИНЕ Ъ-КУЛИК, почему фотография сегодня является делом государственной важности.


— Что произошло с фотографией в России за эти десять лет?

— Когда мы делали первый московский месяц фотографии, мне говорили, что фотография — это на паспорт или с голыми бабами. Сегодня фотографию и в России стали воспринимать как часть общехудожественного процесса, каковой она и была с момента своего появления. Фотографию взяли на вооружение и русские современные художники. Но, в отличие от других медиа, фотография — это еще и исторический документ. Когда мы только начинали наши фестивали, нашей стране было очень важно узнать собственную историю. Без той архивации истории, которой посвящен наш проект "Фотолетопись России", невозможна никакая национальная самоидентификация. В Америке, например, фотоархивация давно стала главным идеологическим оружием, с помощью которого создается национальный миф. У нас, кстати, это прекрасно понимал еще Ленин, в 1918 году издавший декрет о национализации фотографии. У него даже была идея всем красноармейцам дать не только винтовку, но и фотокамеру.

— Но на Фотобиеннале рядом с документальными снимками есть и современная фотография, сделанная при помощи компьютерных манипуляций. Так что же делать вашему зрителю — верить или не верить своим глазам? И можно ли это цифровое искусство по-прежнему считать фотографией?

— Когда мы говорим, что фотография, даже старая,— документ, это весьма относительно. В программе нынешней биеннале мы сталкиваем две выставки: "Страсть к красивому", восхитительный китч 20-50-х годов, вскрывающий наивное и неподвластное официальной идеологии представление о мечте и о прекрасном, и "Фото на документ", где есть, например, снимки с удостоверений тюремщиков ГУЛАГа и фотографии их узников. Но даже про такую фотографию невозможно сказать наверняка, является ли она фиксацией реальности или взглядом на нее. Если фотография сегодня пошла в сторону компьютерных технологий, то это потому, что она является не только средством запечатлевать реальность, но и средством коммуникации. В рамках этой Фотобиеннале мы наконец презентуем школу, которую мы строили восемь лет. Мы начинали создавать ее под вывеской "Международная школа фотографии", а открываем как "Школу фотографии и мультимедийных искусств". Со временем, я думаю, эти мультимедиа перевесят фотографию — именно они сегодня наиболее полно отражают нашу жизнь.

— А вы сами фотографируете?

— Да! Когда у меня выдаются каникулы, я не расстаюсь с фотоаппаратом. Это своего рода психотерапевтическое средство. Как только в руках появляется фотоаппарат, все становится на свое место. Тебе с этим миром тут же становится интересно.

— Может, это и объясняет популярность фотовыставок и то, что звезд современного искусства, которых вы привозите в Москву, возможно, понятнее представлять как фотографов?

— Да. У нас просто нет привычки выражать свое отношение к миру в виде, скажем, инсталляций. А всем, кто снимает сам, интересно, как это делают другие.

— В каких странах мира сейчас больше всего фотографируют?

— В Голландии, где фотографии учат во всех бесчисленных арт-школах и где художественная фотография переживает подъем, в чем можно убедиться, посмотрев четырех голландских художниц, которых мы привозим на биеннале: Маргариет Смулдерс, Элен Коой, Назиф Топкоглу и Рууд Ван Эмпель. В Китае, где фотография стала массовым увлечением и так же весьма интересным искусством,— посмотрите серию китайских выставок на "АРТСтрелке". И, конечно, в России. Кстати, у нас это было еще в конце XIX века. Никто так не любил фотографироваться, как русские — начиная с крестьян и кончая царским двором или семьей Льва Толстого.

— Что вы прежде всего посоветуете посмотреть на нынешней биеннале?

— В этом году у нас получился феминистский фестиваль. Помимо четырех замечательных голландок у нас есть и гениальная немка — Лоретта Люкс. Она работает с темой детства. Ее "Воображаемые портреты" словно бы собирают все исторические воззрения на детство. А другая звезда нашего биеннале — американка Нан Голдин снимает так, что времени нет. Оно, как песок в песочных часах, просеивается сквозь пальцы. Она даже показывает свои снимки как слайд-проекции, когда каждая фотография — только мгновенная вспышка. Но вообще-то я всегда строю наши фестивали как город, где есть проспекты, площади и переулки. Каждый волен сам выбирать себе маршрут: есть люди, которые ходят только по главным улицам, но есть и те, кто предпочитает бродить дворами.


Комментарии
Профиль пользователя