Коротко

Новости

Подробно

Единая, но делимая

Станет ли "Единая Россия" новой КПСС?

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

ТЕНДЕНЦИИ ПАРТСТРОИТЕЛЬСТВА


Роли и циклы

Вопрос о будущей роли "Единой России" в политическом устройстве страны во многом зависит от того, какое место займут ее региональные отделения в местном раскладе сил — в отношениях с губернаторами и хозяйственно-политическими элитами в регионах.


Отношения "Единой России" как федеральной партии власти с главами регионов, в чьих руках эта власть на местном уровне реально находится, всегда были непростыми. Прежде всего логика их развития напрямую увязана с четырехлетним электоральным циклом: по мере приближения выборов федеральных — думских и президентских — зависимость Кремля от региональных начальников увеличивается и отношения их теплеют, после выборов эти отношения холодеют. Это было хорошо видно в прошлом выборном цикле, когда за несколько месяцев до выборов в Думу позиция ЕР, пытавшейся в регионах противостоять губернаторам, была вдруг радикально пересмотрена, а ряд влиятельных региональных лидеров введен в высший совет партии. В декабре 2003 года три десятка глав регионов лично возглавили региональные списки партии, что в немалой степени определило ее относительно высокий результат.

Не имеющая идеологии или имеющая много разных (что одно и то же) ЕР выстраивала отношения с региональными лидерами прагматично. Их союз — это брак по расчету. Федеральное руководство с подозрением относится к любому губернатору, не без оснований видя в нем противника своей унитаристской модели. Ну а губернатор хочет, чтобы ему меньше мешали.

Обкомы и ЦК


В нынешнем политическом сезоне во взаимоотношениях ЕР и региональных глав появились новые элементы. Первая тенденция — это официальное наделение теперь уже почти всех губернаторов партийными билетами. За последний год в ЕР вступили полтора десятка губернаторов, включая таких тяжеловесов, как Егор Строев, Аман Тулеев, Борис Громов и бывших еще недавно лидерами других партий Михаила Прусака и Константина Титова. В конце ноября, когда в Красноярске проходил VI съезд ЕР, в партийных рядах состояли 65 губернаторов, теперь подтягиваются еще новые. Да и то, что съезд проходил в Красноярске, весьма символично. Именно отсюда начинался "губернаторский" проект Бориса Березовского "Мужики", переросший затем в "Медведей" и, наконец, в "Единую Россию".

Еще одна новая тенденция — занятие губернаторами постов руководителей местных отделений ЕР. Это появление своего рода первых секретарей обкомов, совмещающих партийную и хозяйственную работу. Такая ситуация имеет место в Северной Осетии, Краснодарском крае, Брянской, Новгородской и Томской областях. Вместе с тем партизация корпуса губернаторов не означает, что их влияние в центральном партийном руководстве растет. В высший совет ЕР сейчас входят 13 губернаторов, включая двух из трех его сопредседателей — Юрия Лужкова и Минтимира Шаймиева. При этом контрольный пакет, который когда-то у губернаторов в этом органе имелся, теперь размыт: в бюро высшего совета они имеют два голоса из 12, а в высшем совете — 12 из 36. В то же время в еще одном управляющем партийном органе — генеральном совете, представляющем из себя что-то вроде ЦК, губернаторы почти не представлены. В него входят все руководители региональных отделений партии, а глав регионов здесь всего пятеро из 154 человек.

Бои на местах


Но, вероятно, самая главная интрига разыгрывается непосредственно в самих регионах, где далеко не везде отношения губернаторов с местными отделениями ЕР складываются гладко. Эти конфликты начались сразу и никогда не прекращались. Сначала это были конфликты между руководителями "Единства" и "Отечества", потом между прогубернаторскими и антигубернаторскими политическими элитами. Сейчас все региональные руководители ЕР — фигуры статусные, это обычно вице-губернаторы, спикеры региональных и городских заксобраний, их заместители, депутаты Думы, реже большие начальники из госсектора.

Естественно, по мере приближения времени, когда губернатор должен просить президента о доверии, конфликты обостряются. Еще недавно грохотали конфликты в Нижегородской области и Коми. В первом случае губернатора сменили в том числе и потому, что законодательное собрание, возглавляемое лидером местной ЕР, наотрез отказалось поддерживать его кандидатуру (вообще спикеров законодательных собраний среди региональных лидеров единороссов гораздо больше, чем губернаторов). Сейчас баталии разыгрываются в Адыгее, Костромской, Волгоградской и Новосибирской областях.

Заметим, что с принятием всех конкурирующих первых лиц региона в ЕР конфликты не исчезают, а лишь превращаются во внутрипартийные. Тому пример — Новосибирская область, где партийный губернатор Виктор Толоконский соперничает с членом президиума генсовета Александром Карелиным, и Амурская область, где долго и успешно боровшийся с ЕР губернатор Леонид Коротков подал на днях заявление о приеме в партию.

Партийная беспартийность


В свое время Кремль не решился перенести тяжесть принятия решений в "Единую Россию", дабы превратить ее из электорального проекта в реальную партию власти. В этих условиях наблюдаемая сейчас тенденция к тотальной партийности губернаторов мало чем отличается от тотальной же их беспартийности. Это лишь вариант присяги на верность, но не чиновным вождям ЕР, а именно Кремлю. Потому что именно он, а не партия является центром принятия решений.

В действительности же на местах губернаторы все больше подминают под себя региональные отделения ЕР, а не наоборот. Надо полагать, что это будет продолжаться и дальше — до выборов 2007-2008 годов. Причем даже если где-то ЕР сумеет высадить не особенно популярного губернатора из кресла, это тенденцию не изменит — ситуация просто будет воспроизведена с новыми персонами, и губернатор в конце концов подомнет партактив. Полноценной системы сдержек и противовесов на региональном уровне не получится, ведь ее нет на уровне федеральном. Максимум, что получится, это воспроизведение клановых конфликтов центра на региональном материале.

Николай Петров, эксперт Московского центра Карнеги



Комментарии
Профиль пользователя