Коротко

Новости

Подробно

Залетные "птицы"

Репетиция "Жар-птицы" в Королевском балете Великобритании

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

мастер-класс балет

Королевский балет Великобритании провел открытую репетицию балета Михаила Фокина "Жар-птица" — одной из частей "русской программы", которая займет доминирующее место в февральском репертуаре театра. Среди "друзей Ковент-Гардена" в зале Линбери оказалась ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.


На такие интимные вечера посторонних пускать не любят. "Друзья Ковент-Гардена" — это его постоянные зрители, не только любящие театр, но и поддерживающие его материально, за что им, как друзьям дома, полагаются разнообразные привилегии. Например, право зайти запросто (заплатив за вход символические 6-12 фунтов) на обычную репетицию и проследить, из какого сора рождаются сценические чудеса. Для обозревателя Ъ театр сделал исключение, разрешив посетить малую современную сцену Ковент-Гардена — сурово-черный и подчеркнуто аскетичный зал Линбери.

Репетицию вели британские аксакалы: Моника Мэйсон, поступившая в Королевский балет еще в 1958 году и доросшая до должности директрисы, и приглашенный репетитор Дональд Маклири, который стал премьером этого театра еще в 1959 году. Оба застали вполне дееспособную Тамару Карсавину — петербургскую балерину и приму дягилевских сезонов, осевшую в Лондоне с 1918 года, которой английский балет обязан не только непреходящей страстью к русской классике, но и достоверными версиями старинных балетов.

Строгая госпожа Мэйсон, изо всех сил старавшаяся выглядеть ласковой, представила пианиста, прочитала краткую лекцию о роли дягилевского балета в английской культуре и пояснила логику отбора балетов для "русской программы" (включает в себя баланчинские Ballet Imperial и па-де-де Чайковского, "Послеполуденный отдых фавна" Нижинского и "Жар-птицу" Фокина). После чего на сцене возникли солисты театра — рослый мосластый бразилец Тьяго Суареш в спортивных штанах и майке-безрукавке и Роберта Маркес, его крошечная соотечественница с мускулистыми ногами, изможденным личиком и в репетиционной пачке без лифа. В отличие от Парижской оперы, не принимающей инородцев в свои ряды, пока их не обработают в школе при театре, Королевский балет готов брать ведущих солистов из любых стран мира. Бразильской парочке, сделавшей отличную карьеру после IX Московского международного конкурса 2001 года (тогда неотшлифованные самородки внезапно отхватили соответственно золотую и серебряную медали), ныне предстояло освоить тонкости дуэта Ивана Царевича и жар-птицы, который они заучили по видео.

Репетиторы позволили артистам протанцевать дуэт до конца, а затем, щедро осыпая похвалами, принялись обтесывать детали, останавливая бразильцев через каждые несколько тактов. Положение корпуса, направление взгляда, мельчайшие движения кистей рук, тонкости поддержек — ничто не ускользало от внимания бдительных хранителей наследия. Старцы не чурались и личного показа — и аффектированный танец столетней давности проявлялся в их жестах и позах, бережно пронесенных сквозь эстетические бури ХХ века. Пояснения репетиторов удивляли запредельно-балетной наивностью и одновременно физиологической точностью: Тьяго запрещают держать даму за руки — только за запястья ("Ведь ее пальцы — огненные, они обжигают"), требуют отклоняться на поддержках, прикрывая рукой глаза ("Она же может ослепить тебя"). Кроткая малышка Роберта никак не может злобно дать по рукам своему партнеру, когда он хватает ее за талию,— и Моника Мэйсон в который раз показывает этот резкий, брезгливый, но чрезвычайно женственный жест, который передается из поколения в поколение со времен Карсавиной.

У нас так не репетировали никогда: ни в советские, ни в новорусские времена. Добиваться идеальной точности малейшего движения не в обычаях отечественного балета. У нас принято "ценить индивидуальность" и, подстраиваясь под прихоти или технические возможности очередной примы, жертвовать не только деталями, но и целыми комбинациями па. В результате стилистика любого исторического балета в России трансформируется до неузнаваемости — так, что фокинскую хореографию уже не отличить от балетов Мариуса Петипа, в полемике с которым этот радикал и затевал свою революционную балетную реформу. А вот в Лондоне уже в этом месяце бразильские аборигены будут танцевать исконно русские балеты точнее и адекватнее, чем их российские ровесники.


Комментарии
Профиль пользователя