Коротко


Подробно

"Что вам известно о банде на вверенной территории?"

По делу бесланского террориста допросили генерала ФСБ

дело Кулаева

Вчера в Верховном суде Северной Осетии на процессе по делу бесланского террориста Нурпаши Кулаева был допрошен бывший начальник УФСБ Ингушетии Сергей Коряков, которого потерпевшая сторона считает одним из виновников трагедии. Однако бесланцы так и не получили ответа на вопрос, почему спецслужбы не смогли обнаружить и перехватить многочисленную банду боевиков.


Генерал-майор ФСБ Сергей Коряков входил в оперативный штаб по спасению заложников. УФСБ Ингушетии он возглавлял с января 2003 по февраль 2005 года. О происшедшем в Беслане он узнал от главы УФСБ Северной Осетии Валерия Андреева — руководителя оперативного штаба.

— 1 сентября в 9.05 Андреев позвонил мне и сказал, что, кажется, в Беслане случилась беда. Через 5 минут он перезвонил мне и передал уточненную информацию,— рассказал свидетель Коряков.

В Беслан он прибыл в 11 часов и сразу же подключился к работе в оперативном штабе. Ему было приказано определить имена захватчиков школы и постараться оказать на них морально-психологическое давление через родственников. Сбежавшие со школьной линейки ученики указали на лиц, похожих на Изнаура Кодзоева и Магомед-Башира Аушева. Их родные клятвенно заверяли, что среди боевиков тех нет. Но в итоге жену Кодзоева вместе с четырьмя детьми доставили в Беслан, где и было записано ее видеообращение. "Изнаур, если ты там, то прекрати это делать, чтобы никто не пострадал",— говорила она. Напомним, что Изнаур Кодзоев был убит не в бесланской школе, а в Ингушетии. "Матери Беслана" до сих пор предполагают, что он смог убежать из школы.

Также генерал-майору Корякову поручили собрать в Беслане муфтиев Северной Осетии, Чечни и Ингушетии. По его словам, "все они откликнулись на наше предложение и приняли адекватное обращение, употребляя правильные слова". Впрочем, на боевиков эти слова не возымели действия, на все предложения они давали категорический отказ.

Генерал-майор Коряков сказал и о президенте Ингушетии Мурате Зязикове, которого боевики требовали на переговоры.

— По прибытии в Беслан я связывался с Зязиковым, чтобы известить его о случившемся. Чуть позже по поручению полпреда президента в Южном федеральном округе Яковлева я вновь позвонил ему и попросил, чтобы он с ним связался. Зязиков сказал, что все понял. Спустя некоторое время я вновь пытался связаться с ним, но его телефон уже был отключен,— сообщил господин Коряков.

Генерал-майор уверял суд, что оперативный штаб не собирался инициировать штурм.

— Я всю жизнь не забуду эти взрывы,— вспоминал свидетель Коряков.— Бойцы "Альфы" были готовы к штурму, но силовой вариант спасения заложников штабом не рассматривался.

Когда гособвинители задали свои немногочисленные вопросы, свой допрос повел адвокат потерпевшей стороны Таймураз Чеджемов.

— Что вам было известно о банде боевиков, которая собиралась и жила на вверенной вам территории (у захватчиков школы был лагерь в Малгобекском районе Ингушетии.— Ъ)?

— Конкретной информации о ней (банде.— Ъ) не было, иначе мы провели бы соответствующую работу. Например, в августе и сентябре 2004 года в Сунженском и Малгобекском районах проводили спецоперации (по выявлению боевиков.— Ъ). В начале июля того года ликвидировали араба Абу-Кутейпа. А об этой банде (захватившей школу.— Ъ) ничего не было известно,— признался свидетель Коряков.

— Молодцы! — сказал кто-то из зала.

— А как вообще такая банда могла спокойно разгуливать по Ингушетии, да еще и в 700 метрах он населенного пункта? — поинтересовался адвокат Чеджемов.

— Я был на месте их дислокации, и мне не показалось, что с дороги это место легко просматривалось,— отметил господин Коряков.

После этого адвокат Чеджемов поднял тему нелегальной транспортировки нефтепродуктов через административную границу Ингушетии и Северной Осетии. Напомним, что боевики проехали по той дороге, которая используется при нефтетрафике. Бывший глава ФСБ Ингушетии рассказал, что совместно с мобильным отрядом МВД РФ постоянно проводились задержания, иногда со стрельбой, а всего ими было изъято 80 тонн нефтепродуктов. Когда адвокат Чеджемов заговорил о фактическом отсутствии контроля за административной границей, генерал Коряков напомнил, что вверенное ему ведомство не раз выдавало оперативную информацию о том, что действующие на территории Ингушетии бандгруппы готовят теракты в Северной Осетии.

— Здесь, в зале, говоря с пафосом, сидят налогоплательщики, и им интересно, почему не был предотвращен теракт? У нас полно генералов, полно фээсбэшников, и бандитов тоже полно,— сказал адвокат Чеджемов.

Однако свидетель не нашел что ответить. Не желая выходить из рамок своей компетенции, господин Коряков старался воздерживаться от ответов на многие вопросы.

Генерал-майор между тем рассказывал, что о требованиях террористов, за исключением желания видеть на переговорах президентов Северной Осетии Александра Дзасохова и Ингушетии Мурада Зязикова, помощника президента РФ Асланбека Аслаханова и детского врача Леонида Рошаля, ему ничего не было известно.

— Что же вы тогда за член оперативного штаба, если не знали о требованиях, хотя всем бесланцам было известно, что условием освобождения заложников они (боевики.— Ъ) называли вывод войск из Чечни? — недоуменно спросил адвокат Чеджемов.

— Я об этом ничего не знал. Я был занят выполнением своих задач,— ответил генерал Коряков.

Адвокат бесланцев поинтересовался мнением члена оперативного штаба, стоило ли бы господам Дзасохову, Зязикову, Аслаханову и Рошалю пойти в школу. Но тот ответил, что сослагательное наклонение в данном случае едва ли допустимо.

— Ради детей они должны были пойти,— выкрикнул кто-то из потерпевших.

— Уважаемая женщина, ради детей я пошел бы,— не растерялся генерал Коряков.

Он выразил сомнение, что боевики отпустили бы заложников, если бы к ним все же пришли все, кого они звали на переговоры.

— Вы считаете, что те 800 мужчин, которые готовы были предложить себя вместо детей, меньше были бы подвержены опасности? — спросил господин Чеджемов.

Но господин Коряков вновь не смог вразумительно ответить.

Тогда адвокат Чеджемов спросил, по чьей вине произошла бандитская вылазка и может ли она повториться сегодня. Генерал Коряков признал, что не все было сделано для ее предотвращения, но при этом отметил, что спецслужбами велась работа и ее результаты известны — десятки предотвращенных терактов и более сотни ликвидированных и пойманных боевиков.

— Было бы странно, если бы вы вообще никого не поймали,— сказал на это господин Чеджемов.

— Скажите, вы имеете моральное право продолжать работать (в органах безопасности.— Ъ)? — спросили из зала.

Судья Агузаров снял этот вопрос, но генерал Коряков все же ответил на него.

— За два года моей работы в Ингушетии мы ликвидировали многих террористов. Среди них организаторы теракта в школе #1 Абу-Дзейт и Магомед Хашиев. Жаль, правда, что их убили не до Беслана,— сказал бывший начальник УФСБ.— Хочу служить, пока могу служить и пока могу таких уродов наказывать.

Но бесланцев не удовлетворил и этот ответ. Кто-то из потерпевших заявил свидетелю, что с точки зрения офицерской чести Коряков должен был подать рапорт об отставке, а сейчас он является начальником УФСБ Иркутской области.

— Есть много судов, но есть еще главный суд. Там и будет все оценено,— с достоинством ответил генерал Коряков.

После этого председатель комитета "Матери Беслана" Сусанна Дудиева заявила, что на Сергее Корякове лежит двойная вина: и как на генерале ФСБ, и как на члене оперативного штаба. Разгоряченные бесланцы даже потребовали привлечь его к суду за халатность.

Под конец своего трехчасового допроса Сергей Коряков, повернувшись к потерпевшим, попросил у них "чуточку внимания". Заявив, что не снимает с себя ответственности за происшедшее в Беслане, генерал попросил у них прощения за то, что вверенное ему ведомство не предотвратило теракт. После этих слов господин Коряков поспешно покинул зал. А потерпевшая сторона подала ходатайства о вызове в суд очередных свидетелей, среди которых был врач Леонид Рошаль.

ВАДИМ Ъ-ТОХСЫРОВ, Владикавказ



Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение