Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от

 Следствие/приговоры


       Ъ продолжает рассказывать о развитии дела Вила Мирзаянова — ученого-химика, обвиняемого в разглашении государственной тайны (ст. 75 УК России) в статье "Отравленная политика", опубликованной "Московскими новостями" 20 сентября 1992 года. Ъ следит за ходом следствия с октября 1992 года.
       Вчера г-н Мирзаянов сообщил корреспонденту Ъ о том, что сегодня он и его адвокат Александр Аснис намерены направить в адрес следственного управления МБР ряд ходатайств: о непризнании объективности заключения экспертной комиссии, о назначении повторной экспертизы и о приобщении к материалам дела четырех "секретных перечней". По словам ученого, в материалах дела отсутствуют четыре документа, на базе которых построено обвинение по делу. Речь идет о так называемых перечнях "главных секретов" (1980 г.), постановлении Совмина СССР о "Государственной тайне СССР" (1987 г.), перечне "секретов Министерства химической и нефтехимической промышленности" (1991 г.) и "Временном перечне секретов России" (1992 г., вступил в силу с 1 января 1993 года).
       Вил Мирзаянов также заявил, что он и г-н Аснис не согласны с результатами работы экспертной комиссии. По словам обвиняемого, кандидатуры в эту комиссию подбирал заместитель директора по режиму Государственного российского НИИ органической химии и технологии, подполковник МБР Александр Мартынов. Он же, как сообщил г-н Мирзаянов, 25 сентября 1992 года написал заявление на имя начальника управления по экономической безопасности МБР г-на Целиковского с просьбой арестовать ученого. Впоследствии г-н Целиковский направил это заявление в адрес начальника следственного управления МБР.
       Ученый-химик рассказал Ъ, что сегодня он и его адвокат планируют направить письмо Генеральному прокурору России Алексею Казаннику с просьбой приобщить к материалам дела результаты Целевой программы по созданию бинарного оружия (в разглашении которых обвиняется ученый) и отчет по ее выполнению.
       Ъ вернется к теме, когда следственным управлением МБР будут рассмотрены ходатайства г-на Мирзаянова.
       
       Вчера Ленинский районный суд Екатеринбурга должен был продолжить слушания по иску региональной инспекции по защите свободы печати при Минпечати России о закрытии екатеринбургской газеты "Русский Союз".
       Как уже сообщал Ъ, газета "Русский Союз" была зарегистрирована в конце 1992 года, и вышло 7 ее номеров. Уже по содержанию первых у инспекции возникли претензии, и в марте 1993 года инспекция по защите свободы печати направила "Русскому Союзу" предупреждение с требованием работать в рамках закона о печати. Газете вменялось в вину "злоупотребление свободой печати", выразившееся в призывах к вооруженному свержению государственного строя. В качестве доказательств приводились, в частности, такие высказывания: "Мы, русские, пережившие неслыханный геноцид, имеем право на вооруженное восстание во имя собственного спасения" или "В это карательное время мы не должны останавливаться в борьбе с чужеродной властью, и за блистательным словом последует блистательный меч". В июле 1993 года газете было направлено второе предупреждение по поводу пропаганды антисемитизма и межнациональной розни на ее страницах. По мнению инспекции, предупреждения никак не повлияли на газету, поэтому 19 июля инспекция подала иск.
       Однако в связи с трагической гибелью 19 августа редактора газеты и председателя объединения "Русский Союз" Юрия Липатникова новый редактор Юрий Цибуля попросил отсрочки для подготовки к процессу. За это время произошли события 3-4 октября, и газета попала в список запрещенных. Однако инспекция настояла на слушании дела по иску, потому что начальник инспекции Александр Пермяков считает, что "единственно цивилизованный способ" закрытия печатного органа — решение суда.
       На первом заседании суд решил назначить комплексную экспертизу с целью выяснить, действительно ли газета на своих страницах призывала к свержению существующего государственного строя и сеяла межнациональную рознь. Вчера дело не было продолжено, так как адвокат ответчика Сергей Котов уехал в командировку по другому делу в Алапаевск, а без адвоката представители "Русского Союза" отказались участвовать в процессе.
       Между тем представители истца — региональной инспекции по защите свободы печати — предприняли новый шаг в борьбе за закрытие газеты. Вчера они представили в суд телеграмму, направленную им от правительства России и подписанную г-ном Шумейко. В ней сообщалось о прекращении деятельности газеты "Русский Союз" на основании Указа президента #1400. Однако судья Сергей Головченко счел преждевременным закрытие издания на основании такого письма. По мнению судьи, указ президента #1400 касался лишь московских печатных изданий и только приостанавливал их деятельность на определенный срок, поэтому указ не может быть руководством к каким-либо дальнейшим действиям в отношении печатных органов.
Дело отложено до 7 декабря. 8 декабря Ъ вернется к теме.
       
       Санкт-Петербургский городской суд отложил рассмотрение иска Инюрколлегии, представляющей интересы немецкой фирмы Nordstern Allgemeine AG, к арендному предприятию "Балтийское морское пароходство" на DM61 913.
       18 мая 1990 года теплоход "Вальтер Ульбрихт", приписанный к управлению Балтийского морского пароходства, принял на борт для перевозки из Пуэрто-Лимон в Гамбург для фирмы Exportadora Unlex SA по коносаментам ##3 и 4 груз в 13 тыс. мешков кофе. В порту Гамбурга обнаружилась недостача (28 мешков были слабы и неполны), а также частичное загрязнение 238 мешков дизельным топливом, к тому же еще 304 мешка пропахли дизельным топливом.
       По заключению портового эксперта, кофе залило из танка, содержимое которого протекло в трюм #3. По мнению истца, судно не отвечало требованиям ст. 129 Кодекса торгового мореходства (КТМ) СССР — до начала рейса корабль не был приведен в мореходное состояние.
       Получив заключение эксперта, Exportadora Unlex SA продала кофе — по мнению фирмы, по самой высокой возможной цене, а сумма недополученных денег и составила сумму иска (по его же подсчетам).
       Затем страховщики груза — фирмы Buse и Schwartue (агенты истца в порту Бремен) — выплатили грузополучателю страховое возмещение и получили право регрессивного требования убытков от судовладельца — Балтийского морского пароходства. Поэтому они и подали иск, выбрав Инюрколлегию в качестве представителя своих интересов в России.
       В отзыве на иск представители пароходства заявили, что Инюрколлегия, как и представляемая ею фирма Nordstern Allgemeine AG, не имеет никакого права предъявлять иск к ответчику, так как, согласно КТМ, требования к морскому перевозчику имеют право предъявлять только отправитель груза, получатель и страховщик груза, каковыми, по мнению ответчика, истцы не являются.
       Суд отложил рассмотрение иска в связи с тем, что Инюрколлегией до сих пор не получены необходимые документы, подтверждающие ее право на предъявление иска. Ъ вернется к теме после вынесения судом решения по этому иску.
       
       Городской суд Санкт-Петербурга вынес приговор по делу о крупной краже меди с производственного объединения "Ижорский завод". По данным следствия, 24 сентября 1992 года работники завода Евгений Ефимов, Николай Киреев, Валерий Диденко, Станислав Бекетов, Ростислав Кизилов, Александр Миккоев и Леонид Матвеев совершили из склада #1 цеха #60 этого завода хищение медной катанки весом более 12 тонн, которую затем и продали неустановленным лицам за $8700. Покупатели так и не были найдены.
       По данным следствия, создается впечатление, что заводской склад #1 цеха #60 ночью никто не охраняет, — преступники спокойно погрузили медь автопогрузчиком на грузовик и вывезли металл через пролом в ограде цеха на склад Ленинградской городской телефонной станции, где г-н Миккоев его и продал.
       Городской суд приговорил гг. Ефимова, Диденко, Бекетова и Кизилова к 8 годам общего режима с конфискацией имущества, г-на Киреева — к 9, г-на Миккоева — к 5 годам, а г-на Матвеева — к 5 годам условно (из-за слабого здоровья).
       

Комментарии
Профиль пользователя