Коротко

Новости

Подробно

Лондон зальют бетоном

Архитектурная программа Олимпиады-2012

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

проект архитектура

В Лондоне представлены проекты основных сооружений, которые будут возведены к Олимпийским играм 2012 года. Проекты свидетельствуют, что, во-первых, статус архитектурной столицы Европы переходит из Берлина в Лондон, во-вторых, что все проживающие в Лондоне архитектурные звезды останутся на плаву еще семь лет, в-третьих, что стиль нелинейной архитектуры отпразднует в 2012 году свое всемирное значение. Комментирует ГРИГОРИЙ Ъ-РЕВЗИН.


Главным сюжетом новой олимпийской программы сегодня является скандал с Центром водных видов спорта лауреата Притцкеровской премии Захи Хадид. Дело в том, что великая иранка превысила бюджет проекта на треть, на £41 млн, и категорически отказалась его пересматривать, причем противостояние с Олимпийским комитетом, сначала требовавшим уложиться в выделенную смету, на днях окончилось ее победой. Те, кто хоть раз видел проекты Захи Хадид, могут представить себе, что она сделала для бассейна — разумеется, это текучая волна бушующего бетона. Заха Хадид, как всегда, однозначно предсказуема в своей экстравагантности, но тут ее стиль, надо признать, к месту. Все ее здания напоминают поток воды — что же можно придумать лучшего, чем заказать этой даме бассейн?

Но значение Захи Хадид для олимпийского Лондона отнюдь не исчерпывается водными видами спорта. Пожалуй, только новый международный аэропорт Лондона, который проектирует бюро "Кон Педерсон Фокс", можно назвать свободным от ее влияния. Это бюро известно своими проектами для третьего мира — небоскреб Международного финансового центра в Шанхае, небоскреб Центра исламских традиций в Дубае, международный аэропорт в Пекине и т. д. Архитекторы скорее развивают линию хай-тека Нормана Фостера, создавая сооружения весьма масштабные, но при этом спокойные, апеллирующие к инженерным ценностям модернизма. Проект их нового аэропорта напоминает большую величественную шестеренку со стеклянными зубьями терминалов — на сегодняшний день это прямо-таки модернистский классицизм, ясная, функциональная, скучноватая форма.

Остальные крупные проекты олимпийского Лондона свидетельствуют о том, что Заха Хадид пошла в массы. Главный олимпийский стадион проектируют архитекторы бюро Foreign office architects Фаршид Муссави и Александр Заеро-Поло. Оба архитектора учились у Захи Хадид в АА (Architectural Association). Текучая волна — форма, трудно подходящая к стадиону, который по определению должен быть круглым, поэтому в полной мере использовать формальные находки своего учителя они не могут. Тем не менее все же пытаются, весь стадион покрыт своего рода "барашками" трибун и в целом напоминает бурю в круглом бассейне.

Стоит добавить сюда еще и новую станцию метро в доках, которую собираются строить по проекту Вильяма Олсопа. Метро в Лондоне — особая тема, это праздник хай-тека, и открытие каждой новой станции здесь празднуют прямо как в Москве в 30-е годы. Вильям Олсоп, конечно, не ученик Захи Хадид, в 90-е он был одним из самых известных британских мастеров, имевших свой (несколько ироничный) стиль. Но в конце 90-х он пережил кризис (тогда закрылось его бюро в Москве), в том числе и финансовый, и громких проектов от него некоторое время не появлялось. Теперь, глядя на его новую станцию, невольно думаешь, что он решил сменить манеру, подстроившись под успешную коллегу — его проект чрезвычайно напоминает проект вокзала во Флоренции Захи Хадид. Как и она, он очень возбуждается формой поезда, воспринимая его как стремительный поток металлической скорости — сам вокзал в этом случае становится своего рода изгибающимся ущельем, через который этот поток проносится.

Но главный формальный двойник архитектуры Захи Хадид — это гигантская мечеть на 40 тыс. верующих, которую сооружают рядом с олимпийским стадионом по проекту архитектора по имени Мангера Иварс. Этого исламского мастера никто не знает, и единственное, что удается узнать об истоках нового проекта,— это то, что Заха Хадид выступала там консультантом. Оно и видно — мечеть тоже напоминает бурное море бетона с четырьмя ввинчивающимися в небо спиралями минаретов. Такое ощущение, что в центре двора мечети поставили центрифугу, которая беспрерывно перемешивает и пространство, и верующих. И неверующих тоже, ибо задуман этот двор как место встречи Ислама и неверных для пропаганды истинной веры.

Таковы главные сооружения будущей олимпийской столицы. В 2001 году Лондон решил стать центром миллениума, тогда была сформирована архитектурная программа из более чем тридцати сооружений. В ней были задействованы известные лондонские архитекторы старшего поколения — Ричард Роджерс, Николас Гримшоу, бюро "Вилкинсон-Эйр". Однако в целом эту программу можно было назвать проектом Фостера, ему принадлежали четыре главных сооружения (мэрия, здание Swiss Re, мост через Темзу и реконструкция Британского музея), а все остальные как-то подстраивались под него. Захе Хадид тогда не нашлось места, а в соревновании двух столиц Лондон оказался побежден Берлином — выстроить европейскую идентичность на основе модернистского хай-тека там получилось убедительнее. С Олимпиадой город приобрел второе дыхание, и это дыхание Захи Хадид.

Идентичность города строится теперь на других основаниях. Следует заметить, что, хотя нелинейной архитектуре, архитектуре "кривуль" уже больше десяти лет, ни одного значимого сооружения до сих пор еще не построено и тем более нигде еще не удалось реализовать ее в масштабе города в целом. Если же представить себе, что эти бетонные волны накроют Лондон во всех местах, то мы увидим именно преображенную дигитальностью столицу, а это рывок в принципиально новое измерение. Вдобавок у нее появляется новое содержание.

Надо сказать, что вообще-то в теме истечения вод, которая так волнует Заху Хадид, многие критики находили черты глуповатой глубокомысленности. Ну течет, ну и что, собственно, это означает? Вдобавок и жить в текучем здании довольно трудно, ибо человек все-таки существо не земноводное. Но другое дело, когда это оказывается не просто так, а с исламским смыслом. Все же это первая Олимпиада, главным сооружением которой оказывается мечеть, и этот факт, несомненно, окажется символичным. Мангера Иварс уже заявил, что новая мечеть окажется "вязью арабской каллиграфии, написанной на теле города", и, соответственно, все остальные сооружения окажутся как бы продолжением того текста, который напишут мечетью. Дигитальная архитектура получит новый смысл: она станет символом единения исламского и неисламского мира в таинственных сплетениях текучих темноватых линий. Она станет новым модулем всемирности, а Лондон — ее точкой отсчета, такой же, какой раньше был Гринвичский меридиан. И это грандиозно. Возможно, даже программа Олимпийских игр будет пересмотрена и в нее включат наконец спортивный танец живота, которому уже обучают в престижных спортклубах.


Комментарии
Профиль пользователя