Коротко

Новости

Подробно

Владимир Путин видел ангкассаванавтов

Саммит Россия—АСЕАН прошел гладко

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

визиты

Вчера в малайзийской столице Куала-Лумпур прошел саммит Россия--АСЕАН, на который прилетел президент России Владимир Путин. Впрочем, специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ больше заинтересовался масштабной фигурой полпреда президента в Дальневосточном округе Камиля Исхакова, который тоже принял участие в работе саммита, но главное, рассказал про свои интригующие отношения с губернатором Чукотки Романом Абрамовичем.


В аэропорту города Дубай, в накопителе #32, в одиночестве стоял и с выражением смотрел в огромное многометровое окно средних лет мужчина в брюках и спортивной куртке. Полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Камиль Исхаков несколько дней назад уже был на Аравийском полуострове. Он приезжал в Саудовскую Аравию на саммит организации "Исламская конференция".

— Видели вас по телевизору,— сказал я ему.— Ходили весь в белом.

— Здесь, в Дубае? — удивился он.— Я здесь не ходил в белом. Мы же в этой были... Не здесь, в общем.

— В Мекке,— уточнил я.

— Ну да,— согласился он.— А в белом да, был. На самом деле это очень просто. Обматываешь низ одним полотенцем, а верх — другим. И вот ты весь в белом.

— Удачная была поездка? — поинтересовался я.

— Интересно было,— признался он.— С королем встретился, Саудовской Аравии. Поразили его кое-чем. С президентом Египта увиделся, он по-русски говорил с нами.

— И что сказал?
— Сказал "спасибо".
— А еще что сказал?
— А больше ничего не сказал.
— А спасибо за что?

— Мы ему Коран подарили. Книга 1802 года. Она у нас в Казани есть в оригинале. Мы ее переиздали и подарили всем главам государств — чтобы понятно было, где истоки все находятся.

— 1802 года? — переспросил я.
Мне казалось, что ислам-то постарше будет.

— Да,— подтвердил он.— 200 лет книге, в Казани хранится. Королю Саудовской Аравии очень понравилась. У него, когда он наш Коран брал, руки дрожали.

— Может, он подумал, что это оригинал?
— Вряд ли,— с сомнением сказал Камиль Исхаков.

Но было видно, что эта мысль впервые, кажется, пришла ему в голову, и он теперь как будто бы думал об этом.

— Скажите,— спросил я,— а вас где лучше принимали: в Мекке или во Владивостоке?

— Ну,— засмеялся он,— в Мекку я же приехал как...
— Гость,— подсказал я.
— Ну да! А во Владивосток...
— Как хозяин.
Он кивнул — с улыбкой, полной сдержанного достоинства.

— Какие новости в федеральном округе? Господин Вексельберг будет губернатором Камчатки?

— Ну что вы! — он даже махнул рукой.— Мне бы Романа уговорить.
— Абрамовича? — с большой долей вероятности предположил я.
— Его.
— Так ведь уговорили же! — удивился я.

— Уговорили? — переспросил он с большим оживлением и посмотрел на меня с таким видом, как будто я знаю что-то такое, о чем он еще не в курсе. У него, возможно, были некоторые основания для этого, ибо он от меня несколько минут назад узнал, что господин Путин успел до поездки в Малайзию слетать в Чечню и выступить перед членами нового парламента республики. Впрочем, Камиль Исхаков быстро понял, что новости о договоренности господина Абрамовича с федеральной властью от меня исходить все-таки не могут.

— Ну как уговорили? — покачал он головой.— На год-то мало. Надо, чтобы он полный срок отработал.

Это была новость.

— Значит, у Вексельберга иллюзий быть не должно? Он, кажется, хочет быть губернатором.

— Не, ну на этой работе надо, чтобы у него нутро было, как у Романа.
— А у него какое нутро?

— Оно у него горит,— уверенно сказал господин Исхаков.— Так, как он, к делу относится... Это...

Я понял, что, по его мнению, господин Вексельберг к делу так относиться не может.

Камиль Исхаков рассказал, как первый раз встречался с губернаторами вверенного ему федерального округа.

— Мне перед этим Роман позвонил и говорит: "А может, я в другой день прилечу? Ну никак не могу. Не получается просто!" Я говорю: "Конечно! Прилетай, когда сможешь". Он обрадовался. Я продолжаю: "Но тут вот какая история. Мы все, конечно, без тебя встретимся, поговорим, познакомимся. И потом еще будем встречаться. И вот ты приедешь потом к нам — и как-то можешь не совсем своим среди нас себя почувствовать. Но это же не страшно, наверное?" Он подумал и говорит: "Нет, ты знаешь, лучше я сейчас прилечу!" И ведь прилетел.

Лицо Камиля Исхакова выражало крайнюю степень удовлетворения.
— А как теперь на Чукотку деньги идти будут? — спросил я.

Я хотел продолжить: "Ведь 'Сибнефть' уже не принадлежит господину Абрамовичу". Но господин Исхаков и так понял.

— Пока плохо,— признался он.— Но мы будем работать.

— А что можно сделать? Новый собственник будет платить налоги где-то, видимо, в другом месте.

— Ну,— сказал Камиль Исхаков,— у Романа ведь деньги-то есть после продажи "Сибнефти".

— О,— заинтересовался я.— Так ведь это же его деньги.

— А "Сибнефть"-то он на свои деньги покупал? — с усмешкой спросил меня Камиль Исхаков.

Да, этого человека господину Путину стоило взять с собой в Куала-Лумпур. Победителю Романа Абрамовича азиатские лидеры были теперь, видимо, и вовсе нипочем.

Сам Владимир Путин, прилетев в Куала-Лумпур, отправился повидаться с малайзийскими ангкассаванавтами (по-русски таких людей называют космонавтами). Их четверо. Они очень молоды. Им нечего терять, а обрести они могут целую Вселенную. Вернее, один из них. Лучший. Тот, кто быстрее всех бегает кросс (важнейший малайзийский показатель для выявления лучшего ангкассаванавта).

Они стояли, бледные и слегка растерянные, перед десятками телекамер и ждали господина Путина.

— Вы знаете какое-нибудь слово по-русски? — спросил я.
Они смутились и промолчали.

— Они знают! — с досадой закричала Мазлан Отман, директор малайзийского национального космического агентства.— Скажите "спасибо"!

Юноши приветливо улыбнулись и снова промолчали.
— Где находится Россия? — спросил я.
Космонавты умоляюще смотрели на меня и молчали. Но я не мог остановиться:
— Как фамилия президента России?

— Владимир Путин! — с торжествующей улыбкой на устах произнес один из них, Закария Касим (Захар, стало быть).

— Кто первый космонавт на Земле?
— Юрийгагарин! — крикнул Кхаирил Маджин (Кирилл, по-нашему).

Между этими двумя наиболее смышлеными ангкассаванавтами и пойдет, видимо, основная борьба за выход в открытый космос.

Когда в помещении неожиданно появился господин Путин, юноши окончательно смутились. Президент России пытался пожать каждому из них руку, а они ему, по древней малайзийской традиции, протягивали обе. Странно, но господин Путин ни словом не перемолвился с молодыми людьми. Он больше говорил с журналистами. По его словам, он за завтраком уже успел обсудить с китайским коллегой, председателем КНР Ху Цзиньтао, что делать с загрязненной китайцами водой, идущей по Амуру в Россию. Ху Цзиньтао извинялся перед Владимиром Путиным. Не ожидавший такой сентиментальности президент России простил его. Господин Путин назвал разговор с председателем КНР хорошим началом. Впрочем, уверенности в этом не было. Ни у кого не вызывало сомнений, что в принципе гладко должен пройти саммит Россия--АСЕАН (сюда входят Бруней, Камбоджа, Индонезия, Лаос, Малайзия, Мьянма, Филиппины, Сингапур, Таиланд, Вьетнам). В конце концов, страны АСЕАН провели вчера в Куала-Лумпуре несколько такого рода саммитов с другими странами, и не было причин, по которым российский мог бы выглядеть более бледно, чем, например, японский.

Впрочем, членов российской делегации гораздо больше тревожили события предстоящего дня (сегодняшнего), то есть Восточно-Азиатский саммит (ВАС). Россия стремилась стать его полноценным членом, несколько месяцев назад подала соответствующую заявку — и наткнулась на письменные возражения Сингапура и устные — Японии и Индонезии. Министр иностранных дел России Сергей Лавров, пока ждал вместе с космонавтами появления господина Путина, пояснял, что ничего страшного в том, что Россия примет участие в ВАС как почетный гость, нет. Да, страны--участницы ВАС не считают Россию частью азиатского мира (но, может, это, в конце концов, и неплохо? — А. К.). Но на самом деле ее такой не считают США, с чьего голоса, очевидно, как можно было при желании предполагать, и поет Сингапур.

Версия министра иностранных дел, как ни странно, подтверждалась — по крайней мере, тем, что Япония и Индонезия предлагали: если уж принимать в ряды членов ВАС Россию, то тогда принимать и США.

В разгар работы саммита Россия--АСЕАН пришло известие, что в Индонезии от птичьего гриппа скончался человек. Я теперь глядел на индонезийского лидера с нескрываемой опаской, а в общую атмосферу саммита это событие, казалось мне, внесло оттенок апокалиптичности.

Впрочем, веселые и жизнерадостные малайзийцы не давали утвердиться этому впечатлению. Они были чрезвычайно гостеприимны и легкомысленны в обеспечении безопасности участников мероприятия. Проверки, которыми мучают журналистов на каждом мероприятии такого рода, не оставляли в Куала-Лумпуре рубцов на сердце. Все, чего хотели эти люди от журналистов, чтобы те поприличней выглядели. Так, они старались не пускать на официальные мероприятия людей в джинсах.

— Ноу джинс,— объяснял сотрудник службы безопасности Малайзии двум видным российским фотокорреспондентам.

Один из них, услышав эти слова, послушно стал расстегивать ремень. Для того чтобы сделать свою работу, он готов был войти в зал, где лидеры подписывали совместные декларации, и без штанов.

В этой декларации не было ни слова о том предложении, которое Россия намерена была сделать членам АСЕАН во время саммита,— о создании российского финансового фонда диалогового партнерства со странами АСЕАН.

Декларируемая борьба с терроризмом, в которой Россия хотела бы слиться с этими странами, тоже оставляет теперь желать лучшего — ввиду ее демонстративно общего характера.

Зато в декларации отмечается, что "обе стороны выступают в поддержку скорейшего присоединения Российской Федерации, Лаосской Народно-Демократической Республики и Социалистической Республики Вьетнам к ВТО". Похоже, приходит время, когда и эта компания становится для России почетной.

Впрочем, протокол о завершении переговоров по присоединению к ВТО вчера был подписан между Россией и Малайзией, а сегодня будет подписан между Россией и Филиппинами.

А саммит завершился парадом лидеров в шелковых рубахах с ручной росписью. Премьер-министр Малайзии давал прием в честь участников саммита. В синей рубахе навыпуск прошел султан Брунея — невысокого роста скромнейший на вид человек (неужели и правда автопарк в пять тысяч "Мерседесов"?).

Премьер-министр Таиланда, с которым Владимир Путин в этот же вечер подписал соглашение о безвизовых поездках граждан Таиланда и России (сроком до одного месяца), нарядился в оранжевый батик с плечиками из ваты. Премьер-министр Индии пришел в желтой рубахе и синей чалме. В какой-то момент организаторы начали скатывать в рулон красный коврик, по которому лидеры заходили в зал. Они были в уверенности, что пришли все, кого ждали. На самом деле один человек еще только поднимался по ступенькам. Как назло, это был президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Впрочем, увидев его, организаторы успели снова раскатать коврик. Но боюсь, что было уже поздно.

На приеме в огромном зале я заметил чисто российский столик. За ним сидели глава ФГУП "Рособоронэкспорт" Сергей Чемезов и губернатор Приморского края Сергей Дарькин. Увидел я здесь и полпреда президента России в Дальневосточном федеральном округе Камиля Исхакова. Он улыбался людям своей уже знаменитой казанской улыбкой.Наверное, и здесь уже кого-то перемудрил.


АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ



Комментарии
Профиль пользователя