Коротко

Новости

Подробно

Ирак на грани выборов

борьба за власть

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

Завтра в Ираке состоятся парламентские выборы. По замыслу организаторов они должны стать поворотным моментом в строительстве мирного демократического Ирака. Между тем надеждам мирового сообщества не суждено сбыться: несмотря на присутствие в стране многотысячного иностранного контингента, "исторические выборы" в Ираке проходят на фоне беспрецедентной волны насилия, предельного обострения отношений между суннитами и шиитами и фактического распада страны на не контролируемые центральной властью районы. С подробностями из Ирака — корреспондент Ъ ЭРНЕСТ Ъ-СУЛТАНОВ.


Смертельный выбор


Такого количества агитационных материалов на улицах иракских городов не было со времен режима Саддама Хусейна. Улицы Багдада пестрят тысячами плакатов кандидатов, претендующих на 275 мест в парламенте Ирака, а также популярных политиков и религиозных деятелей. По изображенным на них людям легко вычислить, в каком районе Багдада вы находитесь. В населенном шиитами районе Эль-Казимия со стен, витрин и столбов глядят бородатые клерикалы в тюрбанах. На другом берегу Тигра, в суннитском районе Эль-Аазамия, на плакатах преобладают люди в европейских костюмах, как, например, бывший вице-премьер Ирака Ахмед Чалаби.

Расклейщики агитматериалов часто становятся жертвами политических разборок. Только за последние две недели в Багдаде и Мосуле было убито шестеро распространителей. Однако эта работа хорошо оплачивается, и желающих подзаработать много. Самим кандидатам в депутаты национальной ассамблеи приходится еще хуже. Победить на выборах — полдела: чтобы занять место в парламенте, надо еще выжить. Баллотирующиеся в парламент гибнут практически ежедневно — страну захлестнула волна политических убийств. Последней жертвой стал глава суннитского политического объединения "Свободная прогрессивная иракская партия" Музхир ад-Дулейми. Вчера его автомобиль расстреляли в городе Рамади, где политик проводил избирательную кампанию.

На этом фоне вряд ли кого-то могут успокоить заявления исламистских группировок, в том числе Исламской армии Ирака, которые обещают не срывать голосование. Это обещание ничего не стоит, ведь исламисты называют выборы "сатанинским проектом". "Мы не намерены нападать на избирательные участки 15 декабря, чтобы не подвергать опасности невинных людей. Но это не означает, что мы отказываемся от священной войны против американцев и их приспешников",— говорится в обнародованном вчера заявлении Исламской армии Ирака.

Между тем напоминание о том, что выборы в Ираке "состоятся при любой погоде", пришло в страну из-за рубежа. Первыми свой выбор сделали иракцы, проживающие за границей. Вчера Центризбирком устроил досрочное голосование для 1,5 млн граждан, проживающих за пределами страны. Избирательные участки были открыты в 15 странах, в том числе Австралии, США, Канаде и Нидерландах. Досрочное голосование было организовано и для примерно 300 тыс. сотрудников служб безопасности, пациентов госпиталей и заключенных, в том числе 12 тыс. зеков тюрем Абу-Грейб и Camp Bucca. "Мы отмечаем хорошую явку",— заявил вчера глава ЦИК Ирака Али аль-Лами.

Курдский север: демократия кланов


Самым спокойным иракским регионом накануне выборов остается населенный курдами север. Спокойствие это весьма относительное, так как множество действующих здесь партий традиционно борются за сферы влияния. Основных партий две — Демократическая партия Курдистана (ДПК), контролирующая большую часть провинций Эрбиль и Дакук, и Патриотический союз Курдистана (ПСК), под властью которого находится Сулеймания. О принадлежности территории свидетельствуют плакаты того или иного лидера, а также многочисленные блокпосты. Если вы проезжаете через блокпост с солдатами в американской форме песочного цвета, то это территория ДПК. А если на блокпосту солдаты одеты в темно-зеленую форму — это территория ПСК.

Есть и множество более мелких партий, таких как Социал-демократическая партия (СДП), власть которых распространяется на отдельные городки или деревни. Каждая партия понимает демократию весьма своеобразно — как гарантию того, что никто не станет посягать на ее кормушку. Так, доходы от таможни на границе с Турцией получает ДПК, а с иранской границы — ПСК и СДП.

На эти выборы ведущие курдские партии договорились идти одним списком, заключив своего рода пакт о ненападении. Этот список отражает "политический вес" партий, который определяется количеством находящихся в их распоряжении бойцов и размерами контролируемой территории. Поскольку избиркомы в Курдистане считают так, как нужно местному руководству, удобнее заранее договориться о распределении мест. Кроме того, единый список позволяет курдским партиям не допустить внутренней резни.

Единственная сила, которая может оспаривать результаты выборов у местных партий,— курдские исламисты. Дело в том, что партии отражают интересы нескольких привилегированных кланов, тогда как остальная часть населения живет в нищете. Исламисты стали альтернативой традиционным партиям и связанной с ними коррупции. Игнорировать их власти не могут, поэтому исламский список может получить 10-15% голосов. Но если бы выборы были действительно демократическими, исламисты получили бы не менее половины. Однако американцы закрывают глаза на отсутствие демократии в Курдистане. Ведь Северный Ирак — единственный стабильный регион, а исламисты выступают против иностранного присутствия в Ираке.

Суннитский центр: анархия — мать порядка


Дорога из Курдистана в Багдад когда-то проходила через ухоженные суннитские города, в которых селилась отставная военная элита. После свержения Саддама Хусейна эти города по несколько раз подвергались зачисткам и разграблению. Помимо американцев в зачистках суннитских районов принимали участие отряды шиитов, которые относились к захваченным городам как к вражеским территориям. Большое количество местных жителей было убито, многие остались без жилья и средств к существованию. Однако эти люди превосходно владеют оружием.

Здесь действует огромное количество банд — кто-то под религиозными, а кто-то под саддамовскими флагами. Основной их целью остается борьба за выживание, средствами — похищение людей и нападение на караваны. Особенно ценятся иностранцы из богатых стран: за них хорошо платят.

Коалиционные войска ситуацию не контролируют. Американцы предпочитают не вмешиваться в местные разборки, периодически возникающие в районе полуразрушенных городов так называемого суннитского треугольника. На выборы в населенных преимущественно суннитами центральных районах Ирака могут прийти разве что партийные активисты, для которых политика — тяжелая работа. Население же считает выборы затеей не только бесполезной, но и опасной. Те, кто все-таки придет на выборы, будут голосовать либо за исламистов, либо за баасистов.

Шиитский юг: единство противоречий


Казалось бы, проживающие на юге и составляющие большинство населения Ирака шииты должны использовать предстоящие выборы как инструмент утверждения их политического господства в стране. Однако накануне выборов становится особенно очевидным, что иракские шииты отнюдь не единая сплоченная сила. Помимо племенных и клановых противоречий существуют серьезные разногласия между религиозными лидерами шиитского юга.

Эти противоречия представляют наибольшую угрозу в контексте автономизации в Южном Ираке. Ключевое значение в регионе приобретает не столько фактор религиозной общности, сколько племенной. Для племенной элиты гораздо важнее повышение собственного благосостояния, например, через автономию южных регионов, чем призрачные общешиитские или общеиракские интересы. За влияние на шиитскую племенную элиту борются англичане и иранцы. Для англичан Южный Ирак становится зоной особых интересов — прежде всего в нефтяной сфере. С другой стороны, Иран заинтересован в сохранении своего влияния в рамках противоречий между Багдадом и Басрой: именно Тегеран может взять на себя роль арбитра между ними.

Конкуренция между внешними силами проявляется через волну терактов. Показательны последние обвинения в адрес иранских спецслужб, которые, по мнению англичан, стоят за терактами против оккупационных войск. В ответ англичане произвели аресты среди иракских чиновников и полицейских, заподозренных в связях с Тегераном. И англичане, и иранцы стремятся усилить свое влияние на Высший совет исламской революции Ирака (ВСИРИ), члены которого в основном выходцы с юга. В результате репрессий Саддама Хусейна сторонники ВСИРИ потеряли свое благосостояние, а теперь, если им удастся создать автономию, богатый нефтью юг может стать вторым Кувейтом. В качестве противовеса ВСИРИ выступает распущенная год назад "армия Махди", возглавляемая радикалом Муктадой Садром. Ее нынешнее возрождение и усиление происходит не без участия премьера Ибрагима аль-Джафари. Дело в том, что в случае автономизации богатого нефтью Южного Ирака правительство в Багдаде может лишиться финансовых ресурсов.

Оценивая предвыборную ситуацию в Ираке в целом, вчера президент США Джордж Буш был вынужден признать, что предстоящие в стране выборы "не будут идеальными". Правда, по его мнению, выборы станут "поворотным пунктом" в усилиях по строительству демократии в Ираке и трансформации всего Ближнего Востока. Ситуация в Ираке накануне выборов свидетельствует о том, что этим надеждам не суждено сбыться.


Комментарии
Профиль пользователя