Коротко

Новости

Подробно

Интервью

Леонид Федун

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 20

вице-президент НК ЛУКОЙЛ


"Все НПЗ России работают на пределе возможностей"


— Как будет развиваться рынок ГСМ в ближайшие годы?

— Его будет характеризовать все возрастающий дефицит бензина. По нашим расчетам, прирост автопарка будет примерно в два раза выше, чем ожидалось раньше. Уже к 2010 году в России будет около 32-33 млн автомобилей, к 2015 году — 40-42 млн. Москва приблизится к уровню Греции по количеству автомобилей на тысячу жителей — не понятно, как все эти авто разместятся на этих улицах, а вся Россия подтянется к тому уровню, на котором сейчас находится Москва,— где-то 350 автомобилей на 1000 душ населения.


Субсидии национальной программы, те, которые предложены по сельскому хозяйству, потребуют утроить агропарк — количество комбайнов, машин, которые обслуживают сельское хозяйство. И к тому же не учтен еще один очень важный фактор — рост автопроизводства в Китае. Мы ожидаем, что Китай будет предлагать автомобили, которые будут находиться в диапазоне около $5-6 тыс. за штуку, причем качественные автомобили. А КНР собирается производить миллионы таких автомобилей, у нее программа. Это означает, что откроется еще одна ниша покупательского спроса, количество людей, покупающих такие автомобили, будет больше и, возможно, темпы роста автопарка будут даже выше, чем те, которые мы сейчас прогнозируем.

С точки зрения нефтяников перспективы пугающие. Сегодня все НПЗ России забиты нефтью под завязку и при этом самая большая доля в товарной номенклатуре приходится на мазут.

По 92-му и 95-му бензинам уже сейчас потребности рынка почти сравнялись с предложением. Если, скажем, два года назад средние товарные запасы по ним составляли около трех недель, в прошлом году — полторы-две недели, сейчас — два-три дня. Растет реализация бензина с каждой автозаправки. Если раньше на каждую из наших АЗС приходилось 4,5 тонны продаж в сутки, то сейчас эта цифра приближается к 7 тоннам.

И дальнейшее увеличение производства бензина невозможно, поскольку уже сейчас и первичные, и вторичные мощности заводов (необходимы для выпуска высокооктановых марок бензина.—Ъ) используются практически на все 100%. К 2010 году в стране начнется дефицит и горючее придется либо импортировать, либо ограничивать его продажу. Любой из этих вариантов приведет к росту цен на него. По нашим подсчетам, к 2015 году на один автомобиль будет приходиться по 19 литров бензина в неделю взамен нынешних 31 литра.

— Так к этому времени наверняка будет проведена реконструкция действующих заводов, будут построены новые.

— К 2010 году уже не успеть. Для того чтобы из ситуации выйти, надо было начинать реконструкцию в 2004-2005 годах. От момента принятия решения по строительству или реконструкции НПЗ до его запуска проходит семь лет. Заводов, которые имели бы в своем составе весь необходимый набор вторичных процессов, позволяющих производить из нефти наибольшее количество светлых нефтепродуктов, 11 из 25. Из всех установок каталитического крекинга лишь треть современных. Заводов, которые более или менее соответствуют мировому уровню, всего лишь пять. Коэффициент выхода светлых нефтепродуктов в России составляет 47%, на бензин приходится 16% от переработанной нефти. В США коэффициент выхода бензина составляет 43%, в Европе — 23%. Однако европейцы давно сделали ставку на выпуск высококачественного дизтоплива — его выход составляет 39%. В России — 28%, но большая его часть не соответствует евростандартам.

— Вы хотите сказать, что российские нефтяные компании не проводят политику по реконструкции нефтепереработки?

— ЛУКОЙЛ к началу кризиса выйдет примерно на уровень 70% выхода светлых нефтепродуктов. Но это проблему не решит. Мы даем только 20% российской нефтепереработки. В ближайшем будущем государство будет контролировать прямо либо косвенно две трети нефтепереработки (с учетом НПЗ, пока принадлежащих ЮКОСу, и Омского НПЗ, вошедшего в "Газпром".—Ъ). Оно и должно дать жесткие команды, с тем чтобы проблема реконструкции начала решаться, чтобы создавались новые, весьма дорогостоящие мощности.

— Каким же вы видите выход из ситуации?

— Я предлагаю сделать то же самое, что Европа сделала в конце 70-х годов,— провести дизелизацию. Надо сбросить ввозные пошлины на автомобили с дизельным двигателем и уполовинить налог на владельцев автомобилей с дизельными двигателями. То есть сделать дизельный автомобиль дешевле бензинового. Довести качество дизтоплива до европейских нормативов можно в течение двух-трех лет. Необходимо, чтобы на один ввозимый бензиновый двигатель ввозился один дизельный. Тогда ситуация не будет столь острой. Дизтоплива в России выпускается много, больше половины экспортируется в качестве печного топлива.

Чтобы стимулировать нефтекомпании выпускать качественное дизтопливо, нужно сделать одну простую вещь — дифференцировать акциз на него. Чем выше качество топлива, тем ниже должен быть акциз. ЛУКОЙЛ вывозит в Финляндию 1,5 млн тонн дизтоплива в год, соответствующего европейским требованиям, ради него даже купил финскую нефтекомпанию Teboil, имеющую сеть АЗС, чтобы иметь гарантированный рынок сбыта. В России у дизтоплива такого рынка нет.

— Несмотря на то что крупнейшие нефтекомпании зафиксировали цены на бензин, за прошедший месяц они выросли на 1%. Чем это объясняется?

— Больше половины АЗС не контролируются нефтекомпаниями. Они не заключали никаких соглашений о фиксации цен, и на их сбытовую политику никто не может влиять. Средняя прибыль с реализации бензина в России составляет $70-100 с каждой проданной тонны. В США, к примеру,— $35 с тонны. Чтобы выжить, владельцы тамошних АЗС должны иметь оптимизированную систему бизнеса, бороться с издержками, экономить электроэнергию, воду. Запустить магазин, который и приносит основную прибыль, потому что на эти копейки не проживешь. В Америке бензин дает 15% прибыли, остальное дают сопутствующие услуги: мойка, заливка масел, магазин.

— Насколько долго продлится мораторий на рост цен? Нефтяники пообещали не увеличивать их до нового года, когда цены продолжат рост?

— Если государство примет какие-то меры, то цены продержатся неизменными достаточно долго, до будущего лета. То есть если налог на добычу полезных ископаемых будет отвязан от мировых цен на нефть. Если все-таки будут предприняты какие-то шаги, стимулирующие производство более качественного топлива. А на самом деле наличие дефицита приводит к тому, что бензин может дешеветь, может дорожать, но он просто будет исчезать из продаж. Как это уже не раз было.

— До какого уровня могут вырасти цены на бензин, сколько потребители согласны платить за него, а не ставить машины на прикол?

— Мы заказывали на эту тему социологический опрос, который проводился в Москве. 80% потребителей сказали, что даже при 40-50 руб. за литр они будут продолжать ездить на своих машинах.

— Но Москва — это не вся Россия...

— Москва не Россия, да, но я думаю, что по России ответ был бы примерно тем же. На самом деле количество людей, владеющих совсем дешевыми автомобилями, например пенсионеров, в общем числе автолюбителей составляет около 5-7%. Они откажутся первыми. Поэтому государство должно принимать срочные меры, иначе автомобилисты во всех своих бедах будут обвинять нефтяников.

Интервью взял ПЕТР Ъ-САПОЖНИКОВ



Комментарии
Профиль пользователя