Коротко

Новости

Подробно

"По уровню американских инвестиций Россия — это Коста-Рика"

официальное мнение

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Вчера завершился визит в Россию заместителя госсекретаря США по экономическим вопросам ТОНИ УЭЙНА, курирующего среди прочего проблемы ВТО и G8. В интервью корреспонденту Ъ БОРИСУ Ъ-ВОЛХОНСКОМУ он рассказал о своем видении перспектив вступления России в ВТО и ее роли в G8.


— Какова была повестка дня вашего визита в Россию?

— Мы обсудили широкий круг проблем экономического сотрудничества. В рамках моего визита состоялось заседание Российско-американского делового совета. Мы обсудили проблемы вступления России в ВТО — как вы знаете, недавно министр экономического развития России Герман Греф был в Вашингтоне, и наши дискуссии продолжились здесь. Важный аспект — сотрудничество в нефтяной сфере. В минувший уикенд мы отпраздновали получение первой нефти с месторождения Сахалин-1, в разработке которого участвовали российские, американские, а также японские и индийские фирмы. Кроме того, мы обсудили комплекс вопросов, связанных с тем, что в будущем году Россия будет председательствовать в G8. И, наконец, поскольку в России работает большое число американских компаний, мы обсудили проблемы сотрудничества в бизнесе.

— Если говорить о перспективах вступления России в ВТО, заметили ли вы какой-то прогресс за последнее время?

— Да, конечно, определенный прогресс был достигнут. Но до сих пор сохраняется и ряд проблем. Для нас крайне важно, чтобы в России в полной мере охранялись права интеллектуальной собственности. В последнее время был принят ряд важных законов, теперь дело за тем, чтобы обеспечить их исполнение. Мы с удовлетворением отмечаем, что на разных уровнях российского руководства продемонстрирована готовность обеспечить права интеллектуальной собственности на территории России — об этом говорил и генпрокурор, и премьер-министр. Для американского бизнеса эта проблема особенно важна, поскольку значительную часть нашего продукта составляет то, что я бы назвал творческим продуктом, требующим больших вложений именно интеллектуального труда. Но я думаю, что этот же вопрос в равной степени важен и для России, поскольку мы знаем, что в России есть много талантливых инженеров, компьютерщиков, дизайнеров, просто художников, создающих творческую продукцию. И они заинтересованы в том, чтобы в полной мере получать должное вознаграждение за свой труд.

— Правильно ли я понял вас, что с законами как таковыми дело обстоит более или менее приемлемо, а главная проблема в том, как законы исполняются?

— Да, именно так я понимаю проблему. Впрочем, нас весьма обнадеживает тот факт, что в последнее время в России предпринят ряд шагов для практического решения этой проблемы. Я, в частности, слышал о рейдах на производителей и торговцев CD- и DVD-дисками. Суть проблемы в том, что эти незаконно произведенные диски распространяются не только на территории России, но и идут на экспорт.

— А вам не кажется, что порой показательные рейды совершаются в чисто рекламных целях, а практическая отдача от них минимальная?

— Для нас важна вся система исполнения законов — от начала и до конца. Одно дело, когда торговцев окружают, изымают продукцию, а затем они идут на все четыре стороны, другое — когда производятся аресты и дело доходит до суда.

— Администрация США неоднократно заявляла о намерении диверсифицировать поставки энергоносителей, особенно в нынешних условиях роста цен на нефть. Как, по-вашему, какие перспективы у России?

— Россия обладает огромным потенциалом. Я думаю, она могла бы значительно расширить свои мощности по сравнению с ныне существующими. Но это процесс, имеющий средне- и долгосрочную перспективу, и может не сразу дать отдачу. Тут главное — это подчеркнуть приверженность к сотрудничеству на долгосрочной основе. Что еще крайне важно, это то, чтобы законы, действующие в сфере бизнеса, были ясными и транспарентными. Я знаю, что в России готовится ряд важных законов, касающихся энергетической сферы,— важно, чтобы стратегические инвесторы были убеждены в их ясности и прозрачности. Это касается не только нефтяного сектора. Что поразило меня недавно, так это то, что объем американских инвестиций в Россию составляет где-то одну пятую от объема инвестиций в страны Восточной Европы в отношении к их экономическому потенциалу. А недавно мне сказали, что общий объем американских инвестиций в Россию равен объему инвестиций в Коста-Рику. Я знаю, что многие американские компании проявляют интерес к тому, чтобы вести бизнес в России, но хотели бы минимизировать риски.

— В связи с членством России в G8 высказываются разные мнения. Некоторые аналитики говорят, что у Китая и Индии не меньше прав быть членом клуба ведущих мировых держав. Так что же все-таки такое "большая восьмерка" — G8, G7 + 1 или, может быть, G10?

— Россия была и остается нашим надежным партнером в G8. Она играла и играет важную роль в исполнении решений, достигнутых на саммите G8 в Глениглсе. Это касается широкого круга проблем общемирового звучания — от ситуации в Африке до международного терроризма. Так что мы рассматриваем Россию как полноправного партнера в рамках "большой восьмерки". Что касается контактов с другими странами, то в рамках саммитов G8 проходят мероприятия с привлечением их лидеров, но все понимают, что это именно G8 плюс другие страны.

— То есть о "большой десятке" речь не идет?
— У нас есть G8.

Комментарии
Профиль пользователя