Коротко


Подробно

 Президентское правление в России


Исполнительная власть не оставляет оппозиции шансов

       Президентская команда продолжает принимать меры для стабилизации обстановки в Москве. Снят с должности генерального прокурора не внушавший доверия партии демократов Валентин Степанков, распущен Моссовет (несколько его депутатов арестовано) и районные Советы. Некоторые газеты вышли в свет с белыми пятнами на страницах (например, "Независимая газета" и "Сегодня") — на месте материалов, снятых цензурой. Московская милиция сообщила, что за первую ночь, прошедшую в условиях комендантского часа, не было угнано ни единой машины.
       
Писать можно все, кроме того, что запрещено
       Деятельность средств массовой информации, безусловно, может оказать самое серьезное влияние на обстановку не только в городе, но и во всей стране. Поэтому естественно, что одним из первых шагов исполнительной власти в условиях ЧП стало закрытие наиболее одиозных оппозиционных газет и телепрограммы "600 секунд". Теми же причинами, по всей видимости, вызвано и введение цензуры.
       Тем не менее тревогу многих журналистов вызывает то, что Кремль так и не очертил сколько-нибудь конкретно рамки деятельности предварительной цензуры и не определил "правил игры". Отсутствие сведений о том, какие материалы не подлежат публикации, открывает возможности для волюнтаристских действий цензоров, превышающие, как это ни парадоксально, даже возможности цензоров в памятные времена Главлита, поскольку в те годы цензорская деятельность регламентировалась огромным количеством секретных правил и установок, и цензор, по крайней мере, не снимал материалов по собственному усмотрению.
       Последнее обстоятельство тем более серьезно, что, как выяснилось, в Министерстве информации и печати нет достаточного количества квалифицированных специалистов, способных заниматься проверкой материалов. В результате в некоторых изданиях контроль за материалами осуществляли военные цензоры. Как сообщили Ъ в Государственной инспекции по защите свободы печати и массовой информации при Мининформпечати, цензура введена только в Москве, mass media в регионах действуют без контроля.
       Цензоры осуществляют контроль на заключительном этапе подготовки газет. Им выделены помещения в типографиях. Поэтому технология не всегда позволяет заменить изъятые материалы другими. Вчера утром "Независимая газета" и "Сегодня" попали к читателям с белыми пятнами на месте снятых цензурой материалов. Как стало известно впоследствии, сотрудники Мининформпечати изъяли из "Сегодня" материал Сергея Пархоменко, в котором он критически оценивал события в Кремле в ночь на понедельник — в частности, долгие переговоры с армейскими начальниками, никак не решавшимися войти в город, несмотря на прямые приказы. В "Независимой газете" были сняты два материала — мнение председателя Кемеровского областного совета Амана Тулеева о московских событиях, а также статья об одном из экологически вредных производств Москвы.
       Наблюдатели ожидали, что в условиях ЧП вакантный пост министра информации и печати займет верный сторонник Бориса Ельцина Михаил Полторанин. Однако вчера он заявил журналистам, что не одобряет введение цензуры. В тот же день, по некоторым сведениям, этот пост по совместительству занял первый вице-премьер Владимир Шумейко. Неизвестно, насколько ему близка данная сфера деятельности, но имидж жесткого и решительного человека, приобретенный г-ном Шумейко, не оставляет сомнений, что цензура с точки зрения Кремля будет достаточно эффективной.
       
Кадры решают все
       Одновременно президентская команда методично продолжала вчера нейтрализацию политических оппонентов. Центральный банк предписал коммерческим банкам Москвы прекратить все операции по счетам общественных и политических организаций, деятельность которых приостановлена Минюстом России в связи с причастностью к беспорядкам.
       Валентин Степанков, которого многие из окружения Бориса Ельцина считали человеком Хасбулатова, а адвокат Макаров даже попытался обвинить в причастности к покушению на его жизнь, лишь две недели продержался на своей должности в условиях президентского правления. Его заменил сибирский юрист Алексей Казанник, известный демократическими убеждениям и тем, что на I съезде народных депутатов СССР он уступил свое место в ВС опальному тогда Борису Ельцину. Таким образом, следствие по делу арестованных в Белом доме будет вестись прокуратурой, возглавляемой их политическим противником.
       Борис Ельцин снял с должностей глав администраций Амурской области г-на Сурата и Новосибирской области г-на Муху, открыто выступавших против его указа #1400. А Сергей Филатов, позвонив Валерию Зорькину, от имени президента и премьер-министра предложил ему уйти в отставку. В противном случае, было заявлено председателю Конституционного суда, на него будет заведено уголовное дело по поводу "правового обеспечения конституционного переворота". О реакции г-на Зорькина к вечеру еще не было известно. Вчера же появились сообщения о том, что в ближайшее время президент может распустить все местные Советы. Вопрос лишь в том, распускать все или только те, которые поддержали Белый дом, сказал высокопоставленный чиновник президентской администрации Петр Филиппов.
       
О чем думает Ельцин, то делает Лужков
       Сложившейся ситуацией в полной мере пользуется московская администрация. Вчера на заседании Московского правительства Юрий Лужков сообщил, что в скором времени иногородние граждане, находящиеся в Москве без должных оснований и не зарегистрированные надлежащим образом, будут выдворяться из города. Одновременно мэр призвал москвичей сообщать о таких гражданах в отделения милиции. По его словам, в ближайшее время Борис Ельцин подпишет указ о визовом режиме въезда в Москву.
       Лужков также заявил, что сейчас "необходимо использовать в интересах москвичей сложившуюся в городе ситуацию, не допустить ошибок августа 1991 года". По его словам, Советы в их нынешнем виде не могут существовать в Москве, а функции городского парламента должна исполнять дума, которой необходимо вернуть исторически принадлежавшее ей здание, в котором сейчас находится Музей Ленина.
       Серьезность намерений Лужкова подкреплена решительными действиями правоохранительных органов. В воскресенье по обвинению в призывах к штурму "Останкино" были арестованы несколько депутатов распущенного Моссовета. По словам их родных, сейчас они находятся в "Матросской Тишине".
       ВАЛЕРИЙ ПОГОРЕЛЫЙ
       Комментарий редакции
       События последних дней можно оценивать по-разному. Очевидно, однако, одно: в результате всего происшедшего страна фактически оказалась в условиях единовластия. Безусловно, такое положение имеет свои плюсы. В нынешней обстановке трудно отрицать необходимость разумных, но решительных мер, пусть даже выходящих за правовые рамки и ограничивающих гражданские свободы. Эти меры сами по себе не представляют угрозу для общества.
       Опасно иное: единовластие — едва ли не самый большой для государственного мужа соблазн. Опасность состоит в том, что приятная возможность проведения мер без оглядки на оппозицию может создать у Кремля чувство собственной непогрешимости и привести в конечном счете к положению, когда высокая концентрация власти из необходимого средства превращается в самоцель.
       Развивая ситуацию в направлении выборов, Борису Ельцину фактически предстоит играть на ограничение собственных властных полномочий. Такая игра требует огромного мужества. Удастся ли ему преодолеть соблазн всевластья? Если не сегодня, когда на улицах еще звучат выстрелы, то уже завтра это станет основным вопросом.

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 06.10.1993
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение