Коротко

Новости

Подробно

Убийц главы "Алмаз-Антея" нашли по телефону

дело банды

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

В Мосгорсуде начались прения по делу об убийстве в 2003 году и. о. гендиректора концерна ПВО "Алмаз-Антей" Игоря Климова и руководителя петербургского ОАО "Проммашинструмент" Елены Нещерет. Выступившая вчера прокурор потребовала, чтобы присяжные признали всех шестерых подсудимых виновными и не заслуживающими снисхождения.


В связи с тем, что процесс проходит с участием присяжных, прокурор Светлана Дегтярева не просила назначить обвиняемым конкретные сроки. Ее задача была в том, чтобы убедить присяжных в виновности подсудимых в бандитизме и убийствах. А чтобы судьи не запутались в доказательствах, гособвинитель разбила свое выступление на две части: сперва проанализировала доказательства по эпизоду с убийством Игоря Климова, а потом — по эпизоду, связанному с убийством Елены Нещерет.

Напомнив, что непосредственно в убийстве Игоря Климова (оно произошло в Москве 6 июня 2003 года) обвиняются жители Новгородской области Александр Бурукин, Юрий Мурашко и Ирек Набиуллин, прокурор сообщила, что они действовали под руководством их земляка Евгения Манькова. Именно он и организовал преступление. Участие всех этих людей в убийстве Игоря Климова подтверждается признательными показаниями подсудимого Бурукина на этапе предварительного следствия. Тогда он рассказал, что вместе с подельниками приехал в Москву 5 июня 2003 года, чтобы осмотреть место будущего преступления, а также "уточнить пути отхода". Обвиняемый Бурукин сообщил и о роли каждого из сообщников. Ирек Набиуллин достал патроны для его нагана, а Юрий Мурашко сделал глушитель на его оружие. Подельники должны были страховать киллера во время нападения на гендиректора "Алмаз-Антея", а потом увезти с места преступления на машине.

Но поскольку в суде обвиняемый Бурукин заявил, что следователи принудили его дать признательные показания, прокурор напомнила присяжным, что истинность первоначальных показаний подтверждается в том числе и судебно-криминалистическими экспертизами. Например, анализ биологического вещества с бейсболки, которую сорвал с киллера смертельно раненный Игорь Климов, свидетельствует о том, что ее носил именно Александр Бурукин.

О том, что в момент совершения преступления все трое обвиняемых находились возле дома, в котором проживал Игорь Климов, по мнению прокурора, свидетельствуют распечатки соединений их мобильных телефонов, полученные от операторов сотовых сетей. С их помощью удалось точно установить, где тогда находились подсудимые.

Рассказывая об убийстве Елены Нещерет, Светлана Дегтярева отметила, что Евгений Маньков заказал его обвиняемым Бурукину и Мурашко. Но те в последний момент отказались, поэтому убийство исполнили два других члена преступной группы — оперуполномоченный ГУВД Санкт-Петербурга Владимир Степанов и Александр Никитин. Подсудимый Никитин должен был напасть на госпожу Нещерет с заточенной отверткой (ее изготовил Юрий Мурашко), а оперативник Степанов подстраховать его и, если понадобится, добить женщину охотничьим ножом "Тайга" (милиционер был награжден им за войну в Чечне). Елене Нещерет было нанесено 19 ранений. 15 раз ее ударил подсудимый Никитин, согнув при этом отвертку, а подсудимый Степанов четырьмя ударами ножом добил жертву.

Сославшись на показания Александра Бурукина, прокурор сообщила, что Александр Никитин жаловался киллеру на то, что орудие преступления было неудобным: "Ручка у нее (отвертки.— Ъ) была сделана из пластика, а не из резины, поэтому во время убийства рука скользила". Участие обвиняемых в этом преступлении также подтвердили распечатки соединений их мобильных телефонов — находясь возле дома госпожи Нещерет, они постоянно переговаривались между собой и созванивались с заказчиком Маньковым. Его прокурор Дегтярева попросила присяжных признать организатором двух убийств, а также лидером банды. Остальные подсудимые были участниками этой банды и также не заслуживают снисхождения, поскольку совершали преступления с особой жестокостью.

АЛЕКСЕЙ Ъ-СОКОВНИН



Комментарии
Профиль пользователя