Коротко

Новости

Подробно

"Президент сделал выбор в пользу своего коррупционного окружения"

Юлия Тимошенко объяснила Ъ причины своей отставки

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

борьба за власть

Экс-премьер Украины ЮЛИЯ ТИМОШЕНКО рассказала о причинах своей отставки и обрисовала свое политическое будущее в интервью корреспонденту Ъ МУСТАФЕ Ъ-НАЙЕМУ.


— С кем вы себя сейчас видите? С оппозицией или провластными партиями?

— Прежде всего, мне лично никуда не нужно переходить, потому что я не нарушила своих обещаний. Наоборот, те, кто предал идеалы нашей революции, должны уйти в оппозицию.

— Кто это?

— Я думаю, это люди, которые подозреваются сегодня в коррупции, которые сегодня вот таким образом унизили Украину. Те, кого не устраивают идеалы Майдана, должны уйти в оппозицию.

— Вы будете принимать участие в голосовании за правительство?

— Сегодня мы не видим для себя никаких оснований для того, чтобы участвовать в правительстве, которое формируется во главе с Ехануровым. Я думаю, что это не то правительство, в котором хотелось бы участвовать нашей политической силе. Я уверена в том, что наша главная цель — достойно провести парламентские выборы и победить на них, после чего сформировать правительство, которое будет олицетворять то, чего от нас ожидали люди после революции.

— Как вы считаете, у вас есть шанс после парламентских выборов еще раз занять пост главы правительства?

— Не шанс, а полная уверенность в том, что мы выиграем парламентские выборы. У меня нет никаких сомнений в этом, если честно. А потом, конечно, возглавить правительство.

— Как вы думаете, не является это началом президентской кампании?

— Я думаю, что началась парламентская кампания, поэтому сейчас из нее стараются убрать всех возможных конкурентов. Я знаю, что борьба будет очень жестокой и напряженной. Борьба будет со стороны тех, кто хочет стереть меня с политической карты страны, она будет очень нечестной. Но я восемь лет боролась за то, чтобы моя страна наконец-то обрела моральные идеалы, и я обязательно доведу этот путь до логической цели, до того, чтобы получить правительство, которое не ворует, чтобы получить чиновников, которые не воруют, и страну, которая вздохнет от этого ига.

— Вчера президент во время пресс-конференции намекнул, что вы вместо того, чтобы работать, занимались политическими интригами...

— Я хочу сказать, что судьей Виктору Андреевичу может быть только Господь, и если у него, у человека, который очень хорошо знает, как я работала и что я делала, и знает, что для меня те заповеди, которые мы провозглашали перед людьми, являются моей жизнью — он видел каждое мое действие, которое я делала в правительстве. Я думаю, что у него нет никаких оснований сказать обо мне хотя бы одно сомнительное слово. Я знаю, что об этом знают и люди. Поэтому, когда президент берет на себя функцию говорить обо мне что-то плохое, он должен просто вспомнить, как мы вместе стояли перед людьми, как восемь месяцев я не выходила из кабинета, чтобы эти обещания, которые мы давали людям, вдохнуть в жизнь, и поэтому мне кажется, это большой грех, что он говорил, если, конечно, он говорил, потому что я этого не слышала.

— Вы держите на него обиду?

— Нет. Я вообще считаю, что обиды — это совершенно неблагодарное состояние, я могу сказать, что до последнего прошла путь сохранения единства. И даже за три минуты до выхода на эту решающую пресс-конференцию я сидела около него и просила, чтобы мы вместе вышли к прессе, чтобы мы показали людям, что ничего не разрушено, что все будет развиваться в стране только позитивно. И я просила его, чтобы между его окружением, которое обвинено в коррупции, и между мною он все-таки сделал выбор в пользу правительства, в пользу честной страны, но президент решил сделать выбор в пользу своей команды, то есть своего ближайшего окружения. А команда его, соратники, которые его так подвели, они поставили абсолютно радикальное условие президенту — убрать меня любой ценой. Просто потому, что я не давала воровать, потому что я не давала уродовать надежды людей. И это является основной причиной. Президент сделал свой выбор. И я не могу на него обижаться, он президент страны. Я просто буду идти своей дорогой. Наша политическая команда будет нести этот оранжевый огонек в своих руках до того момента, пока каждый человек в стране поймет, что он не зря простоял на этих майданах.

— Петр Порошенко говорит, что вы не хотели брать на себя ответственность за правительство, и все произошедшее — это заранее продуманный политический план, чтобы быть отправленной в отставку и начать предвыборную кампанию.

— Возможно, Порошенко не знает, но у меня с президентом есть письменное соглашение о том, что я иду вместе с ним на парламентские выборы, и о том, что поддерживаю его на президентских выборах 2009 года. И это лежит у президента — моя подпись моей собственной рукой. Я никогда еще не предавала своих партнеров и все свои обещания, которые я давала, держу. Единственное, о чем говорит Порошенко,— это чем пугали президента. Потому что вот таким, как Порошенко, нужно было освободиться от меня, чтобы спокойно делать свои делишки, не очень чистые. Поэтому они президенту рассказывали всякие страхи. Но президент твердо знал, что я не предам его ни при каких обстоятельствах.

— Вы виделись с президентом после своей отставки?

— Нет, контакта с президентом у нас не было. Но я думаю, что теперь мы пойдем совершенно разными дорогами, я думаю, что никогда против президента работать не буду — он президент страны. Мы будем бороться за парламентские выборы и за то, чтобы на них победить и сформировать правительство.

— С какими политическими силами вы собираетесь сотрудничать на выборах?

— Мы пойдем самостоятельно. И у нас, конечно же, не будет никаких блоков ни с Януковичем, ни с СДПУ(о), ни с другими политическими силами. Мы просто пойдем самостоятельно и очень самодостаточной силой.

— Вы себя видите президентом или снова премьером?

— Кем бы я ни была, я буду служить Украине, и это уже дело народа определить, кто будет премьер-министром, а кто — президентом. Я хотела бы, чтобы право выбирать, кому кем быть, оставалось за народом. Конечно, я буду бороться на парламентских выборах за пост премьер-министра. Для этого нужно, чтобы наша сила победила на парламентских выборах. Конечно же, мы будем участвовать в президентских выборах — в этом сейчас уже нет никакого сомнения. Но этот выбор сделала не я, этот выбор сделал Виктор Андреевич Ющенко под полным давлением со стороны его окружения. Но я еще раз хочу подчеркнуть, что я Виктора Андреевича прощаю, потому что это не по-христиански держать обиды. Просто я хочу пожелать ему, чтобы он как можно скорее освободился от тех людей, которые ведут его в никуда, которые ведут его к полному поражению.

— Какова будет судьба Никопольского завода ферросплавов?

— Это знаковый вопрос. Если власть пойдет в полной спайке с Пинчуком, то есть фактически с Кучмой, тогда этот завод постепенно вернут Пинчуку, несмотря на то что есть решение всех судебных инстанций вернуть его государству.

— Как вы прокомментируете обвинения в ваш адрес в том, что у вас есть договоренности с Приватбанком?

— Тот, кто говорит об этих вещах, наверняка не обладает информацией. Я инициатор того, чтобы заводы Приватбанка признать тоже незаконно приватизированными.

— Как вы думаете, эту проблему решит господин Ехануров?

— Жизнь подскажет, как это все будет. Я не хочу ничего плохого говорить об и. о. премьер-министра. Я хочу только верить в то, что сразу с первого дня не начнут предавать страну и людей и что все-таки будут действовать по решению судов, а не по кулуарным коррупционным договоренностям.

— Вы действительно рассчитываете получить 50% голосов или все же потом собираетесь уже в парламенте с кем-то блокироваться?

— Я уверена, что мы победим на выборах и наберем 226 голосов. Но если вдруг так сложится, что нам нескольких голосов не хватит, нам, конечно же, придется с кем-нибудь блокироваться.

— Сейчас фракция "Наша Украина" (пропрезидентская.— Ъ) распалась на фракции "Народный рух" и "Партия реформ и порядка". Могут ли эти фракции стать вашими партнерами?

— Я уверена, что мы будем сотрудничать с этими партиями, вот только какая это будет форма сотрудничества, я думаю, это вопрос решения с обеих сторон: и со стороны нашего политсовета, и со стороны политсовета этих партий. Но я очень хотела бы, чтобы такое сотрудничество состоялось.

— Говорят, что список министров вашего правительства был составлен президентом, а вы его просто утвердили. Так ли это было? И не повторится ли эта же процедура с господином Ехануровым?

— Во-первых, это действительно так и было. Это было жесткое условие президента: и кабмин, и губернаторы — это все были его кандидатуры, и мне была поставлена задача найти со всеми этими людьми общий язык и построить командную работу при постоянных провокациях относительно того, чтобы меня поссорить. Но при этом я смогла со всеми очень разными людьми работать командно и ни одного конфликта в правительстве у нас не было. Я думаю, Еханурову также сформируют правительство, как его сформировали мне.

— Как вы думаете, каким будет его состав?

— Думаю, что это будет частично обновленный состав. Я не могу прогнозировать, кого там не будет, но могу точно сказать, что там не будет Томенко, там не будет Терехина и там не будет меня.

— Будете ли вы контактировать с господином Зинченко?

— Да. Мы пригласили Александра Зинченко в нашу команду. Он будет входить в самый главный руководящий орган нашего блока, нашей партии. И я считаю, что это очень достойный человек. Для нас будет честью, если он будет в наших рядах.

— Вы не считаете, что все ваши шаги сейчас — контакты с Зинченко, ваши заявления о том, что только вы несете огонь революции, ваше заявление о том, что вы станете премьер-министром,— все это уже указывает на вашу оппозиционную расположенность?

— Нет. Это является просто честным и понятным курсом.
— Но сейчас этот курс идет вразрез с интересами президента.

— Я думаю, что люди, которые нарушили идеалы Майдана,— они в оппозиции. А я продолжаю оставаться тем человеком, который хочет пронести эту действительно прекрасную искорку, которую продемонстрировал наш народ, я хочу пронести ее до полной победы. И я могу вам твердо сказать, что меня сейчас очень мало будет интересовать чье-то мнение, кроме мнения нашей страны и народа, просто очень мало. Закончилось то время, когда мне кто-то мог ставить условия, кого брать в список нашей партии, кого брать в команду, а кого не брать. И, возможно, то, что мне поставили условие не брать в команду Зинченко, не брать в команду Томенко, не брать в команду Бродского или еще кого-то ... Возможно, эти условия и были той последней каплей. Потому что самое последнее дело — это сдавать свои взгляды. Можно сдавать кресла, можно сдать шубу в химчистку, но взгляды сдавать нельзя.

— Томенко тоже будет с вами?
— Да, конечно, безусловно. Мы его пригласили, и он уже согласился.
— Как вы думаете, какая судьба ждет Петра Порошенко?

— Я уверена в том, что какие бы посты ни занимали эти ребята, они остаются возле президента, они есть его настоящая команда. Никто из этой команды никуда не пропадет. И я не исключаю, что даже Третьяков вернется на свое место.

— Но все-таки, кем может быть назначен Петр Порошенко? Выше секретаря СНБО только премьер-министр и президент, а на прежний пост он вернуться вряд ли захочет.

— Я думаю, что ему достаточно оставаться кумом и дальше ему совершенно неважно куда идти.

— Если президент избавится от своего окружения, вы бы могли с ним в дальнейшем сотрудничать?

— Я не верю, что президент избавится от своего окружения, он сделал выбор между коррупционным окружением и правительством. И это выбор был им сделан сознательно.

МУСТАФА Ъ-НАЙЕМ



Комментарии
Профиль пользователя