Коротко

Новости

Подробно

Михаил Швыдкой поставил художникам радикальную задачу

биеннале современное искусство

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

Итоги I Московской биеннале современного искусства подведены на официальном уровне — на заседании коллегии Федерального агентства по культуре и кинематографии (ФАКК). Глава ФАКК Михаил Швыдкой критиковал представленное на биеннале искусство в недостатке радикализма. На вопрос, сможет ли удовлетворить чаяния господина Швыдкого вторая биеннале, отвечает ИРИНА Ъ-КУЛИК.


Заседание было выдержано в лучших традициях рапорта о трудовых достижениях. Приглашенные к микрофону организаторы биеннале — куратор-координатор Иосиф Бакштейн, комиссар Евгений Зяблов, члены оргкомитета заместитель начальника управления современного искусства ФАКК Александр Заволокин и председатель комитета по культуре Московской городской думы Евгений Бунимович были солидарны в том, что, несмотря на отдельные трудности и недочеты, первая биеннале удалась, а проведение второй неизбежно. Господин Бунимович заметил, что провести биеннале один-единственный раз и бросить эту затею было бы уж слишком по-русски. Остальные выступавшие сошлись в том, что Московская биеннале — это шаг к окончательной интеграции нашей культуры в общемировой контекст.

Михаил Швыдкой принимал победные рапорты задумчиво. "Ну а недостатки-то какие-нибудь были?" — интересовался он у каждого очередного выступавшего. Недостатков при всем желании не отлынивать от самокритики не находилось. Критики не прозвучало и со стороны — виновники торжества даже вполголоса высказывали сожаление, что на заседание не пожаловал кто-нибудь из разгневанных ревнителей традиционных художественных ценностей.

Некоторое оживление наступило только тогда, когда от подведения итогов перешли к перспективам. Впрочем, единственный конкретный вопрос, вынесенный на обсуждение, касался пока что только места проведения второй биеннале. Назывались две возможные площадки — Манеж и Провиантские склады, которые в ближайшее время, скорее всего, будут переданы Зурабу Церетели. Второй вариант показался предпочтительнее и Иосифу Бакштейну, и Михаилу Швыдкому. Господин Швыдкой заметил, что Провиантские склады, которые к моменту проведения второй биеннале будут пребывать в процессе реконструкции, современному искусству подходят больше, нежели респектабельный Манеж. Вот и среди выставок первой биеннале главе ФАКК больше всего понравилась инсталляция Кристиана Болтански, расположившаяся в пространстве, совершенно адекватно именуемом "Руина".

Почему господину Швыдкому так хочется поселить современное искусство в развалины, стало понятно в конце заседания коллегии. Так и не дождавшись самокритики со стороны выступавших, глава ФАКК решил выступить с ней сам. Господин Швыдкой, в ходе коллегии неоднократно заявлявший, что сам он в своем художественном развитии остановился на Шишкине, а свое отношение к современному искусству выразивший цитатой из Льва Толстого "Еврея любить трудно, но нужно", вдруг сказал, что в первой биеннале ему не хватало радикализма. "Эстетического",— счел нужным уточнить официальный представитель власти. Видимо, чтобы в нем не заподозрили провокатора — дескать, выказали бы художники какую настоящую крамолу, и весь проект можно было бы прикрыть, а не обсуждать его дальнейшие перспективы.

Тоске ведущего "Культурной революции" по радикализму можно только посочувствовать. В принципе по этой части Московская биеннале не уступала последней Венецианской. Чего стоит одна только гигантская желтая сосулька, "наросшая" на стоке нужника по проекту австрийской группы "Желатин". В той же Венеции, кстати, наиболее радикально выглядели работы живых классиков, например феминистические постеры художниц из группы Guerilla Girls, а вовсе не произведения молодых художников — сверстников участников Московской биеннале. Да и это был ненужный господину Швыдкому политический радикализм.

Что же до тоски по чисто эстетическим революциям, то это уже какой-то старомодный романтизм, конечно, жутко трогательный у государственного чиновника. Отыскать этакое бунтарское искусство во имя искусства вне музейных стен вряд ли по силам не только московской, но и какой бы то ни было другой биеннале. Ну не хотят сегодняшние художники быть бунтарями без политических причин.


Комментарии
Профиль пользователя