Коротко


Подробно

Русские вышколили американцев

У МХТ появилась Шестая студия в Гарварде

фестиваль театр

В Бостоне прошел первый международный театральный фестиваль "ArtsLand — новый восточноевропейский театр". Молодые американские актеры — выпускники Школы-студии МХТ подготовили три спектакля по современным пьесам из России, Литвы и Македонии. А в конце фестиваля объявили о создании нового театра — Studio Six. При рождении Шестой студии МХТ присутствовал РОМАН Ъ-ДОЛЖАНСКИЙ.


Американские актеры вернулись в Штаты совсем недавно, проведя в Москве четыре года и получив дипломы Школы-студии МХТ. Воспитанники русской театральной школы, они, судя по всему, успели искренне заразиться духом студийности. Расставаться им вроде бы не хочется. Так что новая инициатива Американской школы МХТ и Американского репертуарного театра, устроивших фестиваль ArtsLand (то бишь "земля искусства"), пришлась как нельзя кстати. Недавним студентам предложили поработать с тремя режиссерами из разных стран Восточной Европы, каждый из которых, в свою очередь, должен был предложить по одной новой пьесе из своей страны.

Впрочем, нельзя сказать, что выпускникам школы-студии предложили что-то совершенно незнакомое. Россию представлял Кирилл Серебренников, принесший пьесу "Изображая жертву", которая идет в Художественном театре. Иван Поповски, хоть по рождению и "отвечает" за Македонию, живет и работает в России. Выписанный из Литвы Оскарас Коршуновас недавно ставил в Москве "Смерть Тарелкина", привозил свои работы на гастроли, да и пьесу выбрал знакомую: "Скользящая Люче" Лауры-Синтии Черняускайте в прошлом сезоне была поставлена в Центре драматургии и режиссуры. В общем, все три режиссера, хотя и репетировали с переводом на английский (спектакли шли, разумеется, по-английски), были русскоговорящими, так что студенты, очень неплохо освоившие во время обучения русский язык, находились как бы где-то между привычной Россией и родной Америкой, а вернее, одновременно и там, и там.

Словно в благодарность за такое "послабление" молодые актеры поработали по-стахановски. Как обычно происходят такие блицфестивали по новым пьесам? Делаются читки нескольких пьес, на которых даже допускается, чтобы актеры подсматривали в текст. Главное — размять, проверить, примерить на себя незнакомый текст. Потом выбирается самый (или самые) удавшийся и при хорошем стечении обстоятельств превращается в полноценный спектакль. На фестивале ArtsLand произошло по-другому. То ли режиссеры подобрались такие, которым размениваться на читки уже не по чину, то ли новоиспеченным актерам действительно не терпится как можно скорее заявить о себе, то ли инициатор фестиваля Александр Попов решил с места в карьер пристроить свое детище в Книгу рекордов Гиннесса. Так или иначе, но за две с небольшим недели репетиций ученики мхатовских педагогов подготовили три почти готовых спектакля.

Любопытный результат фестиваля ArtsLand можно объяснить не только американскими дисциплиной и упорством, но еще и разницей манер всех трех режиссеров. И разницей условий работы. Кирилл Серебренников фактически создал посильную копию своего московского спектакля, и актеры едва поспевают за режиссером, стремящимся подтянуть их к русскому "оригиналу". (Впрочем, гротески современной России вчерашним студентам известны лучше, чем любым другим американцам, так что нерв пьесы они прочувствовали.) Оскарас Коршуновас наверняка поначалу показался актерам чужаком — так отточено-формально и в то же время выразительно в России почти никто не работает, про США и говорить нечего. "Люче" оказалась действительно "скользящей": господин Коршуновас сделал спектакль-эскиз, жестко и властно наметив стиль семейной драмы во фрейдистском духе, но оставив прилежным актерам довольно пространства для личной инициативы.

Интересно, что самым законченным по форме и готовым к "прокату" оказался спектакль по самой сомнительной из трех пьес. "Там, где я не был" Занины Мирчевской — странная притча об окруженном со всех сторон болотом городке, в которой реальные люди действуют наряду со школой, церковью, этим самым болотом, бедламом, судом и церковным колоколом. Иван Поповски не заземлил поэтические порывы драматурга, но не преминул найти для метафорических персонажей земные мотивировки (например, церковь и колокол — не могущие жить друг без друга девушка и молодой человек). Получился насыщенный своеобразной пластикой и запоминающимися, контрастными визуальными образами спектакль-сказка.

Собственно говоря, закончившийся фестиваль ArtsLand представил на принадлежащей Американскому репертуарному театру сцене "Зироу Эрроу" небольшой репертуар будущего самостоятельного театра. Название пришло из практики alma mater — Московского художественного театра, от которого на протяжении его истории неоднократно отпочковывались самостоятельные театральные организмы. Попытка создать Пятую студию предпринималась в Москве в начале 90-х. Так что американцам достался порядковый номер шесть — театр пока назвали Studio Six. Чтобы ясно себе представлять степень безумства храбрых, надо вспомнить о том, что в Соединенных Штатах нет репертуарных театров в русском понимании (а те, которые таковыми называются, на самом деле ими тоже не являются), как нет постоянных трупп, нет государственной поддержки искусства и даже — страшно произнести — нет министерства культуры. Так что просить "на театр" надо только у фондов и частных лиц. Пока суд да дело, Шестая студия обосновалась в Гарварде, там же, где проходят летние школы Станиславского и где работает аспирантура МХТ в Гарвардском университете. Что будет дальше — пока неясно. Ясно только, что в итоги прошлого столичного театрального сезона следует внести коррективы: по его итогам в Москве родился не один, как многие думают, выросший из вузовского курса театр (мастерская Сергея Женовача), а целых два. Интересно будет следить за их судьбами.


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение