Коротко


Подробно

Пришли за прокурором

Бесланские матери захватили Верховный суд Северной Осетии

акция протеста

Вчера 15 бесланских матерей захватили зал заседаний Верховного суда Северной Осетии, в котором слушается дело обвиняемого в терроризме Нурпаши Кулаева. Женщины требуют встречи с замгенпрокурора России Николаем Шепелем, а также объективного расследования уголовных дел, связанных с терактом в Беслане. При этом главным виновником трагедии в Беслане женщины впервые называли президента РФ Владимира Путина. Все это произошло за десять дней до годовщины бесланской трагедии.


Когда заседание суда подошло к концу и его участники потянулись к выходу из здания, 15 женщин, дети которых погибли во время теракта, неожиданно объявили, что никуда не уйдут. "Если в гибели моей дочери никто не виновен, как здесь утверждают, то, значит, виновна я. Судите меня и сажайте",— сказала одна из потерпевших, Марина Пак.

Приставы попросили женщин выйти из зала, но получили решительный отказ. Тогда на переговоры с матерями отправился председатель Верховного суда Тамерлан Агузаров, который ведет дело Нурпаши Кулаева.

— Пожалуйста, успокойтесь,— сказал судья Агузаров,— я не могу вас выгнать, но поймите, ваши действия незаконны. Если вы не покинете зал, то мы не сможем продолжить процесс.

— Незаконны?! — женщины сорвались на крик.— А убивать наших детей — законно!

Когда судья покинул зал, женщины составили обращение к генпрокурору РФ Владимиру Устинову. Его в 20 часов, выйдя на крыльцо Верховного суда, зачитала лидер комитета "Матери Беслана" Сусанна Дудиева.

"В процессе рассмотрения дела Кулаева мы еще раз убедились в том, что в ходе расследования бесланского теракта следственные органы проявили односторонность и предвзятость,— говорилось в обращении.— Они руководствовались чиновничьей солидарностью, а не интересами установления истины, выявления всех виновных в происшедшей трагедии и привлечении их к ответственности. Прокуратура всю вину за случившееся возложила на Кулаева и руководителей Правобережного РОВД, проигнорировав при этом очевидные доказательства виновности других лиц".

Женщины считают, что "следствие упорно не желает решать вопрос об ответственности членов оперативного штаба по освобождению заложников", в частности, его руководителей, бывшего президента Северной Осетии Александра Дзасохова, экс-руководителя регионального УФСБ Валерия Андреева, а также руководителей МВД РФ Рашида Нургалиева, директора ФСБ Николая Патрушева и его заместителя Владимира Проничева. "Мы считаем, что именно руководство штаба ответственно за то, что не велись переговоры, не велась подготовка к штурму. Мы считаем, что все вопросы, связанные с освобождением заложников и уничтожением бандитов, обеспечением средствами эвакуации, оказания медицинской помощи пострадавшим, должен был заранее планировать и обеспечивать оперативный штаб... Мы обращались к замгенпрокурора Николаю Шепелю с рядом жалоб и ходатайств по фактам незаконных решений следственных органов. Однако мер с его стороны принято не было. Это побудило нас к акции протеста в здании Верховного суда, мы требуем решения вопроса об ответственности всех лиц, чье действие или бездействие привело к тяжким последствиям. В случае непринятия законных мер мы вынуждены будем прибегать к крайним мерам".

— Мы захватили этот зал, потому что это здание правосудия,— сказала Марина Пак.— Сегодня мы поняли, что только мы, матери, виновны в том, что обрекли своих детей на жизнь в этой стране, мы виноваты в том, что голосовали за президента, которому наши дети оказались не нужны.

А Элла Кесаева обвинила в бесланской трагедии президента РФ:

— Самый главный виновник того, что произошло,— Путин. Это человек, который прикрывается своим президентством. Человек, который не захотел встретиться с нами и извиниться. Это такая трагедия, что мы живем с таким президентом, который ни за что не отвечает!

Судебные приставы попытались не пустить женщин обратно с крыльца в зал, но им удалось прорваться. К суду начали стягивать милицию. При этом представители МВД Северной Осетии говорили, что никакой операции по силовому освобождению зала даже не планируется, а дополнительные силы потребовались для обеспечения порядка вокруг суда. А обеспечивать порядок, очевидно, потребовалось потому, что к зданию суда начали съезжаться и приходить сочувствующие матерям. Уже поздним вечером в суд приехали другие потерпевшие из Беслана. Всего вокруг здания собралось более 100 человек. К женщинам, занявшим зал суда, их не пустили.

Замгенпрокурора России Николай Шепель, встречи с которым требовали матери, в суд так и не прибыл. Не приехали туда и представители властей Северной Осетии и полпредства президента в Южном федеральном округе (там Ъ официально отказались комментировать ситуацию). Прибыл только помощник замгенпрокурора в Южном округе Сергей Прокопов. Разговаривать с матерями он не стал и удалился для подготовки ответа. Примерно в 21.30 Сергей Прокопов раздал заявление от Генпрокуратуры. Акция протеста "части потерпевших" в здании ВС в нем называлась практикой давления на правосудие. Что касается оценки действий сотрудников бесланского оперативного штаба, то Генпрокуратура обещает дать ее по результатам ситуационной экспертизы, которая проводится в "рамках основного" уголовного дела о теракте в Беслане.

На вопрос Ъ, приедет ли замгенпрокурора Шепель, господин Прокопов ответил:
— Зачем ему приезжать, они его не приглашали!

— Но в Черкесск, когда женщины захватили Дом правительства, он приехал, хотя тоже не приглашали.

— Нет, там его устно приглашали, просто вы не помните.

ЗАУР Ъ-ФАРНИЕВ, ОЛЬГА Ъ-АЛЛЕНОВА, Владикавказ



Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение