Коротко

Новости

Подробно

"Предложение Марио Лемье меня не устроило"

хоккей

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Вчера начался необычный рекламно-коммерческий перелет АЛЕКСЕЯ КОВАЛЕВА, заключившего недавно контракт с Montreal Canadiens, по маршруту Москва--Тверь--Воскресенск--Электросталь--Самара--Уфа--Челябинск--Казань--Санкт-Петербург--Москва. В преддверии "турне" с ним побеседовал корреспондент Ъ АЛЕКСЕЙ Ъ-ЖУК.


— У кого и когда родилась идея столь необычного для России перелета?

— Родилась она года четыре назад. Поначалу планировалось, что в перелете будут участвовать звезды NHL и он будет кругосветным. Но появилось много нюансов. В NHL был объявлен локаут, и из-за него многие хоккеисты отказались от перелета. Очень долго пришлось решать проблемы, связанные с полетами в России. В Нью-Йорке я даже после 11 сентября спокойно летал над центром города. У нас же все сложно. Небо по-прежнему принадлежит военным, как выразился один из моих российских инструкторов. В общем, в итоге решено было ограничиться Россией. Но я не сдаюсь: в следующее лето надеюсь облететь уже и вокруг света.

— Вы полетите и на вертолете, и на самолете?

— Да, у меня есть и та лицензия, и другая. Первые этапы — вертолет, а потом самолет.

— В пилотской кабине будете один?

— Нет, в России мне самостоятельно летать не разрешили. Со мной рядом постоянно будет пилот-инструктор. Для страховки, так сказать.

— В чем заключается цель вашего перелета?

— Рекламно-благотворительная. Буду рекламировать компанию, которая мне предоставила летательные аппараты — вертолет британского производства и самолет чешского, а на остановках проводить мастер-классы, дарить детям подарки, встречаться с людьми, которые вкладывают деньги в хоккей.

— Готовясь к перелету, вы не забывали о своих хоккейных делах?

— Не забывал, конечно. Все уже знают, что недавно я подписал по факсу из Москвы четырехлетний контракт с Montreal Canadiens. Так что сразу после перелета, который планирую завершить 1 сентября, улетаю в Канаду; тренировочный лагерь открывается 13 сентября.

— Как поддерживаете форму в Москве?

— У меня вот уже четыре года есть персональный тренер по физподготовке. Занимаюсь в межсезонье по разработанной им уникальной программе, работая с резиновыми жгутами различной тяжести и упругости (а не с железками больших весов, как до этого). Они намного эффективнее железа. С ними можно делать массу упражнений на различные части тела, причем дома. Летал недавно даже в США, чтобы записать несколько занятий на DVD, дай бог пойдут в продажу. А что касается несиловой нагрузки, то стараюсь регулярно крутить велосипед.

— Вы довольны тем, что подписали контракт именно с Montreal Canadiens?

— Конечно. Я играл там до локаута, и мне очень понравились и клуб как организация, и команда. Много молодых амбициозных ребят, звезд немного — словом, интересно играть.

— Долго шли переговоры?

— Нет, все решилось за полтора-два дня, не то что при заключении предыдущих контрактов. И это тоже подкупило.

— Другие предложения были?

— Заинтересованность во мне была у семи команд, переговоры мой агент вел с тремя, а детальное предложение было только от одной. Таковы реалии нынешнего трансферного рынка в NHL.

— Говорят, в ваших услугах был очень заинтересован Pittsburgh Penguins в лице его владельца и капитана Марио Лемье?

— Да, но его предложение меня не устроило.
— Не жалеете, что поиграли в России?

— Нет. Рад прежде всего тому, что довелось поиграть за сборную, что было моей мечтой с того времени, когда был еще совсем пацаном. И не просто поиграть, а поиграть на протяжении всего сезона и быть ее капитаном.

— Но от игры в чемпионате суперлиги в составе "Ак барса" вы особого удовольствия, как я понимаю, не получили?

— Так, как мы играли, не понравится ни одному любителю хоккея. По подбору игроков "Ак барс" превосходил всех, но результата не было. Об этом вспоминать, конечно, не хочется. Не могу не сказать и о судействе в суперлиге. Игра здесь куда более грязная, чем в NHL. Задержки, зацепы практически не судятся.

— Какая новость из NHL в последнее время вас удивила больше всего?

— То, что прежний коллективный договор был составлен на 145 страницах, а этот — на 600 с лишним. Что можно написать на таком количестве бумаги?

— Вы голосовали за или против заключения договора?

— Против. Когда вся эта заварушка началась, еще в 1994 году, перед подписанием прежнего договора, стало ясно, что будет серьезное противостояние. Тогда мы, я считаю, пошли на уступки. Последние же два-три года руководство профсоюза нас убеждало: будем стоять на своем, никаких уступок. А в конце концов оказалось, что нужно договариваться. Я считаю, лидер профсоюза игроков Боб Гуденау совершенно правильно сделал, что подал в отставку. Он просто почувствовал свою вину. На таких условиях, на которых был заключен договор, можно было спокойно договориться и зимой.

— А каково ваше мнение по другому договору — между Международной федерацией хоккея и NHL?

— В последнее время меня о нем часто спрашивают не только журналисты. Я против его подписания. Но он мне не нравится не по тем причинам, по которым не нравится президентам российских клубов. Меня не устраивает, что игроков делят на категории — первый раунд драфта, не первый. А я считаю, что клуб NHL должен платить солидные суммы за всех игроков, которых он берет в Европе. За каждого $450 тыс. А за первый раунд драфта должен добавлять премиальные, допустим, $200 тыс. Поймите, в Америке русских не любят. При равных условиях, особенно выбирая в престижном первом раунде, они всегда отдадут предпочтение своему.


Комментарии
Профиль пользователя