Коротко

Новости

Подробно

"В свободные от боев часы армия грабит, насилует, истязает"

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 64
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
       Летом 1920 года коммунист из политотдела Первой конной (на фото) выступил против большевиков из ее командования
    
       Обозреватель "Власти" Евгений Жирнов завершает рассказ о том, почему легендарную Первую конную армию в 1920-е годы даже в Кремле называли бандой грабителей.

"Комсостав пьянствует, грабит вместе с красноармейцами"
       В ходе начавшегося в июне 1920 года похода Красной армии на Польшу Первую конную, имевшую, как считал глава Реввоенсовета республики Троцкий, склонность к разложению, попытались укрепить кадрами политработников. Одним из присланных центром проверенных коммунистов был Жилинский. Москва настаивала, чтобы его назначили начальником поконарма — политотдела Первой конной армии.
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
   Вслед за кавалеристами товарищей Буденного и Ворошилова (на фото внизу — сидят рядом) по местам боевой славы шел революционный арьергард Первой конной — ее трибунал (вверху)
   
Однако Буденный и Ворошилов были отнюдь не склонны беспрекословно выполнять указания сверху, если только приказы не исходили от их покровителя и друга Сталина. Жилинский получил лишь должность заместителя начальника поконарма. И продержался на ней всего несколько дней, после чего был со скандалом отправлен восвояси.
       Секрет столь короткого пребывания в действующей армии был прост. Через несколько дней службы в Первой конной Жилинский подписал предназначенную для Реввоенсоветов фронта и республики политсводку #2767 о состоянии частей, входящих в армию. Она значительно отличалась от предыдущих произведений работников политотдела. В сводке, в частности, говорилось:
       "4-я дивизия: коммунистов 675, ком. ячеек 38, культпросветов 23, школ грамоты 21. Политработа не ведется из-за беспрерывных передвижений. Во время стоянок собеседования на тему об антисемитизме и шовинистическом отношении к полякам. Сильно развит бандитизм, военнопленных раздевают донага, антисоветская агитация ведется почти открыто. Комсостав и политработники в большинстве не соответствуют своему назначению и с вышеуказанными явлениями борются слабо. Снаборганы не работают, красноармейцы по двое суток не получают хлеба; конский состав неудовлетворителен — много красноармейцев и почти все политработники ездят на подводах.
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
6-я дивизия: коммунистов 900 — большинство недавно вступивших в партию. Политически почти совершенно безграмотны. Политработа не ведется за отсутствием опытных и сознательных политработников. Культпросветительной работы нет — нет денег для уплаты учителям, школы не организованы. Необходимо обновить состав политработников.
       В дивизию всосался вредный элемент, под влиянием агитации которого наблюдается усиленная травля евреев; рост бандитизма и насилий по отношению к мирному населению. Военнопленных раздевают; изрубили 150 пленных, захваченных в Новоградволынске. Население Житомира и Бердичева сплошь ограблено проходившей дивизией. Снаборганы не работают, что заставляет бойцов самоснабжаться. Последнее является главной причиной грубого произвола и бандитизма частей. Карательные органы — трибуналы и особый отдел — весьма слабы и ничем себя не проявляют.
       11-я дивизия: состоит главным образом из рабочих и крестьян средней России. Пополнение из казаков-кубанцев — военнопленных и перебежчиков от Деникина — склонно к грабежам и бандитизму и разлагающе действует на остальных красноармейцев дивизии. Политработниками ведется усиленная борьба с мародерством и насилиями над населением, но не всегда успешно. Часто натыкается на противодействие со стороны комсостава, которые сами производят грабежи имущества и реквизиции продуктов у крестьян. Необходимо усилить состав политработников и сменить большую часть комсостава.
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
14-я дивизия: состоит главным образом из перебежчиков Деникина и военнопленных, политически не развитых и настроенных бандитски. Снаборганы бездействуют, обмундирования нет, бойцы самоснабжаются, большой недостаток в лошадях, на почве чего происходят реквизиции лошадей у крестьян. Реквизиции происходят неорганизованно и являются, по существу, простым грабежом. Благодаря отсутствию или неработоспособности снаборганов трудно бороться с этими ненормальными явлениями, комсостав же не только с этим не борется, но и сам поступает подобным же образом: пьянствуют, грабят вместе с красноармейцами, приказывают ординарцам своим доставать для них кур, гусей, одежды, а иногда и золота и других драгоценностей.
       Необходимо переменить комсостав и в первую очередь начдива и увеличить число политработников, необходима правильная организация дела снабжения. Трибунал также не соответствует своему назначению и совершенно не понимает своих задач. Были случаи явных преступлений со стороны трибунала, как, например, приговор о расстреле пленных".
       Жилинский описывал также отношения между конной армией и польскими крестьянами, которых она пришла освобождать:
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
"Население в большинстве своем пассивно, запугано различными налетами и дебошами нашей кавалерии. К Красной армии относятся с недоверием, подчас и со злобой благодаря постоянным реквизициям лошадей, подвод и различных продуктов".
       Жилинский писал, что это не только его мнение:
       "Состоялось общее собрание начподивов (начальников политотделов дивизий.— 'Власть'), военкомов всех частей и представителей ком. ячеек. Из докладов выяснился все увеличивающийся развал армии, растущий бандитизм, грабежи и пьянство, все это делается открыто и не одними только красноармейцами, но подчас также и комсоставом и военкомами. Вообще громадная доля бандитизма берет свое начало благодаря попустительству и поощрению комсостава.
Собранием принят ряд резолюций, долженствующих быть проведенными в жизнь немедленно во избежание развала армии: усиление и реорганизация работы снаборганов, усиление частей сознательными политработниками и создание при частях здоровых революционно карательных органов — трибуналов и особых отделов".
       Однако политсводка #2767 до адресатов так и не дошла. И отнюдь не из-за трудностей военного времени.
       
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
"Армия вынуждена производить необходимый 'грабеж'"
       Надо полагать, что истинные буденновцы из политотдела армии своевременно оповестили командование о происках засланного из Москвы большевика. Сводку перехватили, а от Жилинского потребовали немедленно покинуть конармию. Но сложность ситуации состояла в том, что тот, добравшись до политотдела фронта, мог нарисовать ситуацию в армии еще более мрачными красками. И потому реввоенсовет Первой конной принял решение отправить сводку в ЦК РКП, Сталину, приложив к ней свой комментарий.
       Прежде всего, руководители армии написали, что Жилинский не был назначен начальником политотдела — мол, рукой проверенного товарища водила обида. И в этом, возможно, была доля правды. Но то, что они написали затем, ничуть не опровергало факты из политсводки Жилинского — "смеси лжи, обывательских сплетен и пасквиля".
       "Сводка,— говорилось в докладе Сталину,— изображала конную армию именно такой, какой она представляется массе тыловых работников, но не такой, какой она является на самом деле.
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
    Подводы (слева верху), автомобили (слева внизу), аэропланы (справа вверху), средства связи (справа внизу) и прочая инфраструктура Первой конной возникли благодаря пролетарскому учению о необходимом грабеже, неукоснительно проводившемуся в жизнь ее бойцами и командирами
  
Мы знаем, и для ЦК это, вероятно, не тайна, что в тылу знаком 'хорошего тона' является официально, в печати и на собраниях восхвалять конную армию безгранично, а в 'домашнем кругу' называть ее 'бандитской', 'хулиганской' и 'антисемитской'. Значительная часть, едва ли не большинство наших товарищей искренне убеждено, что в конной армии, например, еврею появиться невозможно, что в ней комиссаров и коммунистов бьют, что она в свободные от боев часы обязательно грабит, насилует, истязает и так далее и т. п...
       То, что конная армия с честью выполняла и выполняет возложенные на нее боевые задачи,— это все знают. Но то, что 'бандитская' армия неспособна на такие дела, этого, очевидно, многие не понимают. ЦК известно, что конную армию никто не 'формировал', что она создавалась не 'по штатам', а возникла 'самочинно', путем добровольчества. Сила конной армии в том, что она олицетворяет крестьянскую стихию, поднявшуюся против союза русских помещиков и Донско-Кубанского богатого казачества. Стихия эта направлена была в сознательное русло пролетарским государством. Но для того чтобы воздействовать на самую стихию, чтобы несознательных союзников пролетарской революции сделать сознательными поборниками коммунизма, для этого до самого последнего времени не было сделано ничего или почти ничего.
       Прежде всего, получала ли наша армия хотя бы десятую долю того, что нужно для регулярной государственной армии? Получала ли она снабжение, обмундирование и продовольствие? Вливались ли в ее ряды политработники? Сделала ли партия для переработки сырого, малосознательного, полного предрассудков крестьянского элемента хотя бы десятую долю того, что она должна была сделать?
       Сейчас наш армия ведет решающую борьбу на Белопольском фронте. Как она воюет? Продовольствия нет. Бойцы раздеты и разуты. Снабжение слабое — аппарат только налаживается. Лошадей, седел, конского снаряжения не хватает. Санитарное дело поставлено ужасным образом. Во всем недохват. Огнеприпасы и то не всегда в необходимом количестве.
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
     Конармейцы носились по селам и деревням с криком "Бей жидов и коммунистов!" несколько военных лет — пока ревтрибунал армии (на фото) своими приговорами не внес оздоравливающую атмосферу в ее части
    
Армия вынуждена самоснабжаться, вынуждена производить необходимый 'грабеж'. Она не может соблюдать всех правил коммерции.
       Бойцы это понимают. Они, сами в подавляющем большинстве крестьяне, сознают, что нехорошо отнимать у крестьян хлеб, скот, нередко лошадь, повозку. Но они знают и понимают, что советское государство — государство бедняков — не может их снабдить всем необходимым. Они входят в положение власти... а их называют бандитами. Бойцы знают, что их в тылу называют бандитами, и это их оскорбляет до глубины души. Что бы случилось, если бы красноармейцы в один прекрасный день заявили: не хотим быть грабителями — хотим быть честными красноармейцами, подавайте нам все, что по норме полагается. Что бы тогда сказали наши тыловые моралисты? Армия снабжается кое-как. Нередко голодает, переносит тягчайшие испытания — и воюет, воюет так, как воюют немногие наши армии.
       Наряду с грабежами, неизбежными, необходимыми в армии, конечно, имеет место и грабеж 'не необходимый'. Но в какой армии нет этих явлений? Белополяки, несомненно, безобразничают, насилуют, грабят, расхищают несравненно энергичнее, чем наша самая 'бандитская часть'. Некоторые наши пехотные части, несомненно, также могли бы дать несколько очков вперед нашим 'бандитским' частям.
       Но о пехотных частях не шумят, о конармии же рассказывают небылицы, отдельные бандитские выступления раздуваются, приписываются всей армии. Почему? Да потому, что о пехотных частях кое-что знают, а о нас ничего не знают. Потому, что любая армия связана с тылом многими нитями, а мы чувствуем от него почти полную оторванность...
       Вот результатом оторванности, незнания, легкомысленно-обывательского отношения к нашей армии и явилась 'политсводка' тов. Жилинского. Мы эту сводку прилагаем к настоящему докладу и просим ЦК решить: а если бы наша армия была именно такою, как она рисуется в сводке, разве она могла бы воевать? Разве она не разложилась бы немедленно? Разве ее не переманил бы к себе Махно (он очень об этом старался)? Разве она не разошлась бы по бандитской Украине? Разве ее не разложили бы шпионы и провокаторы? Разве она выдержала бы многочисленные испытания?
       Есть, по нашему мнению, еще одно обстоятельство, которое усиливает недоброжелательность тыла к конной армии. Дело в том, что конная армия волею судеб явилась наиболее яркой выразительницей силы и мощи советской России. И естественно, что она больше других сосредоточила на себе ненависть буржуазно-мещанско-интеллигентских элементов. Эти элементы тысячами путей влияют на значительную часть наших товарищей, особенно вышедших из мещанско-интеллигентских рядов. Они поддаются влиянию враждебных нашей революции элементов, и в результате создается довольно дружный хор хулителей конной армии..."
       
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
   Поражению мировой революции в отдельно взятой Польше товарищ Троцкий (в центре) огорчился меньше, чем обрадовался неудаче товарища Сталина и его любимого детища, Первой конной
    
"Есть факты убийства и расстрела евреев-совработников"
       Все, что писало командование Первой конной, подтверждается множеством документов. При формировании армии в ноябре 1919 года ей придали два бронепоезда, а считаные месяцы спустя к ним прибавилось еще восемь отремонтированных трофейных. Автомобилей конной армии не дали вовсе, а уже в марте 1920 года в ее хозяйстве было 35 легковых машин, 30 грузовиков, 10 броневиков и 26 мотоциклов. Причем в большинстве своем попавших к буденновцам путем самозаготовок. Даже госпитали — и те были трофейными.
       Но вот самозаготовить советские дензнаки можно было только путем силового изъятия их из советских же финорганов. А это был бы уже натуральный грабеж. Так что конармейцам приходилось ждать денег месяцами. Буденный и Ворошилов не раз докладывали, что бойцы не получали жалованья за несколько месяцев, а выплат за использование на службе собственных лошадей — и того больше. Присылавшиеся время от времени сотни миллионов и миллиарды рублей стоили так мало, что расходовались в считаные часы.
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
   "Все пропало к е. м.",— говорил товарищ Ворошилов (вверху — с товарищем Сталиным) о завершении польской кампании. Первая конная потеряла убитыми 4000 бойцов и 500 комиссаров и командиров — более четверти личного состава (внизу — раненые конармейцы)
В ЦК все это прекрасно знали. Так что Сталину не составило особого труда добиться нужного для конармейцев исхода конфликта. Оба документа доложили Ленину, а поскольку Сталин и Троцкий, как обычно, придерживались прямо противоположных точек зрения, в деле поручили разобраться секретарю ЦК Николаю Крестинскому, который сообщил о своих выводах Троцкому:
       "Я внимательно прочел политсводку. Нигде Жилинский не нападает на самих красноармейцев и всюду указывает, что грабить им приходится на почве недостатка снабжения. Громит лишь он органы снабжения, командный состав и отчасти политработников. Если принять при этом во внимание, что сводка составлялась не для опубликования, а для сообщения РВСоветам фронта и Республики для принятия мер к исправлению существующих дефектов, то никакой вины за Жилинским я не усматриваю. Тон же, в котором выступает РВС, кажется мне излишне нервным и не особенно подходящим в деловой переписке.
       Предлагаю никакого решения не выносить, бумагу за взаимностью обид сдать в архив, а Конную армию усилить хорошими и независимыми политработниками".
       Практически не было принято никаких мер и по улучшению снабжения Первой конной. Во время боев в Польше армия в очередной раз осталась без боеприпасов и лошадей. Что, естественно, не могло не стать причиной ее неудач в боях. Конармеец Исаак Бабель записал в дневнике слова Ворошилова, которые тот сказал во время бегства из Польши: "Все погибло к е. м.".
       Ситуация со снабжением Первой конной не улучшилась и в дальнейшем. Член реввоенсовета Южного фронта Гусев в октябре 1920 года докладывал Троцкому:
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
"В реввоенсовет Южфронта поступают донесения с мест о бесчинствах проходящих частей I конармии, выражающихся в терроризировании власти, грабежах, погромах, беззаконной реквизиции и прочее. В подтверждение привожу выдержки из телеграммы Кременчугского Губначтыла от 15 сего октября: 'Проходящие части 2 и 4 дивизий 1-й конармии, проходящие через Черкасский уезд, терроризируют власть, грабят и расстреливают жителей и даже семьи служащих в рядах Красной Армии, весь скот угоняется, устраивается мобилизация лошадей, забирается последняя лошадь у крестьянина. С криком 'Бей жидов и коммунистов!' носятся по селам и деревням, есть убитые и много раненых, в числе которых много советских работников. Семьи красноармейцев, совработников, волвоенкомов, предревкомов, комнезаможей подвергаются полному разграблению и избиению до полусмерти. Есть также факты убийства и расстрела евреев-совработников. Власть и население в паническом ужасе бежит, скрываясь в лесах и полях. Результаты бесчинств уже сказываются, те села, которые были на стороне соввласти и далеки от участия в бандитизме, теперь, наоборот, питают страшную ненависть к крас. армии и соввласти'.
       Для расследования этого Черкасским уездначтыла назначена комиссия из представителей военкомата, исполкома и Рабоче-Крестьянской Инспекции".
       Жизнь конармейцев вошла в русло законности и порядка лишь после окончания гражданской войны. И лишь с помощью карательных мер. Как говорилось в отчете Первой конной, "ревтрибунал армии во всех дивизиях организовал отделы трибуналов и своими приговорами внес оздоравливающую атмосферу в частях армии".
       И все же самым поучительным в истории необходимых и "не необходимых" грабежей конармейцев было другое. Реввоенсовет во главе с Троцким не снабжал Первую конную не только из-за отсутствия всего и вся. В тылу находили и передавали другим частям и боеприпасы, и обмундирование, и деньги, и технику. Армию Буденного держали на голодном пайке из политических соображений. Самая мощная и мобильная боевая единица Красной армии была сильным аргументом Сталина в политическом противостоянии с Троцким и самим Лениным. И ее неудачи в Польше и большие потери для противников Сталина были не поражением, а победой. Собственно, так же как и поражение в советско-польской войне. Ведь Сталин вместе с военными руководил войсками на Польском фронте и затем на IX партконференции оправдывался и пытался переложить вину на военных:
       "То, что Варшава не была взята 16-го августа, это, повторяю, дело маленькое, но то, что за этим последовала небывалая катастрофа, взявшая у нас 100 000 пленных и 200 орудий,— это уже большая оплошность командования, которую нельзя оставить без внимания. Вот почему я требовал в ЦК назначения комиссии, которая, выяснив причины катастрофы, застраховала бы нас от нового разгрома. Т. Ленин, видимо, щадит командование, но я думаю, что нужно щадить дело, а не командование".
       После войны Первая конная стала не только опорой Сталина, но и его кадровым резервом. Трудно назвать другое соединение, из бойцов и командиров которого вышло бы столько генералов и маршалов. Маршалами стали Буденный и Ворошилов, а также Тимошенко, Еременко, Мерецков, Москаленко, Гречко. А маршалами родов войск — Жигарев, Богданов, Рыбалко, Федоренко, Леонов. Тылом Красной армии долго командовал конармейский политработник Хрулев, а кадрами — Щаденко.
И с начала 1930-х годов о неприятных страницах истории Первой конной уже никто не вспоминал.
       
ПРИ СОДЕЙСТВИИ ИЗДАТЕЛЬСТВА ВАГРИУС "ВЛАСТЬ" ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕРИЮ ИСТОРИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ
Комментарии
Профиль пользователя