Коротко

Новости

Подробно

Положение вне Игр

Москву отчислили в олимпийский резерв

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 16

выборы

Вчера члены Международного олимпийского комитета (МОК) в Сингапуре выбрали столицу Олимпиады 2012 года. Москва, несмотря на заявления руководителей ее заявочного комитета о возможной победе, выбыла в первом туре — правда, в упорной борьбе. Право на проведение Олимпиады в итоге получил Лондон, опередив Париж, который считался фаворитом, на четыре голоса.


Борьба презентаций


Вчерашний день начался с презентаций — последней возможности изменить расклад сил. Москва стояла в очереди третьей — после Парижа и Нью-Йорка. Во время их проведения обычно говорятся вещи, о которых членам МОК в принципе давно известно — из заявочных книг городов, от представителей оценочной комиссии, из прессы, в конце концов. Но кое-чем те, кто устраивает презентацию, удивить обязаны.

Париж и Нью-Йорк попробовали удивить, например, видеороликами, над которыми трудились мастера совсем иного формата — Люк Бессон (в его фильме оказались задействованы Катрин Денев и Джонни Холлидей) и Стивен Спилберг. Если судить по продолжительности аплодисментов, господин Спилберг этот мини-конкурс среди двух маститых кинематографистов выиграл. Вдобавок у Нью-Йорка бурю оваций, какая не выпала на долю ни одного представителя парижской делегации, включая Жака Ширака, сорвал великий боксер Мохаммед Али. И стало ясно, что американцы привезли в Сингапур этого измученного болезнью Паркинсона пожилого человека не зря.

Акценты парижане и ньюйоркцы сделали, как все и предполагали, немного на разных вещах. Первые — на романтике, любви, красоте, истории. Вторые, которых представляли сенатор Хиллари Клинтон (вживую), а также действующий президент Джордж Буш и бывший — Билл Клинтон (оба по видео),— на мужестве и решительности жителей своего города, которых не сломили даже теракты 11 сентября, а еще на космополитичности города, как бы отделив Нью-Йорк от всей остальной Америки. Расчет был прост. Ньюйоркцы понимали, что Олимпиады в последнее время слишком часто отдавали Северной Америке (1996 года — Атланте, 2002-го — Солт-Лейк-Сити, 2008-го — Ванкуверу), а значит, надо было как-то дистанцироваться от континента.

Следом шла презентация Москвы. Генеральный менеджер московского заявочного комитета Александр Чернов, возможно, волновался, передавая слово Юрию Лужкову — мэр ведь, не исключено, впервые решился произнести довольно длинную речь на английском языке, но виду не подал. Господин Лужков с задачей справился, ни разу не сбившись. Не в последнюю очередь потому, что речь была подготовлена грамотно и состояла из простых и коротких фраз, знакомых всем, кто изучал английский язык, с детства по учебникам для начальных классов. Ну, допустим, такой: "Москва — это древний город. Но Москва — это и молодой город".

Впрочем, все, что надо, Юрий Лужков сказать смог. И с чистой совестью уступил место у микрофона спортивному директору комитета знаменитому пятиборцу Дмитрию Сватковскому. Тот рассказал о преимуществах Москвы (в основном речь шла о наиболее близкой господину Сватковскому теме — спортивной инфраструктуре) более детально.

Потом блеснула знанием французского PR-директор комитета Юлия Бордовских. В видеоролике, который был запущен следом, Москву как столицу Олимпиады рекламировали люди, видимо, непростой судьбы — журналистка из Афганистана и кардиолог из Эквадора. В российской столице им нравилось абсолютно все.

Михаил Фрадков и Владимир Путин говорили (тоже, естественно, по-английски) о других, более глобальных, можно сказать, вещах. Премьер — о том, что 15 лет назад Россия сделала свой выбор и стала совсем другой страной по сравнению с той, что была раньше. Президент, обратившийся к делегатам с телеэкрана, сказал, что теперь исторический выбор предстоит сделать Международному олимпийскому комитету. Какой выбор лично он считал историческим, уточнять не было необходимости.

Завершали презентацию российские спортивные легенды — пловец Александр Попов (его искреннее выступление с детскими воспоминаниями об Олимпиаде 1980 года не могло не понравиться), фигуристка Ирина Роднина, а также вице-президент МОК Виталий Смирнов.

По регламенту после этого шли вопросы представителям комитета от членов МОК. Вопрос был задан только один. Кто-то из чиновников поинтересовался: "Вы сказали, что 50% тренировочных баз будет располагаться непосредственно на спортивных сооружениях. А где же будут остальные?" Его любопытство очень быстро удовлетворил Дмитрий Сватковский. Другая половина, выяснилось, будет в десяти минутах ходьбы от Олимпийской деревни.

Минимальное количество вопросов к московскому комитету (ньюйоркцам и парижанам их задали гораздо больше) можно было интерпретировать по-разному. С одной стороны, оно могло означать, что презентация была очень полной и подробной. С другой — то, что у МОК отсутствует интерес к Москве. Юрий Лужков, комментируя презентацию, предпочел первый вариант.

Провожали мэра и его команду продолжительными аплодисментами. Сложилось ощущение, что они не были формальными.

Впрочем, по-доброму отреагировали делегаты сессии и на две оставшиеся презентации. Представлявшие лондонскую заявку глава комитета Себастьян Коэ и премьер Тони Блэр, который уехал из Сингапура в Шотландию на саммит G8, а потому, как и господин Путин, обратившийся с телеэкрана, сконцентрировались на мысли о том, что Олимпиада — это хорошо для молодежи. Смотрелись британские ролики выигрышно и небанально. Испанцы со вкусом представили в презентационном фильме своих звезд — Антонио Бандераса, Пенелопу Крус, Пласидо Доминго, Хулио Иглесиаса. Это было, напротив, предельно банально.

Юрий Лужков потом заявил, что среди всех презентаций московская была лучшей. Один из членов российской делегации в Сингапуре сказал корреспонденту Ъ, что, может быть, мэр и преувеличивал, но по крайней мере в тройку лучших — наряду с Лондоном и Нью-Йорком — Москва попала: "На обеде к нам подходили члены МОК и признавались, что наша презентация была невероятной по эмоциональности. Некоторые даже говорили, что плакали. А Наваль Эль Мутавакель, которая возглавляла оценочную комиссию МОК,— что у нее мурашки по коже бегали".

Хорошая презентация Москве, однако, не помогла.

Почетное поражение


Наверное, многие думали, что президент МОК Жак Рогге, говоря о том, что борьба за Олимпиаду будет беспрецедентной по накалу, а ее исход решат не более полудюжины голосов, просто делал рекламу предстоящим выборам. Но все сложилось именно так. Для определения победителя понадобились все четыре тура, и ни в одном из них преимущество лидера над городом, занимавшим второе место, действительно не превышало шести голосов. Первый тур был вообще уникален. Вырвавшийся вперед Лондон от аутсайдера отделили всего семь голосов. Аутсайдером оказалась Москва.

Вопреки ожиданиям, реакция Юрия Лужкова была очень спокойной. "Никакого раздражения мы не испытываем,— заявил он.— Мы достойно поработали, достойно представили нашу страну". Скорее всего, связано это с тем, что мэр лучше других понимал, что поражение с "почетным счетом" было в реальности максимумом, на который могла рассчитывать Москва, а надежды на победу в такой компании — не более чем иллюзией.

Ради успеха на этих выборах, надо признать, было сделано очень многое. Проведена масштабная заявочная кампания, обошедшаяся, по некоторым данным, если считать с момента выдвижения кандидатуры города — то есть с 2003 года, в $25 млн. Подготовлена отличная презентация, на которой по-английски заговорили Владимир Путин, Михаил Фрадков и сам Юрий Лужков. Но некоторые московские недостатки проделанной работой компенсировать было все равно невозможно.

К примеру, распространенное заблуждение — считать чуть ли не решающим фактором в олимпийской гонке спортивную инфраструктуру, с которой у Москвы все было в порядке. В Лондоне главные сооружения для Олимпиады 2012 года, включая Олимпийский стадион, пока существуют лишь в виде макетов или чертежей, а он тем не менее победил. Для МОК не менее важна инфраструктура городская — транспорт, гостиницы. А у Москвы именно она в основном в виде проектов и планов.

Все забывают и о том, что Жак Рогге назвал два с половиной года назад, когда приближалась процедура выдвижения, первым критерием для соискателей права на Олимпиаду. Это безопасность. Московские власти и федеральное правительство гарантировали ее обеспечение. Однако члены МОК не могли не принять во внимание и Беслан, и покушение на Анатолия Чубайса (оно произошло в заключительный день визита оценочной комиссии), и майский black-out в Москве, и регулярные сообщения о терактах и боевых действиях в южных регионах России, и свежий рейтинг самых безопасных городов мира, составленный Mercer Human Resources Counselling, в котором российская столица на 198-м месте.

Наконец, существует негласный, но нарушавшийся лишь в исключительных случаях принцип МОК: за Олимпиадой надо стоять в очереди. Да, формально Лондон получил ее с первой попытки, но до нее были одна бирмингемская (на Олимпиаду 1992 года) и две манчестерские (на Игры 1996 и 2000 годов), так что Великобритания, по сути, включилась в борьбу уже в четвертый раз за минувшие 20 лет. У России же это была первая серьезная заявка (заявки Сочи и Санкт-Петербурга, отцепленных на самом начальном этапе и не попавших даже в список кандидатов на Олимпиады соответственно 2002 и 2004 годов, конечно, не в счет).

Юлия Усова, исполнительный директор аудиторско-консалтинговой группы "РСМ Топ-аудит", консультировавшей московский заявочный комитет, откровенно сказала вчера корреспонденту Ъ, что, учитывая все обстоятельства, итоги сингапурских выборов можно считать для Москвы очень неплохими: "Хорошо уже то, что мы попали в шорт-лист из пяти городов и по ходу заявочной кампании не сделали ни одной заметной ошибки. Просто не повезло, что мы попали в компанию со столь сильными конкурентами. Однако нам удалось доказать, что даже их мы кое в чем превосходим. А вообще, главное, что благодаря этим выборам мы получили опыт, который нам поможет в будущем".

Сразу после завершения выборов руководители российской делегации в Сингапуре, правда, весьма осторожно, высказывались насчет того, будет ли Москва бороться за Олимпиаду в следующий раз. Юрий Лужков напомнил, что в МОК действует еще один принцип — континентальной ротации. Значит, получить Олимпиаду 2016 года Европа по идее имеет намного меньше шансов, чем какой-либо другой континент. Это подтвердил и Виталий Смирнов. А президент Олимпийского комитета России Леонид Тягачев высказал идею о том, что, может, целесообразно выставить кандидатуру Москвы на проведение зимней Олимпиады 2014 года (интересно, где тогда пройдут соревнования по горным лыжам?).

Впрочем, источник в российской делегации сообщил Ъ, что вопрос с заявкой на Игры 2016 года может быть решен положительно. "Москву ведь можно позиционировать не как европейский город, а как город на стыке Европы и Азии",— объяснил он. Но, судя по всему, об Олимпиаде нам придется все-таки забыть еще как минимум на восемь лет.

АЛЕКСЕЙ Ъ-ДОСПЕХОВ



Комментарии
Профиль пользователя