Коротко

Новости

Подробно

38,1°C

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 14

38,1°C
       Как и ожидалось, в июне температура российского бизнеса начала снижаться. Но не потому, что наступило отпускное затишье — в первый месяц лета важных событий в деловой сфере было не меньше, чем в любом из предыдущих месяцев. Просто так случилось, что большая их часть имела оздоровительный характер: сбивала больному жар. Базовым препаратом июня был "Газпром" — впрочем, его действие неоднозначно и имеет существенные побочные эффекты.

       Главное событие июня — совет директоров "Газпрома" одобрил продажу государству 10,4% акций компании ее дочерними предприятиями за $7,15 млрд. Несколько месяцев назад инвесторы перестали верить в то, что это возможно: государство становится владельцем контрольного пакета акций газового монополиста, а взамен снимает ограничение на покупку его бумаг иностранными компаниями и физлицами. Теперь у аналитиков инвесткомпаний практически не осталось сомнений, что так оно и будет. Особенно после того, как председатель правления "Газпрома" после одобрения собранием акционеров компании интересующих их сделок несколько патетически воскликнул: "Все, свершилось!" Либерализация рынка акций "Газпрома" завершится к концу года. Несмотря на это, собрание акционеров "Газпрома" сбило уже хронически высокую температуру российского бизнеса аж на 0,2°C. Редкий случай — прием отечественного жаропонижающего средства пошел пациенту на пользу.
       Однако лекарства, которыми лечили российский бизнес, были не только российского производства. Агентство Moody`s объявило о пересмотре рейтингов контролируемых государством компаний. Изменения коснулись ОАО "Российские железные дороги" (Ваа2), "Газпрома" (Ваа2), АЛРОСА (Ва2) и "Транснефти" (Ваа1). Теперь по версии Moody`s первые три компании имеют рейтинг на одну ступень выше общероссийского, составляющего Baa3, а "Транснефть" — даже на две ступени. Пересчет рейтингов может сигнализировать о том, что вскоре агентство повысит и рейтинг России, причем не на одну ступень, а на несколько. Впрочем, возможно, что дело лишь в изменении методологии присвоения кредитных рейтингов эмитентам и их обязательствам. В соответствии с ней риск дефолта компании, находящейся под контролем государства, определяется не только фундаментальными бизнес- и финансовыми характеристиками, но и риском дефолта центрального правительства. А он снижается благодаря высоким золотовалютным резервам, накопленным за счет изъятия у нефтяников сверхдоходов за проданное на мировые рынки сырье. Как бы то ни было, Moody`s понизило температуру российского бизнеса еще на 0,1°C.
       Встречу Владимира Путина в его родном Санкт-Петербурге с двумя консилиумами иностранных врачей-инвесторов, американским и немецким, также можно считать жаропонижающим событием (-0,1°C). Сначала президент два часа убеждал американцев вкладывать в Россию деньги, затем столько же времени потратил на то, чтобы обсудить с немцами судьбу уже вложенного ими. Иностранцев, в частности, сильно интересуют проекты, связанные с "Газпромом": освоение Штокмановского месторождения, строительство Североевропейского газопровода в Германию, заводов по сжижению природного газа и т. д. Уже известно, что "Газпром" намерен в рамках проекта обособить как три вида бизнеса добычу газоконденсата, его переработку и реализацию сжиженного природного газа и заниматься ими с разными партнерами, причем не всегда настаивает на получении контрольного пакета в СП. Ранее предполагалось, что при реализации проекта "Газпром" пойдет на стратегическое партнерство с такими компаниями, как американские ChevronTexaco и ExxonMobil, теперь же список участников проекта наверняка станет длиннее, поскольку речь уже идет о партнерстве техническом.
       Однако "Газпром" — медикамент весьма непредсказуемый по действию на российский бизнес. Разобравшись с либерализацией рынка акций компании, Алексей Миллер встретился с первым заместителем министра топлива и энергетики Украины, председателем правления НАК "Нафтогаз Украины" Алексеем Ивченко и уведомил того, что "Газпром" решил зачесть 7,8 млрд кубометров своего газа, пропавшего из подземных хранилищ Украины, в счет оплаты транзита российского газа. Тот газ, который Украина в результате недополучит, "Газпром" с радостью ей поставит по европейским расценкам, то есть по $160 за тысячу кубометров. По таким ценам "Нафтогаз Украины" покупать газ не будет никогда (по крайней мере, в обозримом будущем), так что у Украины остается только один вариант — восполнить недостачу за счет того же самого "Газпрома", но бесплатно. То есть по мере надобности отбирать газ из экспортного трубопровода, по которому он идет европейским контрагентам "Газпрома". Вряд ли такие действия приведут к сближению позиций российской и украинской газовых компаний. Более того, рост напряженности наверняка приведет к появлению в Киеве очередных списков национализируемых предприятий, в которых верхние строчки будут занимать не те, что принадлежат Виктору Пинчуку, зятю экс-президента Леонида Кучмы, а имеющие российских владельцев — Одесский и Херсонский НПЗ, Николаевский глиноземный завод и т. д. Таким образом, последние действия Алексея Миллера увеличили температуру на 0,1°C, а к жару добавился еще и невроз. Впрочем, у Украины, соседки России по палате, бизнес-температура если и ниже, то ненамного.
       В результате температура российского бизнеса за месяц упала на 0,3°C и составила 38,1°C. Развитие болезни в июле в большей степени будет зависеть не от властей, которые до начала лета делали все, чтобы максимально поднять температуру (приговоры по делу Ходорковского--Лебедева--Крайнова, необъективная оценка госпакета акций "Газпрома" и проч.), а от действий "Газпрома", его взаимоотношений с западными контрагентами, Украиной и "Роснефтью", которую он так и не поглотил, хотя упорно этого добивался.
ПЕТР САПОЖНИКОВ
       
КОНСИЛИУМ
       Какая сейчас температура у российского бизнеса?
       
Давид Якобашвили, председатель совета директоров компании "Вимм-Билль-Данн":
       — Примерно 37,7°C. Температура не критическая, и как человек, так и бизнес что-то может делать, но слегка знобит. Такое состояние может продолжаться довольно долго. Мы годами ждем изменений к лучшему, постоянно ожидаем каких-то посылов от власти, обсуждаем, что сказал президент, вице-премьер или глава администрации... А озноб не прекращается.
       
Сергей Алексашенко, президент фонда "Центр развития", в 1995-1998 годах первый зампред ЦБ:
       — Я бы все-таки оценил температуру в 35,0°C: жизненных сил немного, но организм хочет жить. За последний месяц на температуру ничего особенно не повлияло, и состояние организма находится под воздействием прежних факторов. Лечением никто не занимается, вся надежда на то, что больной выживет сам. За последние две недели Мировой банк и МВФ опубликовали доклады — диагноз очевиден: некомпетентная государственная экономическая политика и давление власти на бизнес. Правительство ничего менять не собирается, поэтому и дальше больной будет жить, но мучиться.
       
Андрей Ищук, член Совета федерации:
       — Температура "скачет" преимущественно от воздействия, которое на него оказывает российское правительство. То, что делается последнее время, не поддается нормальному анализу и пониманию. Перемены настроений Германа Грефа, не лучшим образом влияющие на бизнес, говорят скорее об отсутствии всякой политики и стратегии развития экономики. Бизнес — и большой и малый — нуждается прежде всего в неизменных правилах игры. Чем раньше государство это продекларирует, тем больше шансов не довести температуру до критической.
       
Александр Кабанов, председатель совета директоров компании "Мир":
       — За 37°C. Причина обострения — дискуссия с властью по экономическим вопросам, в частности по налоговым. Она до сих пор не закончилась, и неизвестно, когда закончится. Правительство неоднократно переносило утверждение окончательной редакции налогового законодательства. И пока есть неопределенность, нормальной температуры не будет.
       
Кристалина Георгиева, директор Всемирного банка по России:
       — Чуть выше 36,6°C. Правительство и бизнес обсуждают проблемы страны каждый сам по себе, но в последнее время наметились тенденции к улучшению. Бизнес стал больше внимания уделять социальной ответственности перед обществом, а государство — налаживать диалог с бизнесом. Уже наметились и новые формы сотрудничества: государственно-частное партнерство в социально значимых областях, например строительство дорог и развитие инфраструктуры.
       
Сергей Глазьев, председатель комитета ТПП России, член-корреспондент РАН, депутат Госдумы:
       — Средняя температура в экономике и по больнице, если обсчитать вместе симулянтов, выздоравливающих, умерших, может может получиться абсолютно нормальной — 36,6. Финансовый рынок в кризисе, зато рынок спекуляций недвижимости раздулся, как мыльный пузырь, перетягивает финансовые ресурсы, но грозит скоро лопнуть. Реальный сектор экономики, образование, научно-техническую сферу лихорадит. Но и тут ситуация неоднородная. Нефтегазовая отрасль, химия, металлургия и другие отрасли, использующие монопольную природную ренту и поставляющие продукцию на экспорт, имеют огромные прибыли. Отрасли, работающие на внутренний рынок, деградируют. А государство самоустранилось.
       
Анатолий Карачинский, президент компании IBS:
       — Осталась на уровне 38°C. Экономика серьезно больна, а темпы экономического роста заметно замедляются. И ничего, что могло бы способствовать снижению температуры, не произошло. К сожалению, правительство, которое должно было бы принять экстренные меры, очень мало что делает. Оно даже обещания, данные бизнесу, не исполняет.
       
Комментарии
Профиль пользователя