Коротко


Подробно

Рядовые стройблата

Строители оказались падкими на контрафакт

правоприменение

Московский рынок материалов для строительства и отделки помещений полон подделок. В системе подделки материалов участвуют не только нечистые на руку предприятия, но и продавцы строительных рынков и сами строители. Легальные владельцы торговых знаков пытаются бороться с подделками, но пока не очень успешно.

Цементная пыль


       

Ежегодно УБЭП ГУВД города Москвы заводит три-четыре уголовных дела по факту подделки строительных материалов. Чаще всего следователям приходится сталкиваться с подделкой цемента и сухих строительных смесей, в частности плиточного клея и штукатурки. В милицейских сводках фигурируют одни и те же московские и подмосковные рынки — главные площадки, где мошенники сбывают товар, и одни и те же потерпевшие: "Кнауф", "Плитонит", "Евроцемент"... Как правило, сами компании и наводят следователей на торговцев подделками. Фирмы-производители вынуждены своими силами проводить рейды по поиску подделок, чтобы, выявив мошенничество, пригласить милицию. Наградой за их упорство служат извинения нарушителей и данные о новых технологиях подделывания, а также временное снижение объема контрафакта до 10-15% от объема выпуска. Как правило, мошенников не удается отправить за решетку или получить с них компенсацию за потери.


       

"Та законодательная база, которой мы сегодня располагаем, полностью не задействована, а контрольные органы не реагируют активно на наши запросы,— заявил корреспонденту 'Ъ-Дома' представитель цементной компании-трейдера.— Кроме того, рынок стройматериалов непрозрачен и криминализирован, и организовать контроль за ним можно либо усилиями всей отрасли снизу, либо какими-то четкими усилиями сверху, но ни того ни другого мы пока не видим".


       

Впрочем, сейчас компании, выпускающие строительные и отделочные материалы, готовят наступление на поддельщиков. В конце мая в Государственной думе при их участии рассматривались поправки в законодательство по борьбе с контрафактом. Кроме того, как стало известно "Ъ-Дому", в этом году начата работа по выработке отраслевых требований к выпускаемой продукции и готовится масштабная проверка большинства рынков Москвы и Московской области.


Официальный представитель «Кнауф» Леонид Лось утверждает, что его компания уже добилась возбуждения двух уголовных дел в отношении производителей подделок под ее продукцию

Официальный представитель «Кнауф» Леонид Лось утверждает, что его компания уже добилась возбуждения двух уголовных дел в отношении производителей подделок под ее продукцию

Московская фасовка


       

"Проблема эта сугубо московская, потому что нигде больше нет столь серьезных объемов продаж через рынки. Если брать их долю в розничной и мелкооптовой торговле сухими строительными смесями, то она составит более 50%. Дело в том, что в столице нет строительных супермаркетов: те, что уже работают, пока не формируют значительной доли продаж от общего объема,— считает руководитель исследовательской компании 'Строительная информация' Евгений Ботка.— В Санкт-Петербурге нет ни одного подобного московскому рынка, потому что продажи контролируют компании вроде 'Строймаркета базы "Рыбинская"', у которых конкурентоспособные цены".


       

"Сегодня у нас более 200 производителей сухих смесей, они сильно отличаются по объемам производства: первая десятка контролирует более 50% рынка,— сообщил 'Ъ-Дому' управляющий Союза производителей сухих строительных смесей (СПСС) Евгений Беляев.— По нашим приблизительным подсчетам, в 2004 году объем рынка смесей составил 20 млрд руб. (в розничных ценах). Четверть этой суммы — импорт, а остальное внутреннее производство". Получается, что если на поддельные смеси приходится только 10% рынка (самая оптимистичная оценка участников рынка), то это уже 1,5 млрд руб. оборота мимо кассы предприятий.


       

Схожие оценки приводят и российские производители цемента. "Евроцемент груп" провела исследование ситуации на рынке тарированного цемента Москвы и Московской области. Доля левой продукции доходит до 60%. "В прошлом году мы провели специальную кампанию в СМИ, предостерегая потребителей от покупки фальсифицированной продукции. В результате активных действий доля такой продукции снизилась до 35-40%. Тем не менее в Московском регионе реализуется порядка 400 тыс. тонн некачественного цемента, определить производителя которого невозможно. Подсчитать более точно нельзя из-за большого количества мелких фасовок и их закрытости — как и другие производители контрафактной продукции, их владельцы часто арендуют оборудование на каком-нибудь заводе",— говорит Сергей Мещеряков, официальный представитель "Евроцемент груп".


По словам Николая Антипова, технического директора компании «Стройэкспертиза», кирпич, сделанный в прибалтийских республиках, в Москве пытаются продать как финский

По словам Николая Антипова, технического директора компании «Стройэкспертиза», кирпич, сделанный в прибалтийских республиках, в Москве пытаются продать как финский

Фото: ДМИТРИЙ ЛЕБЕДЕВ, Ъ

       

Среди подделок можно встретить даже кирпич. Это либо некачественная продукция российских предприятий (ее должны пустить на бой), которую пытаются продать под другой товарной маркой, либо импорт, когда покупателя обманывают со страной происхождения товара. "В ходе экспертизы качества строительства приходится сталкиваться даже с использованием некачественного кирпича (материал с трещинами, сколами и следами пережога),— рассказал 'Ъ-Дому' Николай Антипов, технический директор компании 'Стройэкспертиза'.— Есть предприятия, которые гонят негостовскую продукцию, мы также сталкиваемся с тем, что под видом финского кирпича продают кирпич из Прибалтики".


       

Эксперты называют три способа подделки, которые берут на вооружение продавцы контрафакта. Первый — самый простой — пересыпать из мешка в мешок. "Например, вы берете клей 'Старатель' и пересыпаете его в мешок с надписью 'Ветонит',— приводит пример Евгений Ботка.— Это выгодно, потому что простейший 'Ветонит' стоит по 300 руб. за упаковку, а 'Старатель' — 150 руб.". В апреле этого года в результате операции ОБЭП ГУВД Москвы был пресечен выпуск такой продукции (в частности, штукатурки "Кнауф-Ротбанд") ООО "Мираж" в поселке Верея Раменского района, а также еще на нескольких предприятиях Московской области. "Операция прошла при содействии самого производителя, без него потребовалось бы больше времени на поиски возможных злоумышленников",— сообщили "Ъ-Дому" в ГУВД Москвы. Факты таких подделок фиксируют и закупщики строительных и отделочных материалов.


       

"При возврате материала я общался с водителем грузовой машины, который был свидетелем, что в районе Каширского шоссе (точное место он не назвал) на территории одной из промзон фасуют в разные мешки одну и ту же смесь. Причем мешки были новые. На мешках были надписи разных производителей, материалы были разного назначения (штукатурные смеси, плиточные клеи, самовыравнивающиеся смеси и др.)",— сообщил в СПСС начальник отдела снабжения строительной компании "Баугрупп" Дмитрий Попов.


       

Второй способ — очень грубая подделка, когда на заводскую упаковку клеится другая торговая марка. Этот метод не вносит существенного вклада в подделки, но на рынках такая продукция есть. Так, в октябре 2004 года ОБЭП ГУВД Московской области при участии службы безопасности ГК "Юнис" в районе Балашихи закрыл подпольный цех по производству контрафактных сухих строительных смесей. Девять рабочих — выходцев из Киргизии и Таджикистана — превращали мешки с дешевыми смесями в продукцию известных торговых марок: с мешка клея "СТ" производства фирмы "Русеан" (приобретенного легальным путем) удаляли верхний слой крафт-бумаги и на полученную "заготовку" приклеивали упаковку продукции известных российских и западных производителей, изготовленную на широкоформатном принтере. Так в Балашихе "выпускались" смеси "Юнис", "Атлас", "Кнауф" и "Глимс". "Основная трудность в раскрытии таких дел — это доказательство факта нарушения прав производителя, поскольку стоит изъять продукцию на рынке, как 'производство' сворачивается, и цепочку нарушителей выявить сложнее",— говорят в ГУВД города Москвы. Кроме того, милиции требуется кооперация с региональными коллегами, поскольку сбыт идет в столице, а производство размещается за пределами МКАД.


       

Третий способ — промышленное производство. В этом случае изготавливается товар, который по рецептуре проще, чем именитая продукция, но упаковывается в пакеты с известными на рынке торговыми марками. Такую подделку сложнее всего выявить. "Возьмите 'Ветонит' — эта марка популярна в Северо-Западном регионе, а в Москве к ней много претензий. Это говорит о том, что в столице много подделок, причем промышленных,— говорит Евгений Ботка.— Шпатлевка — технологически сложный продукт, и в условиях ангара ее не изготовить, значит, кто-то выпускает нечто похожее по качеству на каком-то предприятии". Конкурентов по цеху уже находили крупные производители материалов. "Иногда производством контрафакта занимаются целые заводы, уделяя этому занятию часть или все рабочее время. По заданию фирмы "Кнауф" одним из объединений структур безопасности начиная с 2004 года проверяются рынки Москвы и Подмосковья, а также других регионов. Совместно с органами МВД проводятся рейды на производства контрафактной продукции, выявляются и перекрываются каналы ее сбыта. В настоящее время возбуждено два уголовных дела в отношении производителей поддельной сухой смеси "Кнауф-Ротбанд": одно против подмосковного предприятия, второе против завода из Республики Марий Эл",— сообщил официальный представитель компании "Кнауф" Леонид Лось. В компании "Кнауф" отказались дать точные названия предприятий, в отношении которых ведется следствие.


Управляющий Союза производителей сухих строительных смесей Евгений Беляев подсчитал, что объем продаж контрафактных сухих смесей составляет около 1,5 млрд рублей

Управляющий Союза производителей сухих строительных смесей Евгений Беляев подсчитал, что объем продаж контрафактных сухих смесей составляет около 1,5 млрд рублей

Фото: МИХАИЛ РАЗУВАЕВ, Коммерсантъ

Заговор прорабов


       

Каким бы способом ни была изготовлена подделка, ее сбыт невозможен без активного участия покупателя. Все опрошенные "Ъ-Домом" производители в один голос винят нечистых на руку мастеров, которые становятся последним звеном цепочки сбыта контрафакта. "Есть такая вещь, как подделка на заказ. Строительная организация может заказать у поставщиков левого товара большой объем продукции, чтобы заработать на разнице рыночной цены и цены подделки",— говорит официальный представитель компании "Юнис" Арина Роз.


       

Проблема в том, что последствия использования поддельных стройматериалов проявляются не сразу и платить за мошенничество приходится не застройщикам, которых и след простыл, а собственникам помещений. "У нас сейчас есть результаты проверки одного здания в центре столицы. Там идут трещины по фасаду, и в квартирах пошли трещины по оконным и дверным проемам,— приводит пример Николай Антипов из 'Стройэкспертизы'.— Дефекты эти можно устранить. Это восстановление кладки и усиление несущих конструкций. Хотя в некоторых случаях бывает, что восстанавливать нерентабельно — лучше снести". "В данной ситуации наказать застройщика можно только в том случае, если жильцы обратятся в прокуратуру с итогами экспертизы, а следователям удастся найти руководителей стройкомпании, которая сдавала дом госкомиссии",— считают в ГУВД города Москвы.


       

Впрочем, независимые эксперты считают, что в большинстве случаев и покупатель, и продавец сознательно работают с левым товаром. "Нередко на рынке продавец не скрывает, что продает нечестный товар. Он говорит, вот клей 'Атлас', как бы польский, хотя из Польши его давно не возят. То есть это такая вежливая форма объяснить истинное происхождения товара",— поясняет Евгений Ботка. Точно так же оценивают ситуацию и производители цемента. "Поддельный цемент покупают прежде всего частные лица (они не разбираются в тонкостях упаковки и не имеют достоверной информации) и нечистые на руку прорабы или бригадиры шабашников: владельцу или инвестору дают смету на цемент от производителя, который стоит дороже, а на самом деле покупают дешевые левые мешки",— утверждает Сергей Мещеряков из "Евроцемента".


       

Избежать участи быть обманутым можно только в случае, когда закупки ведутся через магазин. Например, поэтому в Москве сложно встретить подделки отделочных материалов известных фирм, которые реализуются исключительно через фирменную розничную сеть (собственную или партнерскую). В московском офисе Villeroy & Boch так и не смогли вспомнить случай, когда кто-то продавал поддельную плитку компании в Москве. На рынке бывает "серый" импорт, когда товар ввозят по неофициальным каналам. Кроме того, есть плитка из КНР, один в один повторяющая фирменный продукт, однако китайцы не ставят на них клеймо Villeroy & Boch, то есть факта подделки нет.


Расплата по факту


       

Бороться с контрафактом производители пока вынуждены исключительно собственными силами. Компании вводят защитные элементы на упаковке. Если "Евроцемент" советует смотреть на фасовку и качество упаковки, то "Кнауф" и "Юнис" внедрили голограммы и специальную маркировку, чтобы левый товар было сложнее паковать "под фирму". В СПСС считают, что упаковка — это мощный козырь в борьбе с подделками. "Безусловно, яркая упаковка и голограмма — это хорошая защита, ведь достаточно обратить внимание на упаковку, чтобы отличить подлинный товар от грубой подделки",— полагает управляющий Евгений Беляев. Однако сами производители в этом не уверены. "Голограмму можно подделать, не все ведь разбираются в ее тонкостях",— считают в "Юнисе". Поэтому и там, и в компании "Кнауф" не ограничиваются пассивной защитой. "У нас в компании есть отдел безопасности. Он проводит проверки на рынках. Мы выявляем подделки и вместе с представителями рынка и следственных органов оформляем нарушение",— говорит Арина Роз.


       

В дальнейшем компании хотели бы большей активности от УБЭПа. "Наказывать производителей поддельной продукции должна правоохранительная система, преступники должны нести ответственность за свои действия,— считает Леонид Лось из компании 'Кнауф'.— В странах Западной Европы колоссальные штрафы, доходящие до $2 млн, которые грозят производителю контрафактной продукции разорением. В России же сложилась курьезная ситуация, когда для того, чтобы обязать преступника выплатить штраф в 200 тыс. руб., необходимо доказать, что он произвел поддельной продукции на 250 тыс. руб. Структуры МВД по борьбе с экономическими преступлениями, которые должны самостоятельно выявлять и пресекать их, делают это крайне неохотно. Суды рассматривают такие дела чрезвычайно долго. Был случай, когда производитель контрафактной продукции, уже пойманный за руку, все равно не был наказан". Чтобы решить вопрос, производители готовы добиваться изменений в действующее законодательство. В ГУВД указывают, что суммы штрафов и размер производства, с которого можно говорить о преступлении, принимали законодатели, считавшие, что за более мелкие проступки наказывать не имеет смысла. "Предприниматели обычно говорят о том, что следует упростить систему доказательства вины и ужесточить санкции по всем трем частям статьи 180 УК РФ ('Незаконное использование товарного знака'.— 'Ъ-Дом'), однако этот вопрос надо выносить на рассмотрение депутатов Госдумы,— считают в ГУВД.— Судебная практика по стройматериалам гораздо меньше, чем по борьбе с пиратством в компьютерной сфере или на рынке алкоголя, а добиться наказания гораздо сложнее, потому что нет прямого вреда потребителю и сложно посчитать ущерб производителя: нет точной методики его расчета".


       

В мае в Госдуме прошел круглый стол по вопросам борьбы с контрафактом, на котором свою точку зрения изложил и "Кнауф". В частности, предлагается ввести одновременную регистрацию компаний по производству материалов и торговых марок, закрепленных за ними. Кроме того, сами предприятия в рамках закона о техническом регулировании собираются разработать отраслевой стандарт производства сухих смесей и заказать масштабное исследование московских и подмосковных рынков. На такие шаги их толкает желание оградить себя от лишних конкурентов сегодня и в будущем. "Сегодня темпы роста рынка замедляются. В прошлом году, по нашим оценкам, объем производства сухих смесей вырос на 30% (в физическом объеме в этом году мы ожидаем 20-25% (400-500 тыс. тонн прибавки), в следующем — только 15%. То есть налицо насыщение рынка",— говорит Евгений Ботка.


АЛЕКСАНДР ШИРОКОВ

Тэги:

Обсудить: (0)

"Дом". Приложение №113 от 23.06.2005, стр. 17

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение