Коротко


Подробно

"Грузию легче завоевать, чем Армению"

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 62

ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
       Приговор, который советская Россия вынесла независимым Азербайджану, Армении и Грузии, прочитал и привел в исполнение товарищ Орджоникидзе (на фото)
    
       На прошлой неделе Россия и Грузия наконец договорились о выводе военных баз. Отношения между двумя странами как будто улучшаются. Зато стремительно портятся отношения России с Азербайджаном, которому очень не нравится, что частично базы выводятся в Армению. Обозреватель "Власти" Евгений Жирнов напоминает, как в свое время большевики решили кавказскую проблему.

"Мы перережем всех, если сожгут и испортят нефть"
       Возможность вплотную заняться Кавказом появилась у большевистского руководства в конце 1919 года, когда Красная армия начала одерживать победы на фронтах и опасность ликвидации советской власти в России миновала. Тогдашняя ситуация в регионе во многом напоминала то, что происходило восемь десятилетий спустя. Население было почти поголовно вооружено, по всему Северному Кавказу орудовали банды, а Чечня вместе с частью Дагестана постоянными восстаниями добивалась независимости.
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
       Расстановкой наших бронепоездов на запасных путях во всех столицах Закавказья (на фото вверху — в Баку) руководил товарищ Сталин (внизу)
  
В Закавказье после развала Российской империи возникли новые государства — Грузия, Армения и Азербайджан. Однако в каждом из этих образований существовали области и целые республики, не подчинявшиеся центральным властям. Ту роль, которую сейчас отвели себе Соединенные Штаты, тогда играла Великобритания. И именно она, введя войска в Грузию и Азербайджан, контролировала добычу нефти в Баку и ее экспорт через Батуми.
       Значительный вес в кавказских делах имела и Турция. В Азербайджане, например, находились турецкие военные советники и подразделения. Однако тогда ее положение в мире было ничтожным. После первой мировой войны Турция оказалась среди проигравших и превратилась в настоящую страну-изгоя. А ее внутреннее положение осложнялось тем, что реальной властью в Турции обладало не официальное султанское правительство, а лидер движения младотурков Кемаль-паша.
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
Жизнь во всех закавказских республиках в короткий сезон их независимости современники описывали примерно одинаково: кумовство, повальная коррупция, нищета. Самой политически передовой считалась Грузия, которой руководили социал-демократы во главе с Ноем Жорданией. Социалистов с солидным дореволюционным опытом поддерживали европейские демократы всех направлений. Например, чтобы на деле показать солидарность с грузинами, далекий и небезопасный путь в Тифлис проделал патриарх германской социал-демократии Карл Каутский.
       Как и теперь, грузинское руководство занимало по отношению к России самую непримиримую позицию. И даже пыталось расширить территорию Грузии за счет Сочи и его окрестностей.
       Цели большевиков на Кавказе официально были теми же, что и везде: освобождение угнетенного пролетариата посредством мировой революции. На деле же в Кремле остро нуждались в умиротворении Северного Кавказа, чтобы оттуда, как и в дореволюционные годы, пошло зерно. А также в нефти и контроле за путями ее транспортировки. Нужда в нефти была такой, что, когда в марте 1920 года наступающая Красная армия не смогла с ходу взять Грозный, Ленин был в бешенстве. Самый человечный человек дал такую телеграмму членам Реввоенсовета Кавказского фронта: "Нам до зарезу нужна нефть, обдумайте манифест населению, что мы перережем всех, если сожгут и испортят нефть и нефтяные промыслы, и, наоборот, даруем жизнь всем, если передадут Майкоп и особенно Грозный в целости".
       Азербайджанская нефть была нужна не меньше. Причем не только большевикам, но и англичанам, и туркам Кемаля-паши, и грузинам. В Москве прекрасно понимали, что уставшее от великой войны, как ее тогда называли, население Британии не поддержит новую масштабную кампанию на Кавказе. Если бы не эта усталость, которая в демократических странах была существенным фактором, большевиков давно бы ликвидировали войска Антанты. Оставалось договориться с грузинами и турками. Москва дала указание своим представителям на Кавказе обещать Грузии неприкосновенность и нефть. А Кемалю-паше, нуждавшемуся в средствах и оружии, пообещали и то и другое. Правда, оружия не хватало и самой Красной армии. Поэтому договорились о помощи золотом. Турки настаивали на восьми миллионах золотых рублей. Большевики дали три и обещали в будущем еще. Все остальное было делом техники.
       
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
       Для доставки в Армению своего главного экспортного товара — международной коммунистической революции — РСФСР использовала не только железнодорожный (внизу), но и гужевой (вверху) транспорт
     
"Через два часа наши бронепоезда были в Баку"
       К границе Азербайджана подошли четыре бронепоезда Красной армии. С турками условились о помощи в блокировании правительства Азербайджана и английских частей. 4 мая 1920 года Орджоникидзе и Киров доложили Ленину:
       "26 апреля наши войска перешли границу Азербайджана, зная, что комитет азербайджанских коммунистов в полночь на 28 апреля потребовал у правительства передать власть комитету коммунистов. (Наши бронепоезда в это время были в Хачмасо.) После короткого совещания правительство передало власть коммунистам, образовавшим Азербайджанский и Бакинский ревкомы, состоящие исключительно из мусульман. Была провозглашена независимая Социалистическая Советская Азербайджанская Республика. Первым актом Ревкома было обращение к Совет. России за вооруженной помощью и предложение военного союза. Войска наши шли без всякого сопротивления. После передачи власти коммунистам через два часа наши бронепоезда были в Баку, имея с собой батальон пехоты. На следующий день прибыла наша кавалерия и штаб армии. Войска Азербайджана целиком перешли на нашу сторону. Весьма активную роль в пользу революции в Баку сыграли турецкие аскеры и офицеры, отряд которых пресек правительству возможность бежать из Баку. Энтузиазм населения, особенно мусульман и рабочих, не поддается никакому описанию, может быть сравнен только с Октябрьским в Петербурге с той разницей, что здесь не было никаких столкновений. Всюду полный порядок. Промыслы, коммерческий флот — в полной неприкосновенности. Запасов нефтяных продуктов свыше 300 миллионов пудов, месячная добыча — 20 миллионов пудов. Пока отправлено в Астрахань полтора миллиона пудов. Размеры вывоза будут зависеть от Астрахани... Будем проводить военно-хозяйственное и экономическое объединение с Совет. Россией. Опыт требует снабжения нас полномочиями Совнаркома для всего Кавказа и далее. Снабдите нас по радио или пришлите кого другого, но немедленно..."
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
Следующей целью казалась Грузия. В той же телеграмме говорилось: "С Грузией будет то же, что с Азербайджаном, в самое ближайшее время. С Грузией никаких разговоров не ведите". Однако из ЦК последовал окрик. Страну, которая в отличие от Азербайджана бурно рекламировала себя в мире, захватить с наскока было далеко не просто. К тому же приходилось все время оглядываться на Англию — вдруг все-таки она перейдет к более активному военному вмешательству на Кавказе. Требовалась дипломатическая и политическая подготовка. И с этим согласился даже Сталин. Орджоникидзе обиженно писал ему в Москву: "Мы все считаем спасение погибающего Грузинского меньшевистского правительства непоправимой ошибкой, но нечего говорить, что все ваши распоряжения будут выполняться нами очень точно и непреклонно. Настроение в Грузии сейчас, безусловно, за нас... При подходе наших войск к границам восстание здесь неизбежно".
       
"Власти нет, армия разбежалась"
       В Москве, однако, медлили. А тем временем Красная армия, расквартированная в Азербайджане, быстро перестала вызывать восторг азербайджанцев. Войска нужно было кормить, и это бремя легло на крестьян. Позднее Орджоникидзе сообщал в Москву: "От мясных заготовок население буквально стонет и проклинает все и вся — и советскую власть, и Красную армию, и русских".
       Солдаты, оставшиеся без дела, чаще всего имеют обыкновение предаваться грабежам и насилию. Ко всему прочему местные товарищи оказались нестойкими и склонными к интригам. Появилась опасность нового переворота и возврата к независимости. В конце сентября 1920 года Сталин писал своим верным соратникам Ворошилову и Буденному: "Я настоял на том, чтобы меня освободили временно по крайней мере от фронтовой работы. Сейчас я в Москве, но через неделю выезжаю в Баку (ввиду опасности потери Баку путем внутренних махинаций) на месяц или немного больше". В Баку Сталин сумел оказаться достаточно убедительным, чтобы никакого восстания не произошло.
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
       Из Тифлиса триумфальное шествие советской власти (вверху — парад Красной армии в Тифлисе) направилось в Батуми, где соединилось с шествием национально-освободительных отрядов Кемаля-паши в противоположном направлении (внизу — красноармейцы с кемалистами после взятия города)
Вопрос оставался только один: Грузия или Армения? Большевистские руководители на Кавказе настаивали на грузинском варианте. Кавбюро ЦК докладывало в Москву:
       "Путь связи с Турцией должен быть установлен не через Армению, а через Грузию, которую желательнее советизировать по следующим соображениям:
1) советизация Грузии лишает базы терских и кубанских контрреволюционеров и помощи Грузии Врангеля; 2) связь с Турцией устанавливается каботажем по черноморскому побережью, недоступному для неприятельских судов; 3) отрезанная от Европы Армения, лишенная всякой помощи Англии и Америки, должна будет капитулировать и сдать власть армянским коммунистам, и этим самым открывается второй путь для Турции; 4) по заявлению Комфронта, по военно-стратегическим соображениям Грузию легче завоевать, чем Армению. Забирая последнюю, части растягиваются, имея на фланге враждебную нам Грузию, со стороны которой не исключена возможность удара".
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
Однако у турок был собственный взгляд на этот вопрос. Они хотели как можно скорее закрыть проблему Севрского договора 1920 года: по нему Армения получала территории Западной Армении, которыми турки владели до мировой войны. К ценному союзнику пришлось прислушаться, и в ноябре 1920 года началось наступление на Армению. Сопротивление туркам длилось недолго. А советские войска шли практически без выстрелов. Орджоникидзе докладывал Ленину и Сталину: "Армянский Ревком, отправленный в район Казах для подготовительной работы, получив массу приговоров от крестьян района Караван-Сарай, Дилижан с указанием, что власти нет, армия разбежалась, с просьбой прийти, ночью самостоятельно перешел границу и продолжает движение в Дилижан, где, вероятно, будет провозглашена советская Армения".
       
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
       Оказавшись во главе независимой Грузии, член РСДРП Ной Жордания предпочел давним соратникам по борьбе с царизмом из Москвы общество офицеров империалистической Антанты (вверху) и ренегата Каутского (внизу)
 
"Постарайся сильным ударом изгнать турок"
       То, что приход Красной армии лишь вопрос времени, в Тифлисе уже могли не сомневаться. И Грузия сделала попытку переиграть большевиков, подняв восстание в Чечне и Дагестане и попытавшись сделать это в Азербайджане. Орджоникидзе в декабре 1920 года докладывал в Москву: "Грузия с помощью Антанты, несомненно, задалась целью спровоцировать горцев на восстание: бросают в горы золото, мануфактуру, воинские части, большое количество грузинских и горских офицеров, благодаря которым положение в Дагестане до некоторой степени осложняется. Грузины группируют свои силы в районе Лагодеха, откуда питается контрреволюция в Дагестане и делается все возможное для поднятия восстания в Закавказском округе".
       Грузины рассчитывали, что подавление красными восстания в Закавказском округе — Азербайджане — приведет к разрыву между РСФСР и Турцией. Грузинское правительство также очень надеялось на помощь европейских держав, способных защитить страну от большевиков. В надежде на нее грузины стали вести себя по отношению к послу РСФСР откровенно вызывающе. К примеру, его не принимали ни министр иностранных дел Гегечкори, ни другие члены кабинета.
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
Однако в Тифлисе не учли, что в Кремле сидят уже достаточно опытные и циничные политики. Там правильно рассчитали, что великим державам нужна не грузинская демократия, а контроль за транспортировкой нефти из Баку.
       Поэтому следовало нанести быстрый и сильный удар. Как только в феврале 1921 года согласие Ленина на вторжение было получено, в Грузию со всех сторон вошли советские войска. Формальным поводом было восстание крестьян, которое топят в крови грузинские войска. Но главной целью был, конечно, единственный нефтеналивной порт Батуми. И его атаковали совместно советские и турецкие части. В марте город был взят, и возникла проблема, кому из союзников достанется этот лакомый кусок. Сталин показал себя настоящим последователем Макиавелли. Он дал телеграмму Орджоникидзе: "Постарайся сильным ударом изгнать турок из Батума, а потом объявить это недоразумением. Инициативу должно взять на себя командование". Орджоникидзе в точности исполнил предписание. Батуми формально остался в Грузии, а фактически достался России. А турки снесли оскорбление в обмен на обещание российского оружия и золота. После этого никаких надежд на независимость у Грузии больше не осталось. Через год, в марте 1922 года, она вошла в Федеративный союз социалистических советских республик Закавказья, который потом был преобразован в Закавказскую социалистическую федеративную советскую республику. В ее составе Грузия в декабре 1922 годв стала частью СССР.
       
ПРИ СОДЕЙСТВИИ ИЗДАТЕЛЬСТВА ВАГРИУС "ВЛАСТЬ" ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕРИЮ ИСТОРИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ
       

Комментарии
Профиль пользователя