Коротко


Подробно

Максим Рысанов сказал свое соло

в Московской консерватории

концерт классика

Первый сольный концерт в Москве сыграл альтист Максим Рысанов. Сидя в зале, ВАРЯ Ъ-ТУРОВА чуть не забыла о профессиональном долге.


Максиму Рысанову нет и тридцати, но не будет преувеличением сказать, что мало кто в мире умеет играть на альте так, как он. Его карьера началась с победы на конкурсе Валентино Букки в Риме. Теперь он живет в Лондоне, а список побед полнится чуть ли не каждый год. Помимо Haverhill Soloist Competition, золотой медали GSMD и Guildhall Romantic Prize на конкурсе альтистов им. Л. Тертиса его выступление было отмечено призом за самый красивый звук. Знаменитый лондонский вуз, школу музыки и драмы Гилдхолл, Максим Рысанов окончил сразу по двум специальностям — альту и дирижированию. Не ограничивая себя лишь сольной деятельностью, хотя и ею этот исполнитель мог бы сделать себе имя, Максим Рысанов организует разнообразные симфонические проекты и играет в "ASCH-трио" вместе со своими друзьями по Лондону — скрипачом Романом Минцем и виолончелисткой Кристиной Блаумане.

Именно благодаря Роману Минцу и Дмитрию Булгакову, авторам ежегодного московского фестиваля "Возвращение", Максима Рысанова услышали в Москве. И, надо заметить, не только услышали, но и оценили. Его выступление на последнем "Возвращении" было из тех, после которых принято просыпаться знаменитым. Так и случилось. Небольшая пьеса Бриджа--Бриттена "Ива растет, изогнувшись над ручьем" — и о молодом альтисте заговорил весь музыкальный столичный мир. В его игре и безупречная техника, и полное владение инструментом, и вкус, и дивное сочетание — европейская школа, точная и аристократическая, плюс то, что обычно называют "русской душой".

Программу своего первого сольного концерта в Москве альтист составил весьма амбициозно, всерьез. В сюите номер один для альта соло Баха не спрячешься ни за какой-нибудь романтизм, ни за эмоции, ни за концертмейстера, ни за эффектные технические приемы. Тут уж придется просто стоять на сцене и даже не играть — показывать все, на что способен. В версии Максима Рысанова сюита Баха предстала точной, четкой, с ярко-выраженными сильными долями и ощутимой долей бескомпромиссности. И если в Куранте эти качества оказались весьма уместными, то в Сарабанде не хватало ощущения большей временной и творческой свободы. Не говоря уже о том, что темповая, а следовательно, и стилистическая разница между частями была заметно сглажена.

В сонате Дмитрия Шостаковича от игры альтиста отвлекала, и не самым приятным образом, чересчур громкая и резкая игра его партнера по сцене — пианиста Александра Кобрина. Но сама альтовая партия была сыграна по-настоящему мощно, глобально и с прекрасным ощущением музыкальной формы, возможно, важнейшим компонентом в исполнении музыки Шостаковича.

После своего вполне триумфального "Возвращения" Максим Рысанов сыграл еще на двух московских фестивалях — "Крещендо" и "Иоганнес Брамс". На обоих он участвовал в различных камерных составах, но после нынешнего сольника оказалось, что любой состав — трио, секстет, квартет или соло — для него одинаково выигрышен.


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 28.04.2005, стр. 21
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение