Коротко

Новости

Подробно

DVD с Михаилом Трофименковым

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 42

"Охотники за скальпами" (The Sculp Hunter, 1968)


"Реакционный" жанр вестерна оказался среди тех ценностей, которые бунтовщики 1968 года или отметали, или перелицовывали до неузнаваемости. Одни восстанавливали "историческую справедливость", делая настоящими героями индейцев и бедных фермеров, что губило жанр на корню. Другие превращали его в глумливую клоунаду. Сидней Поллак совместил в "Охотниках за скальпами" оба подхода: получилось на удивление забавно и свежо. Главная коллизия плутовского фильма — старания траппера Джо (Берт Ланкастер) вернуть добытые им меха, сначала отобранные у него индейцами, а затем пошедшие по рукам банд и бандочек. Попутно Поллак вывернул наизнанку не один жанровый стереотип. Индейцы не снимают скальпы с беззащитных поселенцев: их самих истребляют банды белых охотников за скальпами. Поллак, кстати, едва ли не первым раскрыл в кино секрет Полишинеля — добыча скальпов на Диком Западе была всеобщим излюбленным видом спорта. Лошади вдруг начинают с особым цинизмом скидывать надоевших им всадников. Беглый раб Джозеф Ли, захваченный бандой пародийного злодея Джима (Телли Савалас), препятствует всем попыткам освободить его: банда-то скачет в Мексику, а там рабства нет, и, значит, Джозефу прямая выгода оставаться в плену. А Джо, узнав, что его меха после очередных перипетий снова в руках индейцев, вовсе не спешит в погоню. Внутренний голос старого мудрого охотника подсказывает ему, что флибустьеры прерий вскоре перепьются до синевы и уснут мертвецким сном. И, наконец, место классических, томительно медленных поединков заняли схватки, завершающиеся в духе немых бурлесков. Конечно, к классическому вестерну все это не имеет никакого отношения, но справедливости ради, стоит признать, что Поллак со товарищи вовсе не убили жанр, а просто вдоволь порезвились с его трупом.

"Свои" (2004)


Из всех фильмов, которые появились к 60-летию Победы, "Свои" Дмитрия Месхиева — самый вменяемый. Отечественная война показана как война гражданская. Оккупанты появляются на экране лишь дважды, ненадолго: навели шухер и помчались дальше. А на оккупированных территориях — "своя" власть. Именно от "своих", деревенского старосты, раскулаченного и беглого ссыльного (Богдан Ступка), и ничтожного, похмельного, охочего до девок полицая (Федор Бондарчук), зависит судьба трех бежавших из плена красноармейцев — Комиссара, Чекиста и Снайпера. Староста — отец Снайпера, но старик и сам толком не знает, приласкать ли ножичком под лопатку Комиссара и Чекиста, но зато спасти сына или забыть былые обиды на большевиков и спасти всех троих. С предполагаемым саспенсом забавно контрастирует житье-бытье "подпольщиков". Самогон, девки, банька, только вот Комиссар постоянно жалобно просит у старосты что-нибудь почитать. Озверев от скуки, герои начинают совершать ночные террористические вылазки, чтобы в финале, как в вестерне, перестрелять к чертовой матери чуть ли не роту полицаев. Дмитрий Месхиев, режиссер органичный, интуитивный, а не рассудочный, впервые продемонстрировал свое умение снимать чистое действие. Истребительная атака на советский штаб немцев, свалившихся как снег на голову, снята как объяснение в любви к кровавым балетам Сэма Пеккинпа. Что же касается психологической стороны фильма, то мощный, шекспировский актер-монстр, матерый человечище Богдан Ступка подавил одним своим присутствием всех партнеров. В его устах органична даже финальная реплика "Благословляю тебя, сынок, иди родину защищать". Возможно, так сыграть человека, обладающего корневой, стихийной властностью, ему помогло пребывание на посту министра культуры Украины.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя