Коротко

Новости

Подробно

Операуполномоченные

Театру "Геликон" исполнилось 15 лет

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

юбилей опера

Московский театр "Геликон-опера" отпраздновал 15-летие. В зале оперного театра неподобающим образом вела себя ВАРЯ Ъ-ТУРОВА.


Среди театрально-оперной публики "Геликон" известен прежде всего двумя фактами — самой маленькой сценой и самым необычным репертуаром. "Лулу" Альбана Берга, "Средство Макропулоса" Леоша Яначека, "Диалоги кармелиток" Франсиса Пуленка из всех московских театров идут только в "Геликоне". Эти факты всем известны и бесспорны. Но на самом деле "Геликон" отличается от остальных способностью менять местами серьезное и веселое. Будьте уверены — там, где вы ожидали увидеть какие-нибудь слезоточивые сентиментальности, обязательно окажутся шутки на грани вкуса. А чувство и чувствительность, наоборот, вылезут из какого-нибудь совершенно неподходящего для них угла.

Худрук театра режиссер Дмитрий Бертман начал экспериментировать одновременно с рождением театра. Многие из поставленных им спектаклей становились практически знаковыми для своего времени. Вся Москва тогда обсуждала, к примеру, "Кармен", поставленную на каких-то задворках, среди мусорных баков. А его "Аида" оказалась предвестницей того успеха, который имеет сейчас модный режиссер Дмитрий Черняков, своей версией оперы Верди собравший целый урожай "Золотых масок". Их, кстати, хватает и у "Геликона" — 11 штук в разных номинациях.

Режиссура Дмитрия Бертмана настолько яркая, что легко может не нравиться. Его часто упрекают и в дурном вкусе, и в набившей оскомину спекуляции на тему сексуальности, и много в чем еще. Но даже когда вам не нравится, как это часто случалось со мной, вы все равно досидите до конца. Потому что геликоновские спектакли всегда интересно смотреть. Взять, к примеру, "Кощея Бессмертного", где некий персонаж Буря-Богатырь, прихлебала Кощея, включается в розетку огромным штепселем и только после этого начинает петь. Или спектакль "Петр Великий", где шутки на тему современной политики виртуозно, легко, естественно вписаны в петровское время.

Конечно, в собственный юбилей можно было бы и отдохнуть — послушать речи, попринимать подарки, выпить шампанского, погрузить цветы в машину и поехать с чистой совестью домой. Но геликоновцы фактически поставили еще спектакль. Такой, что не хохотать неприличным образом было невозможно.

Оркестровую яму убрали, вынесли из зала все кресла, организовав стоячий партер. А на сцене установили какие-то строительные леса, на которых лазали, стучали, прибивали и сверлили солисты театра. Тема понятна — "Геликон" строит новую сцену, с которой Дмитрий Бертман связывает массу надежд. Там в отличие от здания на Большой Никитской будут и большой (на 700 мест) зрительный зал, и технически оснащенная сцена с плунжерами, накладным кругом и даже стеклянной крышей. Даже торт на нынешнем юбилее был в виде этого нового театра.

И вот все солисты театра объединялись в небольшие группы, например по четыре сопрано или по три баритона, и вместе пели разные известные арии. Они пели по очереди и без всякой связи с текстом. Это была гигантская стройка, где четыре Розины чморят какого-то бедолагу строителя, а три вагнеровские Елизаветы — важные приглашенные архитекторши-немки, которые поют свою арию, с тревогой вглядываясь в какие-то чертежи. А уж когда на сцене появились два красавца с голой грудью (баритоны Михаил Давыдов и Олесь Парицкий) и стали на пару, чуть не подравшись, поигрывая какими-то чуть ли не вантузами, петь "Фигаро" Россини, публика просто завопила от восторга. Не говоря уже о знаменитой сцене опьянения Периколы Оффенбаха, в которой не на сцене, а в зале появились три, казалось, в дрезину пьяные солистки театра. Устроив в зале полный бардак, они, пошатываясь, вылезли на сцену. Это как раз тот случай, когда говорят: "Это надо было видеть". Одна из Перикол беззастенчиво приставала к дирижеру Владимиру Понькину, обвивала его ручками, пыталась на него взобраться и что-то такое бормотала. Другая делала вид, что поет. Третья просто рухнула на пол и там и лежала.

Но пересказывать чужие шутки — неблагодарное занятие. Это просто еще один факт из истории театра — нигде в Москве не умеют так веселиться, как в "Геликоне".


Комментарии
Профиль пользователя