Коротко


Подробно

"Я балалайки не подписываю"

Президент Ингушетии МУРАТ ЗЯЗИКОВ разъяснил корреспонденту Ъ МУСЕ Ъ-МУРАДОВУ, что подписать документ помешала особая позиция президента Северной Осетии.


— Почему вам не удалось договориться со своим североосетинским коллегой?

— Я не считаю, что там был срыв. Встреча была очень конструктивной. Мы подписали, все федеральные министерства подписали, подписал Козак, полномочный представитель президента. Мы приняли план первоочередных задач, которые сейчас надо выполнить. Я говорил о гуманитарной составляющей вопроса: люди должны вернуться в те населенные пункты, где они хотят жить, никто не должен им препятствовать.

— Однако Александр Дзасохов документ не подписал.

— По отдельному пункту у него было свое видение. Там речь шла исключительно о цифрах, которые нам дала Федеральная миграционная служба,— о зарегистрированных перемещенных лицах. Никаких там ингушских цифр не было.

— Что это за цифры?

— Если говорить о беженцах, то это около 11 тысяч. У ингушей она больше, но мы взяли за основу те данные, которые обработаны представительством президента.

— А у ингушской стороны их сколько было?

— А нас устраивает цифра, которую дала миграционная служба. Хотя у нас сначала говорили о 19 тысячах.

— Однако осетины говорят, что цифра втрое меньше.

— Если полномочный представитель подписал, если все федеральные структуры подписали, ну как тогда? Должна быть принципиальная позиция — неукоснительное исполнение законов и Конституции РФ. Первый раз мы конкретно расписали по каждому населенному пункту, сколько семей должны вернуться, и определили сроки, чтобы это не стало очередной балалайкой, как было до этого. Я балалайки не подписываю. Понимаете, у президента Дзасохова есть особое мнение по некоторым пунктам.

— А что за особое мнение?

— Они занижают количество беженцев. Не хотят, чтобы мы упоминали о принадлежности Пригородного района.

— А вы?

— А мы говорим о том, что надо соблюдать конституцию страны, восстановить в полном объеме права людей. Есть поручение президента РФ о ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта. Так вот этот документ — это его реальная реализация.

— Вы согласовывали план с господином Дзасоховым?

— План готовился, работали эксперты с обеих сторон. Они проговаривали многие вопросы, и доработки были.

— И серьезных возражений не было?
— Нет.
— Попытка подписать план сорвалась. Что дальше?

— Я считаю, что не сорвалась. Если одна сторона ведет себя так, вторая еще хуже ведет или еще лучше, то есть сторон нет. Есть федеральный центр, который может сказать: исполняйте федеральные законы. Вот ценности, которые есть. А стороны могут до бесконечности как угодно вести себя — ингушская, осетинская, грузинская или еще какая там. Это рабочая ситуация, будем продолжать работу.



Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 08.04.2005, стр. 3
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение