Коротко

Новости

Подробно

В Чечне уничтожен террорист номер три

спецоперация

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера в Чечне был уничтожен влиятельный полевой командир Ризван Читигов (Морпех, Американец, Химик). Он считался третьим человеком в чеченском сопротивлении после Шамиля Басаева и Доку Умарова. Пройдя спецподготовку в США, Морпех вернулся в Чечню и во время первой войны командовал танковым батальоном. Во вторую, по сведениям ФСБ, планировал провести теракты с использованием отравляющих веществ и отправлял смертников по разным городам России.


Последнее убежище Морпеха


38-летний Ризван Читигов родился и вырос в райцентре Шали. Чуть ли не половина всех жителей поселка являются родственниками или друзьями Морпеха. Для полевого командира это было, с одной стороны, хорошо: постоянно находящийся в бегах, он всегда мог найти у них приют. С другой стороны — плохо. Дело в том, что Шали — традиционно мирное село, поэтому многие бывшие друзья полевого командира в последние годы стали его врагами.

Таким образом, неудивительно, что о желании Морпеха посетить Шали, которое он передал одному из своих доверенных лиц, вскоре узнали многие. В том числе и те шалинцы, которые работают в местном угрозыске. "Мы знали, что Читигов, пережидавший зиму в Баку, должен был приехать в минувшее воскресенье,— рассказал Ъ один из местных сыщиков.— Соответственно, подготовились к встрече: пригласили кадыровский спецназ (сотрудников службы безопасности бывшего президента Чечни Ахмата Кадырова.—Ъ). Однако не знали точно, где именно поселится Читигов. Выставили скрытые засады сразу по нескольким адресам. А в ночь на понедельник забеспокоились — нигде не появляется. Думаем: может, спугнули или упустили?"

Только в ночь на среду один из оперативников случайно услышал в рации знакомый голос Морпеха: "Я здесь, у Али,— сообщал тот невидимому абоненту.— Но не могу выйти — окружили. Нужна подмога". Оперативники предположили, что разговор идет о квартире #11 в доме #10 по улице Фрунзе — она принадлежит дяде командира Али Читигову, но эту пустующую квартиру проверяли уже трижды и никого в ней не обнаружили.

В среду днем ее решили осмотреть еще раз. "Обычная нежилая 'трешка',— рассказывает один из участников спецоперации.— В одной комнате диван и пара кресел. Другая и вовсе пустая, а в третьей склад домашних консервов. Кому-то еще показалось, что за столом недавно ели: там валялись хлебные крошки, а еще вроде бы исчезла банка с огурцами. Ну, поспорили немного, пришли к выводу, что крошки старые, а все банки на месте, и пошли восвояси. Уже вышли на лестничную клетку — и в этот момент громыхнуло. Бросились обратно в квартиру, и в этот момент по нам заработал автомат".

Ризван Читигов, как выяснилось позже, приехал в Шали, как и обещал, в воскресенье. С засадой он разминулся буквально на несколько минут — вошел в квартиру, осмотрелся, выглянул в окно и увидел спецназ. Деваться боевику было некуда: дом окружили. Оставалось или прорываться с боем, или затаиться. Морпех выбрал второй вариант, благо квартира была оборудована для этих целей.

Трое суток он просидел в маленькой холодной нише, выдолбленной в несущей стене дома со стороны лоджии и прикрытой снаружи лючком из кафельной плитки. "Мы попробовали потом залезать в этот 'склеп',— рассказывает один из оперативников.— В нем и часа не просидишь, не то что трое суток. Ниша настолько маленькая, что взрослый мужчина может расположиться в ней только на четвереньках". Командир, как выяснилось позже, покидал убежище всего несколько раз — чтобы поесть, выйти на связь с подельниками (в кирпичной нише его Motorola не принимала радиосигнал) и сходить в туалет.

Вчера у Ризвана Читигова, видимо, не выдержали нервы: сразу после того, как за оперативниками захлопнулась дверь, он поторопился выбраться наружу и уронил на бетонный пол лоджии кафельный лючок. Милиционеров командир встретил автоматной стрельбой, но ни в кого не попал, зато ответными выстрелами был убит сразу.

Труп полевого командира уже опознало полпоселка. Кроме того, на груди убитого висел жетон американского морского пехотинца. "Chitigov Rizvan Umarovich. Chechnya. 1965",— было выгравировано на нем. Вместе с медальоном на цепочке висел целлофановый пакетик с молитвой на арабском языке.

Номер три


"Мы учились с Ризваном в одном классе,— рассказал Ъ один из спецназовцев Шалинского РОВД.— Потом еще много лет тусовались в одних компаниях. Многие ребята из наших прошли потом школу различных силовых ведомств: ОМОНа, СОБРа, ФСБ, десанта. При этом Ризван всегда считался самым крутым. Он с детства как будто готовился стать воином: постоянно стрелял из какого-то оружия — сначала делал самопалы, потом выменивал, покупал настоящие 'стволы'. До изнеможения тренировался, читал всякую профильную литературу. Стал, правда, не спецназовцем, а пожарным".

До конца 80-х будущий полевой командир носился по всему району за рулем пожарной водовозки, распугивая жителей "паровозным" гудком, который сам приделал на свой ЗИЛ-130. В начале перестройки молодой пожарный из Шали уехал в США, воспользовавшись услугами какого-то международного мусульманского фонда, открывшего свое представительство в Чечне. Что именно делал Ризван Читигов четыре года за границей, точно неизвестно, но вернувшись в Шали в 1994 году, он объяснил землякам, что окончил элитную диверсионно-разведывательную школу и устроился по контракту в батальон морской пехоты. Его якобы ждала карьера в ВМФ США, но на чужбине он встретился с единоверцем из Иордании Эмиром Хаттабом, который объяснил чеченцу, что в трудное для родины время он должен быть не в США, а в Чечне. И они оба отправились в Чечню.

Морпех собрал небольшой отряд земляков, сориентировав их на ваххабизм и борьбу с неверными. Первое время он воевал под руководством своего Хаттаба, командовал единственным в Ичкерии танковым батальоном (его танк чеченцы называли "машиной смерти"), который, впрочем, быстро разгромили. Тем не менее за первую войну он был награжден высшим орденом Ичкерии.

Вторую кампанию Ризван Читигов начал в Грозном, который защищал вместе со своим отрядом, потом ушел в горы. Бойцы Ризвана Читигова держали оборону в селе Дуба-Юрт у входа в Аргунское ущелье и Алхазурово, затем по тропам отступили в Грузию.

Снова заговорили о Ризване Читигове летом 2001 года. Тогда была получена оперативная информация о том, что полевой командир готовится применить против федеральных войск химическое и бактериологическое оружие. Морпех якобы встретился в ОАЭ с некими "представителями ичкерийского командования" и передал им заказ на "изготовление и переправку в Чечню ядов и отравляющих веществ на основе подручных материалов", сообщала тогда ФСБ. Его угрозы, как выяснилось, вовсе не были пустым звуком. На подпольной базе Морпеха в Гудермесском районе вскоре удалось обнаружить и изъять партию сильнодействующего яда кустарного производства рицин. Применить химическое оружие командир не успел, однако славу чеченского Химика снискал.

Летом 2002 года командир Читигов, к тому времени уже фигура даже не подчиненная, а едва ли не равноправная лидеру боевиков Шамилю Басаеву, вернулся из Панкиси в родной Шалинский район. Как член высшего военного совета Ичкерии, он собрал в родном селе совещание полевых командиров для обсуждения дальнейших действий, но ему не повезло: кто-то из местных сообщил о "сходке" федералам. Присутствовавшим на совещании генералам Читигову и Ризвану Ахмадову чудом удалось выскочить из окружения, но во время спецоперации Морпех потерял своего ближайшего друга Асламбека Абдулхаджиева (Большой Асламбек). За это боевики Ризвана Читигова через год отомстили, расстреляв мэра Шали Мусу Дакаева и нескольких человек из его окружения. Всего, только по данным РОВД Шалинского района, Морпех лично причастен к убийствам 50 местных жителей.

Однако это не означает, что Морпех был проблемой районного масштаба. Его боевики действовали чуть ли не по всей Чечне. Например, в Грозном были задержаны члены группировки во главе с тетей полевого командира Розой Санаевой, которые совершили более десяти убийств госслужащих. По данным ФСБ, за последнее время диверсантов, отправленных Ризваном Читиговым, удалось перехватить и обезвредить в разных городах России — Москве, Воронеже, Ростове-на-Дону и Самаре. Например, в Воронеже отправленный им террорист должен был взорвать кинотеатр, а такой же посланец, обезвреженный в столице, судя по изъятой у него карте, "готовился стать шахидом" на Красной площади. Один из крупных терактов ему провести все-таки удалось: в августе 1999 года по приказу Морпеха был совершен взрыв в торговом комплексе "Охотный ряд" на Манежной площади, сообщили вчера в ФСБ.

"Читигов был одним из признанных лидеров боевиков,— говорят в МВД Чечни,— ничем не уступавшим Басаеву и Умарову. А еще был примером для тех, кто собирался вступить в их банды. Поэтому мы можем сказать о том, что его ликвидация, в отличие от убийства Масхадова, настоящая победа".

СЕРГЕЙ Ъ-ДЮПИН



Комментарии
Профиль пользователя