Коротко


Подробно

Северный недовоз

За Полярным кругом погибли 29 нефтяников

авиакатастрофа

Вчера при посадке в аэропорту поселка Варандей (Ненецкий автономный округ) разбился пассажирский Ан-24, перевозящий из Перми бригаду буровиков нефтяной компании "Нарьянмарнефтегаз" (дочернее предприятие ЛУКОЙЛа). Из 53 человек, находившихся на борту, погибли 29, остальные получили ранения и ожоги. Причины катастрофы в данном случае неочевидны: опытный экипаж при идеальных погодных условиях вряд ли мог допустить какую-то ошибку в пилотировании. Участники расследования, по их словам, рассмотрят все возможные версии, но в первую очередь "тщательно обследуют матчасть" рухнувшего лайнера.


Пассажирский Ан-24 кемеровской компании "Региональные авиалинии" вылетел около 10.30 по московскому времени из аэропорта Уфы. Экипажу предстояло совершить перелет по маршруту Уфа--Пермь--Усинск (Республика Коми)--Варандей. Рейс РЛ-9288 планировался как чартерный, на нем обычно летают только рабочие нефтяной компании "Нарьянмарнефтегаз" (дочернее предприятие ЛУКОЙЛа), которые работают на скважинах в Варандее вахтовым методом — по две недели.

Из Уфы лайнер отправился без пассажиров. На борту находились только семь членов экипажа: командир, пилот-инструктор 1-го класса местного авиаотряда Виктор Попов, штурман, второй пилот-стажер, стюардесса, бортмеханик и два авиатехника. По словам помощника гендиректора аэропорта Уфа Тагира Мухамедшина, перед вылетом Ан-24 простоял у них почти сутки. За это время экипаж успел хорошо отдохнуть, а местные авиатехники — провести необходимые в таких случаях предполетные мероприятия: проверить все системы самолета и качество залитого в его баки топлива.

Благополучно добравшись до аэропорта Перми, где живет большинство рабочих-вахтовиков "Нарьянмарнефтегаза", экипаж Ан-24 забрал на борт 41 пассажира, еще четверо рабочих сели в Усинске. Около 13.30 по Москве, будучи уже на подлете к конечной точке маршрута — заполярному поселку Варандей, командир Попов вышел на связь с местным диспетчером. "На эшелоне борт вели диспетчеры Архангельского управления по контролю за движением воздушных судов,— рассказали Ъ в аэропорту Варандея.— Потом самолет попал в нашу зону ответственности, сажать борт должен был уже диспетчер аэропортовского пункта. Командир Попов доложил, что полет проходит нормально, запросил разрешение на посадку и получил его".

Посадка Ан-24 должна была проходить в абсолютно штатном, "курсантском", как говорят диспетчеры, режиме. "В таких условиях хорошо обучать посадке курсантов,— объяснили в аэропорту.— Абсолютно пустой аэродром, 24-й должен был сесть один. Идеальная погода. У нас сейчас стоит антициклон — ясно, морозно, температура держится слегка за минус 20. Воздух звенит, видимость, как мы говорим, миллион на миллион. Был, правда, боковой ветерок с востока (самолет шел на посадку курсом на северо-восток.—Ъ), но совсем слабый, 'детский', всего около 4м/с".

Как минимум десять пострадавших при авиакатастрофе находятся в тяжелом состоянии. Сегодня их должны эвакуировать из Нарьян-Мара в Архангельск

Как минимум десять пострадавших при авиакатастрофе находятся в тяжелом состоянии. Сегодня их должны эвакуировать из Нарьян-Мара в Архангельск

Фото: ФЕДОРА ЗЕМСКОВА

По словам сотрудника аэропорта, они наблюдали Ан-24 визуально, когда тот был еще в двух десятках километров, борт плавно шел на посадку. Видели они и саму катастрофу. В 13.57 лайнер был уже примерно в 5 км от аэропорта, до расчетного времени посадки ему оставалось около 6 мин. Машина находилась в так называемом посадочном режиме — шла с выпущенными шасси и закрылками на высоте около 250 м при скорости около 220 км/ч. В этот момент сначала диспетчер Варандея услышал в наушниках характерные щелчки — такие звуки обычно появляются, когда пилот пытается выйти на связь, но у него это по каким-то причинам не получается. Еще через несколько секунд все сотрудники аэропорта увидели, как 24-й круто заваливается на левое крыло, уходит в штопор и падает вниз.

Варандей — это в прямом смысле край земли. Поселок нефтяников расположен за полярным кругом, на самом берегу Северного Ледовитого океана. Здесь полностью отсутствует и проводная, и мобильная телефонная связь — поговорить с большой землей можно только по единственному спутниковому телефону, который есть у местных нефтяников. Поэтому быстрой помощи пострадавшим ожидать не приходилось.

Сотрудники аэропорта связались с ближайшими городами — Нарьян-Маром, до которого 250 км, и Архангельском, до которого около 1 тыс. км. Городские спасатели пообещали немедленно выслать вертолеты, а тем временем жители Варандея отправились к месту происшествия на гусеничных тягачах.

Преодолеть 5 км целины по заснеженной тундре им удалось довольно быстро. "Было такое впечатление, что посреди снежной равнины, где кое-где пробиваются только клочья оленьего мха и карликовые березки, кто-то зажег десятки огромных, чадящих черным дымом костров,— рассказал один из участников первой спасательной экспедиции.— Самолета как такового не было — он превратился в груды полыхающих обломков, между которыми лежали живые и мертвые люди. Звали на помощь или стонали всего несколько человек — остальные были неподвижны. Во всяком случае, отличать живых от мертвых мы в большинстве случаев могли, только пощупав пульс".

Раненых прилетевшими вертолетами доставили в больницу Нарьян-Мара. Состояние как минимум десяти пострадавших внушает врачам серьезные опасения. У них сильно обожжены кожные покровы, а своего ожогового центра в столице НАО нет. Предполагается, что уже сегодня этих людей отправят специальным санитарным рейсом в Архангельск. Погибшими сейчас числятся 29 человек. Среди них — командир экипажа Попов и его штурман.

Вчера прокуратура НАО возбудила уголовное дело "о нарушении правил полетов или подготовки к ним". Между тем сотрудники Межгосударственного авиакомитета считают, что разобраться в причинах катастрофы удастся быстро, после того как будут получены расшифровки "черных ящиков" самолета. В Архангельском управлении авианадзора Ъ сообщили, что ошибка пилота (а управлявший самолетом господин Попов налетал 14 тыс. часов) в такой ситуации маловероятна. "Теоретически ввести самолет в левый крен, конечно, возможно,— заявил Ъ главный инженер управления Рустем Хасанов.— Это могло, например, произойти, если пилот не вписывался в полосу и, маневрируя, стал слишком активно действовать закрылками или рулем поворота. Однако, учитывая идеальные погодные условия и опыт пилота, это маловероятно. Я предполагаю, что причина катастрофы технического характера — такого рода падение мог спровоцировать, например, отрыв закрылка левого крыла. Подъемная сила на левом крыле резко упала, и самолет завалился влево. Другой вариант — отказ левого двигателя. Даже в такой ситуации пилоты в принципе могли спасти машину и людей, но самолет уже шел на посадку — запаса скорости и высоты у них уже не было".

СЕРГЕЙ Ъ-ДЮПИН



Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение