Коротко

Новости

Подробно

Интервью

Геннадий Красников

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 20

генеральный конструктор концерна "Научный центр" (входит в АФК "Система")


"Философия 'чистого поля' не для России"

— Почему вы считаете, что для тех инновационных предприятий, которые уже работают в России, закон об ОЭЗ не подходит?

— Я считаю, что если закон выйдет, то для России это плюс. На протяжении многих лет шел разговор о том, что для стимулирования развития наукоемкой промышленности такой закон нужен, и опыт, который есть в других странах, показывает, что ОЭЗ дают положительный эффект. Я всегда говорил, что опыт, например, Зеленограда тоже был положительный. Правительство Москвы приняло решение о создании там технопарка и совместно с Мосгордумой освободило предприятия Зеленограда от налогов.

— Получается, что для создания особых инновационных зон не нужен федеральный закон?

— Я поясню. Почему нужен федеральный закон? Потому что после того, как у нас был введен Налоговый кодекс, все льготы были отменены и местные власти уже не имеют права их давать. Поэтому, с одной стороны, мы закон об ОЭЗ поддерживаем. Основная проблема связана с тем, что тот, кто разрабатывал закон, выбрал модель Китая и Индии, где не было серьезной наукоемкой промышленности. Эти страны создавали наукоемкую промышленность с нуля. У них не было материаловедения, не было микроэлектроники, не было атомной промышленности и т. д. Поэтому они приняли так называемую философию чистого поля, когда в чистом поле отводится участок для организации новых высокотехнологичных производств. У нас же страна другая. У нас технологии развивались десятилетиями, есть колоссальная инфраструктура, в которую уже произведены колоссальные вложения. Таким образом, подход "чистого поля", на мой взгляд, России совершенно не подходит. Легко поставить какой-нибудь цех по частным платам или цех по поверхностному монтажу, цех по литью пластмассы. Но если говорить о серьезной промышленности, то ее не поставишь "в чистом поле". Допустим, по солнечному кремнию или по микроэлектронике, потому что это колоссальная инфраструктура.

— Но ведь правительство готово вкладывать деньги в инфраструктуру особых зон. А изначальное требование для резидента промышленно-производственной зоны — минимальные инвестиции в €10 млн.

— Когда мы говорим об инфраструктуре, надо четко понимать, что для наукоемкой промышленности €10 млн — это смешно. Например, современный завод по микроэлектронике — это от €500 млн до €2-3 млрд. Более того, я с уверенностью могу сказать, что частный инвестор не будет делать микроэлектронное производство в этих зонах. Все наши компании можно пересчитать по пальцам, их всего пять по микроэлектронике. И им пришлось бы заново создавать "зонную" инфраструктуру. Чтобы вы просто представляли: это водородно-кислородные станции, азотно-компрессорные станции, это специальные очистные сооружения, это кондиционеры, кондиционная вода. Там энергетика, а не подвели электричество, тепло, воду.

— Вы считаете, что в ОЭЗ не захочет работать и иностранный инвестор?

— Иностранный инвестор тоже не придет. Я хорошо представляю себе рынок. Заново, в чистом поле, никто серьезную инфраструктуру создавать не будет, это неразумно. Чтобы иностранцы пришли и вложили с ходу, скажем, миллиард долларов, это невозможно. Я могу себе представить, когда будут вкладывать $10-50 млн, это уже будет по размерам России большой прогресс. Но $500 млн — $1,5 млрд инвестировать с ходу — это несерьезно. Когда говорят, что мы против закона об ОЗЭ из-за того, что боимся конкуренции,— нет, мы просто говорим о том, что изначально философия их построения выбрана неправильно. Получается, мы начинаем с заявления о том, что Россия — отсталая страна, что у нас никакой инфраструктуры нет, высокотехнологичной промышленности не было, и давайте все мы будем делать с нуля.

— Это единственная проблема или есть еще какие-то существенные замечания по закону?

— На самом деле замечаний по этому закону у нас много. Но то, что проигнорировали уже работающие предприятия,— это основное.

— Каким вы хотели бы видеть закон об ОЭЗ?

— Первое — изменение философии. Надо понимать, что Россия не та страна, которая стартует с нуля. Поэтому я бы сделал запятую и добавил, что промышленно-производственные зоны возможно создавать и на базе существующих высокотехнологичных предприятий. Второе, безусловно,— еще раз просмотреть закон с точки зрения налоговой нагрузки. Какой ее сделать, чтобы привлечь в зоны как можно больше отраслей, чтобы их удовлетворяли уровень и структура налогов. Потому что я так понимаю, что налоговые льготы — вещь очень сложная и, возможно, что для каких-то отдельных отраслей должен быть ряд конкретных документов, которые бы позволяли им быть конкурентоспособными с еще большей эффективностью.

Интервью взял АЛЕКСЕЙ Ъ-ШАПОВАЛОВ



Комментарии
Профиль пользователя