Коротко

Новости

Подробно

Интервью

Гарегин Тосунян

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 20

президент Ассоциации российских банков

"Понятно, что издержки хаотичного рынка после монополизации автоматически не исчезнут, а появятся не менее серьезные проблемы"


— Насколько обосновано сочетание двух функций — ликвидатора и конкурсного управляющего — в руках одной организации?

— Однозначной позиции здесь нет. Задачи страховщика, ликвидатора и конкурсного управляющего совпадают лишь частично, но и создавать отдельную структуру под каждую функцию было бы слишком расточительно. Вместо того чтобы упразднять ряд присутствовавших в АРКО направлений, сочли, что проще и эффективнее обеспечить преемственность в работе вновь созданного АСВ. Так что обе точки зрения имеют основания. Можно поспорить о полезности монополизации функций ликвидатора и конкурсного управляющего. Но когда частных управляющих насчитывалось много, это была скорее не конкуренция, а засорение рынка. Так что здесь, конечно, возникла необходимость навести порядок, хотя понятно, что издержки хаотичного рынка после монополизации автоматически не исчезнут, а появятся не менее серьезные проблемы.

— Каковы критерии, позволяющие отслеживать качество работы АСВ?

— Качество работы определяется вполне формальным параметром — удовлетворением кредиторов. Если намного ниже 100%, если удовлетворена меньшая часть кредиторов — это низкое качество работы. Ведь в любом деле важен результат, в том числе формальный показатель.

— Однако большинство банков после ликвидации оказываются банкротами.

— Это недостаток законодательства. Есть временной лаг между возникновением проблем у банка и появлением в нем ликвидатора. Для отзыва лицензии надо провести ряд предварительных действий, по закону это нельзя сделать за 15 минут. А на финансовом рынке активы можно увести в считаные минуты. Можно говорить, что ликвидаторы приходили в плохую ситуацию. Но среди банкиров были люди, боровшиеся за жизнь банка, а после них приходил ликвидатор и все терял. Так что надо разбираться в каждом конкретном случае: банкротство не всегда намеренное, и обобщать не надо.

— Но АСВ — это как раз общий случай, с единым подходом ко всем?

— АСВ не одно лицо, скорее это генподрядчик. А ликвидаторы и конкурсные управляющие персонально могут быть разными — смотря кому поручат. Так что и случай оказывается не общим, но и гарантий, конечно, нет. Поживем — увидим... Я говорил с руководством АСВ, они согласны воспринимать критику, адекватно оценивают ситуацию, не приукрашивают ее. Я не готов заранее говорить, что они не справятся. Но и идеально все не будет: на первых порах будет очень жесткое недовольство со стороны как участников рынка, так и кредиторов проблемных банков. И, по крайней мере, АСВ точно не сможет сослаться на недостаток полномочий.

— Эта ситуация коснется только АСВ?

— Ответственность Банка России как надзорного органа, с одной стороны, бесконечна — все шишки сыплются на ЦБ. С другой стороны, юридически она очень размыта. Я знаю, что первые лица в руководстве ЦБ очень переживают за происходящее. Но по вопросу о реальной ответственности ЦБ за состояние рынка пока только идет дискуссия. Эта ситуация должна быть как можно скорее разрешена. Сейчас модно говорить о социальной ответственности бизнеса, но никто не говорит о социальной ответственности власти. Никто, похоже, даже не задумывается об этом.

Интервью взял ДАНИИЛ Ъ-ЖЕЛОБАНОВ




Комментарии
Профиль пользователя