Коротко

Новости

Подробно

Россия расширяет ядерное присутствие в Иране

в обмен на хранение отработанного топлива

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

партнерство

Вчера глава Федерального агентства по атомной энергии (Росатом) Александр Румянцев и вице-президент Ирана, глава Организации по атомной энергии Ирана Голям-Реза Агазаде подписали межправительственный протокол о возврате в Россию отработанного ядерного топлива (ОЯТ) с АЭС в Бушере, а также конфиденциальный документ — график поставок в Иран свежего ядерного топлива из России. Россия, по всей видимости, согласилась не только зафиксировать конкретные сроки поставки свежего топлива, но и существенно сократить их. В обмен на это господин Агазаде распахнул двери перед российскими атомными машиностроителями, намекнув, что они будут обеспечены заказами в приоритетном порядке.


Начало визита Александра Румянцева в Тегеран не предвещало ничего хорошего в плане перспектив переговорного процесса. Переговоры с господином Агазаде начались, как и намечалось, ровно в 9.30 утра в субботу. На 11 утра было запланировано подписание документов, однако вместо протокольного обмена папками господин Румянцев и Агазаде прервали переговоры. Они были возобновлены после встречи господина Румянцева с иранским министром финансов Сафдаром Хосейни.

Все сомнения разрешились вчера во время посещения господами Румянцевым и Агазаде атомной станции в Бушере. "Честно говоря, я не ожидал, что монтажные работы так сильно продвинулись вперед",— с удовлетворением констатировал господин Румянцев после посещения реакторного и турбинного залов станции. "Меня немного беспокоит прокладка кабелей и системы водоподготовки, но мы и с этим справимся в срок",— добавил он.

Именно сроки поставок ядерного топлива, как и связанные с этим сроки энергетического пуска станции, вероятнее всего, и были яблоком раздора на переговорах. Иран настаивает на скорейшей поставке ядерных тепловыделяющих сборок — иранское руководство рассматривает завоз топлива как самую надежную гарантию того, что Америка не повторит в Иране иракский сценарий. Потому что с началом поставок ядерного топлива бушерская АЭС из обычной недостроенной атомной станции сразу превратится в объект пристального контроля (а значит, и ответственности) МАГАТЭ. России же, которая уже не первый год испытывает на себе давление Соединенных Штатов по поводу строительства АЭС в Иране, торопиться с завозом в страну свежего ядерного топлива явно невыгодно. Поэтому, скорее всего, корпорация ТВЭЛ, изготовившая топливные сборки для АЭС в Иране еще три года назад, не будет сильно спешить с началом поставок. Как известно, топливо должно быть загружено в реактор как минимум за полгода до энергетического пуска станции. Вчера же Александр Румянцев признался, что энергетический пуск станции намечен на конец 2006 года.

После подписания документов господин Румянцев внес в ситуацию новую интригу: он сообщил, что подписал с господином Агазаде "конфиденциальное соглашение о графике поставок свежего ядерного топлива".

Сроки секретного соглашения господин Румянцев, естественно, не назвал. Он сказал лишь, что эти сроки точно соответствуют технологическим процедурам сооружения атомной станции. Подробности раскрыл его иранский коллега: по словам господина Агазаде, шесть месяцев будут вестись интенсивные монтажные работы, три месяца будут длиться испытания оборудования и еще шесть месяцев — пусконаладочные работы. Таким образом, исходя из слов господина Агазаде, можно сделать вывод, что топливо может быть поставлено не ранее декабря 2005 года, но и не позднее мая 2006-го. Вслед за этим господин Агазаде, видимо весьма довольный достигнутыми договоренностями, нарисовал радужные перспективы перед российскими атомщиками, назвав Россию "приоритетным партнером Ирана в сфере развития атомной энергетики". А это значит, что российские предприятия обрели хорошие шансы получить заказы на постройку еще как минимум шести ядерных блоков каждый мощностью тысяча мегаватт.

Что же касается возвращения и хранения ОЯТ, которые должен оплатить России Иран, то цены на эти услуги ни в протоколе, ни в дополнении к топливному контракту не зафиксированы. "Записывать сейчас в соглашение цену, которая сложится на рынке в 2014-2015 году (а раньше мы это ОЯТ в Россию не вернем), не имеем смысла. Главное, мы устанавливаем принципы, согласно которым право собственности на отработавшее топливо переходит к нам, а цены будут определяться исходя из мировой практики",— пояснил Ъ вице-президент компании ТВЭЛ Антон Боденков. Столь длинный цикл обращения ядерного топлива, по словам господина Боденкова, обусловлен технологическими особенностями — загружаемое топливо будет работать в реакторе четыре года, а затем в течение не менее пяти лет будет выдерживаться в бассейне пристанционного хранилища. На практике же этот период длится еще дольше, подчеркнул господин Боденков.

АЛЕНА Ъ-КОРНЫШЕВА, Тегеран--Бушер




Комментарии
Профиль пользователя