Коротко

Новости

Подробно

Офицеры постояли за армию

против курса ее командиров

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

второй фронт

В субботу в Москве делегаты Всероссийского офицерского собрания — около 600 отставных и действующих офицеров из 50 регионов страны — собрались, чтобы обсудить "катастрофические итоги военной реформы". В здание Российской академии государственной службы на проспекте Вернадского, где офицеры заранее арендовали зал для проведения мероприятия, их не пустили "по техническим причинам", поэтому резолюцию о создании офицерских дружин, призванных восстанавливать боеспособность армии снизу, участники собрания принимали прямо на улице.


Рано утром в субботу, еще до того, как офицеры стали собираться у станции метро "Юго-Западная", здание Российской академии госслужбы (РАГС) оцепила милиция. Недалеко от главного подъезда академии остановился автобус с ОМОНом. Даже сотрудников академии милиционеры пропускали к зданию неохотно — просьбой предъявить документы дело не ограничивалось, нужно было объяснить цель посещения здания. У помощника председателя правительства, отставного генерал-лейтенанта Владимира Шаманова постоянный пропуск в РАГС был. Вместе с ним к крыльцу академии прошли организаторы собрания — генерал-полковник Леонид Ивашов, депутат Госдумы генерал армии Игорь Родионов и верховный атаман Союза казаков России Александр Мартынов. Впрочем, дальше крыльца они не прошли — вахтер на входе, сославшись на указание ректора РАГС Владимира Егорова, сообщил, что в конференц-зале академии нет света, поэтому в зал никого пускать нельзя. Господа Ивашов и Родионов растерянно молчали, господин Шаманов, напротив, начал энергично возмущаться: "Пора заканчивать прятаться от собственного народа! — сказал он корреспонденту Ъ.— Министр обороны Иванов уехал в Екатеринбург вручать награды. Конечно, это проще, чем слушать нелицеприятные вещи". После этого господин Шаманов скрылся в здании (не пропустить помощника премьера вахтер не решился), пообещав договориться о предоставлении зала. Договориться, однако, ему не удалось.

Леонид Ивашов рассказал корреспонденту Ъ, что вначале предполагалось провести собрание в Культурном центре вооруженных сил (бывший Центральный дом Советской армии), но Минобороны отказалось предоставить зал, тогда оргкомитет офицерского собрания арендовал помещение в РАГС. "Мы все оплатили как полагается, заключили договор, а теперь света нет. Позор",— сказал генерал. В этот момент к нему подошли два милицейских полковника и прокурор Никулинского района Москвы. Они интересовались, когда офицеры (а за оцеплением уже собралось несколько сотен участников собрания) планируют расходиться. "Сейчас проведем собрание на улице и разойдемся",— сказал господин Ивашов. "Товарищ генерал, на улице нельзя, это будет несанкционированный митинг",— убеждал генерала полковник Олег Драгулян, начальник милиции общественной безопасности Западного округа, однако грозить применением силы постеснялся. После непродолжительных переговоров компромисс был найден: офицеры освобождают проезд к зданию академии, уходят на пешеходную аллею в ста метрах и проводят свое собрание там. Милиция никаких действий не предпринимает, продолжая следить за порядком. "Скомандуйте, чтобы люди отошли, у вас же командный голос",— попросил господина Ивашова милиционер. Господин Ивашов пообещал скомандовать.

Когда господа Ивашов, Родионов и Мартынов подошли к участникам собрания, тех уже вовсю агитировал лидер Союза офицеров Станислав Терехов. Он призывал брать академию штурмом и вместе бороться "против иудеонацизма". "Станислав,— взял его за рукав Леонид Ивашов,— не надо про евреев, пообещай мне, что больше никаких евреев". Господин Терехов отдал ему мегафон, и Леонид Ивашов скомандовал: "Строиться в колонну по двадцать, на вон ту аллею — шагом марш!" Офицеры команду выполнили. Пока они шли, господин Ивашов общался с журналистами. Он говорил, что "идея провести собрание возникла после Беслана, когда президент признал, что России объявлена война". "Победить в этой войне без укрепления армии нельзя,— добавил господин Ивашов.— А армия находится в плачевном состоянии. Мы хотели его обсудить, а у них в зале света нет".

На аллее вдоль пешеходной дорожки лежал снег. Господа Ивашов, Терехов, Мартынов и Родионов вскарабкались на один из сугробов. Первым выступил Игорь Родионов. "Итоги военной реформы близки к катастрофическим,— сказал он.— Это касается боеготовности армии и флота, укомплектования их офицерским составом, социальной защиты военнослужащих и членов их семей". Леонид Ивашов, выступавший следом, призвал офицеров "быть готовыми к обороне против не только внешнего, но и внутреннего врага". Что это за враг, он не уточнил, но сказал: "Мы не призываем к перевороту, но поворот с того курса, которым сейчас Россию ведут к гибели, должен произойти". "Офицерское собрание должно держать под своим контролем мобилизационные возможности всего офицерского состава страны",— поставил цель господин Ивашов. Александр Мартынов уточнил: "Бывших офицеров не бывает. Отставники должны стать основой народного ополчения, которое остановит сползание страны в пропасть". Слова о народном ополчении в финальной резолюции трансформировались во фразу об "офицерских дружинах", призванных обеспечить боеготовность армии. Также собрание рекомендовало провести аналогичные мероприятия во всех подразделениях Минобороны, а 23 февраля принять участие во всероссийском марше протеста. Приняв эту резолюцию, офицеры разошлись.

ОЛЕГ Ъ-КАШИН



Комментарии
Профиль пользователя