Коротко

Новости

Подробно

Место встречи — 13-й участок

Итан Хоук в боевике о дружбе полицейского и гангстера

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

премьера кино

Новогодний боевик о вынужденной дружбе полицейского с гангстером "Нападение на 13-й участок" (Assault on Precinct 13) имеет хорошую родословную, уходящую корнями в 50-е. Этот ремейк одноименного триллера Джона Карпентера 1976 года, вдохновленного, в свою очередь, вестерном Ховарда Хоукса "Рио Браво", использует проверенную сюжетную идею осады: "наши" окапываются в замкнутом помещении, а "подонки" их оттуда выкуривают. В том, что разделение на плохих и хороших относительно, снова убедилась ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА.


Новое "Нападение" спродюсировано небольшой французской компанией, ангажировавшей в качестве режиссера аккуратненького старательного Жана Франсуа Рише, для которого это первая американская работа, но наверняка не последняя. Хотя англоязычная пресса проницательно заметила, что Жан Франсуа Рише отнюдь не Джон Карпентер, тем не менее он продемонстрировал уверенную руку и вкус к аморальному идиотизму и бессмысленной жестокости, на которых замешаны лучшие вестерны. При этом картина не лишена интеллигентности — по картинке напоминает "Охотников за разумом", тоже снятых оператором Робертом Ганцем, а присутствие в главной роли Итана Хоука с его вечно изнуренным неведомыми трагическими переживаниями лицом накладывает на кровавую резню и перестрелки оттенок неврастении, рефлексии и мучительного самоанализа.

Фильм начинается с пролога, который можно условно озаглавить "Засаду в Марьиной Роще перебили". Бритоголовый Итан Хоук изображает уголовника достаточно зверским образом, чтобы напугать неподготовленного зрителя, но, как выясняется, не настолько убедительно, чтобы настоящие бандиты не раскусили переодетых копов. Потеряв в перестрелке двух друзей, герой погружается в пучину алкоголя и наркотиков, проявляя себя как самый эмоциональный и впечатлительный человек в этом фильме. Подтверждает это и романтический телесный пейзаж чувствительного полицейского: на левой груди у него вытатуирована бабочка, на плече — лошадиная головка, на холке — в качестве не то родового девиза, не то штампа ОТК — написано "semper fidelis", то бишь "всегда верен".

Второй центральный персонаж с лучшей стороны охарактеризован в эпизоде, напоминающем о гибели пытавшегося протыриться в банду муровца Васи Векшина: Лоуренс Фишберн (известный в некоторых кругах также как Морфеус) по итогам небольшой дискуссии на церковной скамеечке невозмутимо втыкает заточку в шею сидящего рядом собеседника. Фишберн от души играет главного детройтского бандита, "черного Распутина", выжившего после шести пуль и однажды вырвавшего кому-то позвоночник (впрочем, у страха глаза велики — в дальнейшем выясняется, что это был всего лишь кадык).

Двое столь разных мужчин (наряду с несколькими второстепенными, но тоже колоритными типами) волею придурковатой кинодраматургической судьбы застревают новогодней ночью в запорошенном полицейском участке, предназначенном под снос и похожем на те дома, которые в фильмах того же Карпентера осаждают полчища голодных мертвецов или вампиров. Кругом пурга, телефоны не работают, и разве что голодные волки не выходят из начинающегося за порогом леса. Зато форменным волком глядит рубоповец — Гэбриел Бирн, оборотень в погонах, стремящий ликвидировать "черного Распутина" как свидетеля. Так что теперь, в духе новейших тенденций, 13-й участок осаждают не преступники, а коррумпированные полицейские. Чтобы отразить нападение, оказавшимся внутри работникам опорного пункта и нескольким арестантам приходится временно похерить разделяющие их непримиримые противоречия и сражаться бок о бок. Столь амбивалентная этически ситуация рождает широкий спектр мнений: от старческого брюзжания без пяти минут пенсионера (Брайан Деннехи) до истерического воодушевления засаленного нечесаного наркомана (Джон Легизамо), у которого давно чесались руки взять саблю и порубить рубоповца в капусту. Так или иначе, каждому из персонажей фильма придется окропить снег красненьким, включая двух, к сожалению, не ослепительной красоты женщин. Одна — участковая секретутка в "сексуальных сапожках" (Дреа Де Маттео), другая — зашедшая присмотреть за сержантом блондинка-психолог со сменной обувью (Мария Белло). Под предлогом застрявшей в сугробе машины она остается в участке, переобувается из унтов в босоножки и при каждом выстреле из базуки или взрыве гранаты падает в объятия сержанта. Однако существа на каблуках — скорее комический элемент в этом фильме, где по-настоящему важны только мужские отношения, оказывающиеся надежнее и честнее профессионального долга и моральных норм.


Комментарии
Профиль пользователя