Коротко

Новости

Подробно

Танцоры достучались до зрителей

"Riverdance" гостит в Кремле

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

гастроли шоу

В Кремлевском дворце выступает всемирно известный "Riverdance" — самое успешное шоу рубежа столетий. ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА считает, что за десять лет своей жизни Riverdance слегка поблек, но обаяния все-таки не утратил.


Мода на ирландскую чечетку, захлестнувшая мир в последние годы, возникла именно благодаря "Riverdance". Сверхуспешное шоу проехало по свету в общей сложности 500 тыс. миль, "живьем" его посмотрело 18 млн человек, а количество проданных (непиратских!) DVD и видео приближается к 10 млн. Никто, в том числе и создатели "Riverdance", не могли и мечтать о таком триумфе. Шоу родилось в Дублине почти случайно: его будущий хореограф и первый танцовщик Майкл Флетли сплясал на "Евровидении", заполнив паузу между песнями. Его номер имел такой успех, что продюсер Мойра Дохерти и композитор Билл Уэлан решили растянуть его на целое шоу. Ирландский фольклор подкрепили другими видами чечетки, пригласив в шоу испанку с ее сапатеадо, пару американских негров-степистов и артистов ансамбля Моисеева, которые, впрочем, в русских дробях были не сильны, зато лихо наворачивали фирменные трюки.

Секрет последующего феноменального успеха "Riverdance" объяснить непросто — миллионов ирландцев, рассеянных по миру, на десять лет триумфа все равно не хватило бы. Шоу не злоупотребляет сценическими эффектами. Артисты одеты подчеркнуто скромно (впрочем, сейчас костюмы постарались сделать побогаче — и напрасно). В "Riverdance" нет сюжета, сверхоригинальных номеров и мировых звезд. Возможно, мир и жаждал как раз такой честной бесхитростности: умно и умеренно осовремененный фольклор, патриотическая тема без назидательности и удивительно сбалансированная программа, в которой мерно чередуются танец, музыка и пение, шутки сменяются сентиментальностью, а простота соседствует с виртуозностью. Чтобы удовлетворить спрос, шоу пришлось клонировать. Три труппы-клона назвали по именам ирландских рек — к нам приехала "Авока", обслуживающая Европу и Азию.

Несмотря на то что Москву четыре сезона подряд насиловал "Lord of the dance" (шоу того же Майкла Флетли, сделанное бывшим первым танцовщиком "Riverdance" в пику оригиналу), москвичи не пресытились "ирландщиной" — конец очереди в Кутафью башню растворялся в глубинах Александровского сада. От знакомого по кассетам "Riverdance" эпохи расцвета нынешнее шоу в Кремле отличалось еще более скромным сценическим дизайном (прямоугольный экран-задник съежился до квадрата, и величественные видеопейзажи природы сменились рисованными картинками), малолюдством (урезан состав мужского кордебалета и хора, а от серьезного оркестра осталось пять человек) и ухудшением качества исполнителей. Солисты "Авоки" лишили публику весьма существенных эффектов: исчезла роскошная музыкальная перепалка забористой скрипки с буйными кастаньетами — наверное, оттого, что флегматичная испанская красавица Ребека Матеос Моранте ими просто не владеет. Негр-чечеточник ДеАндре Льюис Вульф изъял из своего танца пробег по вертикальной стене с последующим сальто — похоже, на цирковые подвиги предшественника он не способен. Рыхловатая короткошеяя прима Сюзан Гиннети — с отнюдь не взрывным прыжком и не слишком подвижной стопой — оказалась не лучшей заменой первой исполнительнице, а долговязый премьер Джо Мориарти со своими сведенными лопатками и по-гусиному вытянутой шеей не тянул ни на роль героя-любовника, ни на лавры виртуоза заносок.

Впрочем, тем, кто видел шоу впервые, невыгодные сравнения отнюдь не мешали. В первом отделении, правда, ирландцы выглядели слегка оцепеневшими — настолько, что записанный на фонограмму агрессивный стук чечетки (а без "фанеры" "Riverdance" не танцевали никогда — слишком велик риск "грязи", когда одновременно дробят две дюжины исполнителей) явно расходился с его вялой имитацией кордебалетом, не выделывающим чуть ли не треть ударов. Во втором акте, где действие переносится в Америку, а перепляс ирландцев с неграми идет "вживую" (к поясу танцовщиков прикреплены звуковые усилители), дело пошло веселее: артисты забили ногами с подлинным азартом, чечетка достигла вершин виртуозности, публика обрадованно засвистала, захлопала, заулюлюкала. Русские тоже не подкачали: попурри из обломков несочетаемых танцев моисеевского репертуара (от "Ночи на Лысой горе" до "Класс-концерта") шестерка трюкачей исполнила с академической легкостью — особым изяществом отличались три бывших артиста ансамбля. Словом, зрители остались довольны.

Понятно, что десять лет из вечера в вечер делать одно и то же — занятие не из зажигательных. Московские гастроли показали обе стороны успеха — и подневольную лямку концертного конвейера, и искру того настоящего искусства, которым "Riverdance" увлек весь мир. И если работники прибыльного предприятия еще способны эту искру высекать, значит, show must go on.


Комментарии
Профиль пользователя