Коротко

Новости

Подробно

Любовь к Ближнему

Владимир Путин простил долги Сирии

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

дружба народов

Вчера президент России Владимир Путин встретился в Кремле с президентом Сирии Башаром Асадом и, как и предсказывал Ъ 24 января, урегулировал с ним государственный долг Сирии нашей стране. У патриотов России, одним из которых считает себя специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ, по итогам переговоров появились вопросы.


Башар Асад и Владимир Путин провели в Кремле полдня. Ближневосточный лидер хотел списать все то, что его страна должна России, но все равно никогда не отдаст (больше $13 млрд). Владимир Путин давал понять, что это не исключено, но хотел, чтобы ему дали понять, а что ему за это будет.

Переговоры проходили в узком и расширенном составе и продолжались довольно долго. Из переговорной комнаты в зал для пресс-конференций члены многочисленной сирийской делегации выходили частями. Сирийские журналисты всякий раз приветствовали их аплодисментами, стоя. И, как показала жизнь, не зря.

Владимир Путин, когда в присутствии журналистов была подписана декларация о сотрудничестве, выступал довольно долго — впрочем, ничем мир не удивил. Урегулирование на Ближнем Востоке, в его изложении, должно опираться на международные нормы, на резолюции ООН и документы Мадридской конференции. Ни слова не было сказано об особой роли России в этом вопросе. Это могло означать, что президент России адекватно оценивает эту роль.

Президент России говорил о том, что обсуждал с Башаром Асадом проблему борьбы с терроризмом, и что в этом деле будет расширено взаимодействие российских и сирийских спецслужб, и что даже Министерство обороны России поучаствует в этом проекте. Позже министр обороны РФ Сергей Иванов настаивал на том, что на переговорах не обсуждались поставки российской военной техники в Сирию, а министр обороны нужен был Владимиру Путину на этих переговорах именно для борьбы с терроризмом. Ну и ладно. Их дело — предложить такую версию, наше дело — выслушать.

Башар Асад в первую очередь сказал о самом главном для него. Он сказал, что цель переговоров достигнута: решение про поводу задолженности принято. Когда он заявил, что это решение даст мощнейший толчок нашим двусторонним отношениям, стало ясно, что это решение ему нравится.

Если Россия и правда решила простить часть долга Сирии, то очевидно, что она должна что-то получить за это. Следующие слова Башара Асада должны были прояснить, что именно. Он должен был взамен хотя бы намекнуть, из-за чего теперь Россию следует считать полноценным участником ближневосточного урегулирования. Она должна была сделать серьезный вступительный взнос в этот процесс. И вот, казалось бы, сделала. Долг урегулирован.

Но чем дольше говорил Башар Асад, тем понятнее становилось, что Сирия, как и весь арабский мир, мертво стоит на всех своих прежних позициях. Башар Асад требовал вывода всех оккупационных войск с палестинской территории и установления суверенитета Палестины в границах 1967 года. Он говорил о палестинском государстве со столицей в Иерусалиме и о том, что все заинтересованные стороны должны хранить верность Бейрутской, а не Мадридской инициативе.

Оставалось надеяться, что Сирия хоть что-нибудь все-таки пообещала России за ее нечеловеческую доброту, но выполнит обещание не сразу, а, допустим, в ближайшее время. Бывает же и такое.

— Мы выражаем полную поддержку политики Владимира Путина,— заявил на прощание Башар Асад, решительно встав таким образом на защиту идеи монетизации льгот.

То есть на этой встрече он демонстративно так и не отдал ни одной политической позиции. Мало ему дали, что ли?

Через несколько минут выяснилось, что много. Министр финансов РФ Алексей Кудрин рассказал, что общий долг сирийцев россиянам, не погашавшийся в течение последних десяти лет, составлял $13,4 млрд. Общий объем списания составит 71,3% этой суммы (см. материал на этой же странице).

Даже арабские журналисты были удивлены таким исходом дела.

— А какая будет моральная компенсация России за то, что она простила долг? — удивленно и с каким-то подозрением спросил Алексея Кудрина сирийский журналист.

Он, видимо, не верил, что обещания будут выполнены. Слишком уж дивными они ему казались. А жизнь уже успела научить его, что за все в ней надо платить.

— Россия получит доходы, не запланированные в бюджете,— невозмутимо ответил Алексей Кудрин.— Уже в этом году нам будет перечислено 170 миллионов долларов США.

Вот что является для министра финансов моральной компенсацией.

— Ну и что ты спросил-то? — по-русски отчитывал сирийского журналиста израильский, когда Алексей Кудрин пошел к выходу.— Не про моральную компенсацию надо было спрашивать, а про политическую!

— Да я же ее и имел в виду,— расстроенно оправдывался сириец.

АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ



Комментарии
Профиль пользователя